Глава 1

Мокрые ветви нещадно хлестали по лицу, а узловатые корни так и норовили уцепиться за ноги, которые, словно обретя собственные глаза, ловко перепрыгивали через ямы, камни и поваленные деревья. Капюшон снова соскользнул назад, и промозглая морось сыпалась за воротник, ледяными струйками сбегая по разгоряченной спине. Отсветы царапающих небо молний выхватывали из полумрака коротко остриженные светлые волосы, дождевые капли, застрявшие в покрывающей щеки щетине и глубоко посаженные цепкие глаза, всматривающиеся в зеленоватый туман. В ушах гулко бухало сердце, но, заглушая его, в них еще стояло эхо чьего-то отчаянного крика.

- База, это третий, база, вызывает третий, ответьте! - человек перешел на шаг, подняв руку к уху и вслушиваясь в шум радиопомех, - третий вызывает базу!

Ответом был только шелест дождя, смешивающийся с трескучим шепотом эфира.

- Общий вызов! Общий вызов! Вызывает третий, ответьте!

Молчание.

- Черт! – человек вскинул винтовку к плечу и снова побежал, пристально обшаривая взглядом окружающий лес и ловя глазами каждое подозрительное движение. По голове и плечам забарабанили крупные капли начавшегося ливня, а предрассветные сумерки сгустились так, будто день сегодня решил сразу смениться ночью, даже не успев толком начаться.

До лагеря оставалось около полукилометра, когда человек резко остановился, к чему-то прислушиваясь. Так и есть! Кто-то двигался ему навстречу, причем, не особо беспокоясь быть замеченным. Треск ломаемых веток и тяжелое захлебывающееся дыхание далеко разносились по затянутому сырой мглой лесу. Определив направление, человек пригнулся и беззвучно растворился в изумрудной листве.

Впереди, между деревьями мелькнул грузный силуэт в камуфляжной куртке. Человек прищурился и, тихо выругавшись, вышел из-за дерева.

- Лемех!…

Только благодаря отменной реакции, он успел выбросить вперед руку и отвести в сторону наведенный на него ствол.

- Лемех, это я!!!

С шумным вздохом облегчения беглец уронил руки и почти повалился на товарища.

- Иган? Ты? Ты где был? – слова с трудом прорывались сквозь тяжелое, с присвистом, сопение.

Тот, кого назвали Иганом, отстранил его от себя и бегло осмотрел. Спутавшиеся, облепившие лицо мокрые волосы, перепачканный в грязи комбинезон, и бегающий по сторонам, испуганный взгляд голубых глаз – чтобы довести бывалого Лемеха до такого состояния, требовалось что-то действительно экстраординарное.

- Я патрулировал свой сектор, а вот что здесь делаешь ты, Лемех? Что там случилось? Кто стрелял?

- Они все мертвы! Все!

- Кто все?

- Все! Лагерь уничтожен! Нам всем крышка! – было странно слышать в голосе здорового мужика откровенно хнычущие нотки.

- ЧТО СЛУЧИЛОСЬ!? – Иган обхватил Лемеха за плечи и крепко встряхнул. Но даже сквозь толстую утепленную куртку он почувствовал, что тот весь дрожит.

- Я не знаю, Иган, клянусь, - взгляд Лемеха, наконец, сфокусировался на собеседнике, - но они все мертвы.

- Каким образом!? Кто их убил!? Когда!?

- Понятия не имею, я услышал по рации крики и выстрелы и побежал выяснять, в чем дело.

- И что?

- На дороге я встретил Свешника, и дальше мы пошли вместе. На подходе к лагерю он оставил меня прикрывать, а сам двинулся вперед один.

- Что с лагерем?

- Он уничтожен! - Лемех, то и дело оглядываясь по сторонам, переминался с ноги на ногу, как будто ему нестерпимо приспичило в туалет, - Я близко не подходил, видел только разорванные палатки и втоптанный в землю джип.

- Как это, «втоптанный»?

- А так! Будто на нем великан какой-то скакал, - вспышка молнии расчертила тенями искаженное от страха лицо, - Я понятия не имею, что там произошло!

- Ладно, рассказывай дальше, только быстро.

- Я не знаю, что случилось потом… - Лемех снова начал поскуливать.

- В смысле? – продолжал наседать на него Иган.

- То есть, я… я что-то видел, но не могу это объяснить…

- Хватит, не томи! Что ты видел?

- Там, за дождем и в тумане было не очень хорошо видно, но Свешник вдруг что-то крикнул и открыл огонь.

- В кого он стрелял?

- Не знаю, я никого не видел… - Лемех умолк.

- Ну?

- А потом…

- Что!? Что потом? – каждое следующее слово приходилось вытаскивать из несчастного чуть ли не клещами.

- Потом он… развалился.

- ??? – Иган и сам запнулся, подыскивая слова.

- Проклятье!!! – взорвался Лемех, - я никогда не видел ничего подобного, хотя повидал на своем веку всякое! На моих глазах люди подрывались на минах, их разрывало пулями из крупнокалиберного пулемета, при мне человека загрызла разъяренная львица, но тут…

- Так что же все-таки случилось со Свешником? Ты расскажешь или нет!?

- Он просто развалился на части, как разрезаемая на чипсы картофелина из рекламного ролика. Вот стоит человек, и бац – россыпь падающих в грязь ломтиков. Ни криков, ни хруста костей, ни моря крови, - Лемех посмотрел Игану в глаза, - только колыхание тумана и тишина. И тут мне вдруг стало так жутко, что я развернулся и просто побежал, не разбирая дороги. Неважно куда, лишь бы подальше от того места.

- Почему ты не отвечал? Я делал общий вызов!

- Я? – Лемех схватился рукой за ухо, - вот черт! Я гарнитуру где-то посеял.

- Идиот! – Иган перехватил винтовку, - ладно, пошли.

- Куда?

- Обратно в лагерь. Надо же разобраться, что там стряслось!

- Нет-нет! – Лемех попятился и замахал руками, - я туда ни ногой! Даже не уговаривай!

- Обеспечение безопасности Охоты – наша обязанность!

- Иган, ты что, оглох? Они все мертвы! Охота окончена. Нам надо поскорее убираться отсюда.

- Возможно, кто-то еще жив, мы должны им помочь!

- Только без меня, мне моя шкура дороже.

- Вот как? – в голосе Игана зазвенел металл.

- Да, вот так! - Лемех сделал еще шаг назад, - ты не видел того, что видел я. Там нам делать нечего. В конце концов, в контракте есть пункт, где говорится, что в случае невозможности продолжать двигаться вместе с группой, человек должен самостоятельно выбираться в пункт сбора и, если необходимо, вызывать эвакуацию. Именно это я и собираюсь сделать.

- А как же группа?

- Опомнись, Иган! Группы больше нет!

- Лемех, прекрати истерику! – рявкнул тот в ответ, - здесь на несколько километров вокруг нет никого крупнее зайца, никого и ничего, что могло сотворить все то, что ты рассказываешь! Меня всерьез беспокоят лишь две возможности: либо нагрянувшие легавые, либо наймиты, присланные за кем-то из наших клиентов. И те, и другие – люди из плоти и крови, с которыми, если потребуется, мы вполне способны поговорить по душам. Пошли уже!

- Люди?! Черта с два! – лицо Лемеха перекосило судорогой, - при виде людей, даже вооруженных до зубов, так не кричат. Ты же сам слышал! Разве нет?

Иган на секунду задумался. В его простой и понятной схеме и в самом деле присутствовал ряд нестыковок, начиная с так и не подавшей голоса многоуровневой системы охраны периметра и заканчивая до смерти перепуганным Лемехом, которого он знал уже не первый год. Человека, когда-то в одиночку совершавшего отчаянные диверсионные рейды, было крайне непросто довести до состояния,столь близкого к панике.

- У тебя есть какие-нибудь предположения?

- Я… я думаю… - того снова затрясло, - мне кажется, что это… ОН.

- Кто!?

- Только не называй его! – умоляюще воскликнул Лемех, озираясь по сторонам.

- Кто, «ОН»? Ты можешь выражаться яснее!?

- Помнишь, о чем мы говорили вчера вечером у костра? Песни всякие распевали… Сенатор Парчин даже тост предложил, помнишь?

- Про…

- Не называй!!! – почти взвизгнул Лемех и, подскочив к Игану, зажал ему рот грязной, пахнущей перепрелой листвой ладонью.

- Ну, знаешь… - протянул Иган, высвободившись из его объятий, - сколько же ты вчера выпил?

- Ты хотел знать мое мнение – я его высказал! Думай что хочешь, делай что хочешь, а я сваливаю! Немедленно!

- Никуда ты не пойдешь! Ты меня слышишь!? А будешь еще ныть, я тебя… что это?

Они оба застыли, сквозь шум дождя прислушиваясь к приближающемуся звуку.

- Это машина! Ребята возвращаются!

- Возвращаются? Откуда?

- Моха и Парчин ездили силки проверять.

- Почему я об этом ничего не знаю!?

- Это же недолго – одна нога здесь, другая там…

- Придурки! – Иган сорвался с места, - погнали! Мы должны их перехватить!

Двое мужчин помчались через лес в сторону дороги, стремясь опередить мчащийся джип. Гудение мотора быстро приближалось, впереди, между деревьев, промелькнул свет фар.

- Лемех, поднажми!

Неожиданно, с интервалом примерно в секунду, раздались два громких глухих удара, послышался чей-то короткий и тут же оборвавшийся крик и звон разбитого стекла. Огонек дернулся и исчез. Иган резко остановился, и Лемех чуть не налетел на него.

- Что это было? – нахмурился Иган, и тут же, словно в ответ на его вопрос, над их головами раздался оглушительный треск и скрежет.

Ломая ветки, в туче щепок и сорванных листьев, искореженный джип рухнул на землю в нескольких метрах перед ними, застыв бесформенной грудой металла и поскрипывая задранным вверх единственным уцелевшим колесом. В развороченном боку машины зияли три глубоких разреза, рассекавших кузов почти напополам. Ярко-красные струйки крови смешивались с бурым электролитом, вытекающим из аккумуляторов и, подгоняемые потоками дождя, с тихим журчанием сбегали по заляпанному грязью днищу. Тишину нарушал только шелест сыплющихся сверху листьев и жалобное поскуливание включившейся сигнализации…