Просто фантастика 1

В феврале две тысячи шестнадцатого года в Монголии на Мунка-Сердык пропали семь альпинистов. Группа прибыла из России, зарегистрировалась у пограничников в Ханхе и через два часа была на турбазе. Подъем на Мунка-Сердык с монгольской стороны считался технически проще, чем с российской, где действовал запрет на восхождение, так что ничто не предвещало беды. Даже резкое ухудшение погоды вопреки недавнему прогнозу, не вызвало тревоги потому что группа состояла в основном из опытных альпинистов-экстремалов. К тому же на середине маршрута находилась хижина, где они могли бы укрыться, тем не менее, на связь группа так и не вышла. Едва метель поутихла, спасательная команда попыталась пробиться к седловине горы, решив, что группа застряла на ней, но видимость опять упала до нуля. Ясно одно - альпинисты попали в мертвую зону с непредсказуемой погодой, но что с ними стало потом, неизвестно. Как только позволили погодные условия, спасательный отряд возобновил поиски, двинувшись к хижине. Но, ни в ней, ни на тропе, не было и намека на присутствие людей. Группа исчезла бесследно. Как ни искали, ни тел, ни следов, так не нашли. Через неделю, с последней исчезнувшей надеждой, поиски были прекращены. А группа восхождения из пяти мужчин и двух женщин очнулась в незнакомом помещении среди странных людей. Сперва подумалось, что они, каким-то образом, угодили на фестиваль ролевиков. Только больно уж китайцы в доспехах древних воинов и парни, изображающие викингов, выглядели по-настоящему потрепанными, и смотрели с мрачной настороженностью, словно ожидали от вновь прибывших неприятного сюрприза. Держались две эти группы, обособлено и чуть ли не враждебно друг к дружке. Приглядевшись, альпинисты поняли, что составляли их, отнюдь не увлеченные ролевой игрой ребята студенты, а серьезные мужики среднего возраста, к тому же среди скандинавов находились еще и две расхристанные девицы. Да и численностью разнились: китайцев было восемь человек, тогда как викингов всего шестеро.

- Странно, откуда здесь так много рисовых глазок? – пробормотал Митя, самый младший среди альпинистов, поглядывая в сторону китайцев.

- Митя, - одернула его Светлана коротко стриженая блондинка лет тридцати. – Будь повежливее.

Как преподаватель вуза она имела право выговаривать ему, студенту, заканчивавшего правда другой вуз.

- На ребят-ролевиков совсем непохожи, - исподволь присматривался к ним Митя, делая вид, что роется в своем рюкзаке, приковавший внимание викингов из-за того, что парень умудрился стащить его с плеч вместе с курткой. – Те над своим снаряжением чуть ли не трясутся, а эти, - кивнул он на скандинавов, - свалили все в одну кучу.

- Да уж, неприветливо встречают, - нервно хмыкнул Слава, помогая снять тяжелый рюкзак с плеч своей, только что очнувшейся, спутницы.

- Вот-вот, - поддержал Митя. – Ролевики сразу идут знакомиться: чё, как, да откуда? А эти волками смотрят, - все больше обижался он. – Может самим подойти?

- Да сиди ты! – шикнул на него в сердцах Сергей.

– Что-то тут не так. Не по себе как-то.

- А вы вокруг посмотрите, - мрачно предложил Слава, поддерживая очухавшуюся Юлю за плечи.

И все шестеро внимательно огляделись. Помещение казалось достаточно просторным, чтобы в нем, не стесняя друг друга, разместились три группы. Белые скругленные стены и потолок не имели углов и были бугристы. Бугры, то выступали неясными выпуклостями, то поднимались над поверхностью пола пологими холмиками, на которых можно было не только удобно сидеть, но и лежать, при этом бугры, каким-то образом, принимали длину и ширину человеческого тела. Потолочные выпуклости испускали неназойливо мягкий, казавшийся естественным, свет.

- Похоже на технологии будущего. Какой-то минимализм, - предположил, осматриваясь, Игорь.

- Не «похоже», а так оно и есть, - назидательно поправила его Светлана. – Мы в будущем.

- Нет, - покачал головой Нет Нетыч одевая очки и разглядывая ближайший холм.

Старшего группы прозвали так за его привычку все сказанное начинать со слова: «нет». На самом деле Нет Нетыча звали Станиславом Семеновичем, был он альпинистом с немалым стажем, и по совместительству удачливым предпринимателем.

- Здесь все внеземного происхождения, - уверенно заключил он свое наблюдение.

- Меня не так напрягает внеземная обстановка, как то, что замкнутое помещение полно здоровых мужиков не хило вооруженных холодным оружием, - все больше беспокоился Сергей, оценивая окружающую обстановку.

- Ну и мы тоже вроде бы не с голыми руками, - кивнул на свой ледоруб, пристегнутый к рюкзаку, Игорь, самый «слабый» в их группе, не в смысле физической подготовки, а потому что имел небольшой опыт восхождения по сравнению с остальными.

Все с сомнением глянули на его ледоруб. Слишком уж изящно выглядел этот инструмент по сравнению с тяжеловесной боевой секирой викингов, как если бы сравнили гвоздь с молотком.

- Хуже всего то, - озадачено продолжал Игорь, сосредоточено водя мобилой по сторонам, - что здесь не действуют гаджеты. Связи нет, и даже часы остановились, не говоря уже о рации и сотовых. Пипец какой-то! Получается, мы вообще отрезаны от мира?

А вот первое, чем озаботились женщины, придя в себя и чуть освоившись, было наличие туалета, точнее полного его отсутствия. Справлять нужду на глазах у мужчин, как это не стесняясь, делали скандинавки, не могло быть и речи. К тому же скандинавки были в чем-то вроде сарафанов на тонких лямках, одетых поверх льняной рубахи с длинным рукавом, подпоясанные тонким пояском, и долгие подолы этих сарафанов закрывали весь обзор спереди. Тогда как Светлана и Юля были в болоньевых спортивных штанах. Но странно то, что в помещении им в них не было жарко. При всем том, те же китайцы ходили в матерчатых тапочках, а двое вообще босиком и, судя по всему им ничуть не было холодно. И если скандинавы опорожнялись там, где заставала их нужда, то китайцы заходили в закуток подобия ниши, чей вход был прикрыт бугром, который они аккуратно обходили. Объясняться с китайцами было проблематично не только из-за языкового барьера, который можно было бы преодолеть, а из-за нежелания последних иметь дело с чужаками. Тогда мужчины альпинисты тоже стали подходить к одному и тому же месту у стены, и вскоре там образовалась точно такая же ниша, какая имелась у китайцев. При этом ожидаемый дурной запах отсутствовал, похоже, полностью поглощаемый стенами, как это происходило и с человеческими отходами жизнедеятельности. Сами стены не резали глаз своей белизной, а были спокойно светлыми. К тому же их отличала необычайная прочность, если не сверхпрочность, что наглядно продемонстрировал русским один из скандинавов.