Глава 1

Кассио

Когда твоя жена умерла, ожидаемыми эмоциями были печаль и отчаяние, но я чувствовал только гнев и негодование, наблюдая, как ее опускают в могилу.

Гайя и я были женаты восемь лет. В день нашей годовщины смерть положила конец нашему браку. Достойный конец узам, которые были обречены с самого начала. Возможно, судьба распорядилась так, что сегодня был самый жаркий день лета. Пот струился по моему лбу и виску, но слезы не присоединялись.

Отец крепче сжал мое плечо. Чтобы успокоить себя или меня? Его кожа стала бледной после третьего сердечного приступа, и смерть Гайи не помогала делу. Он встретил мой обеспокоенный взгляд. Катаракта затуманивала его глаза. С каждым прошедшим днем он все больше угасал. Чем слабее он становился, тем сильнее я должен был быть. Если ты покажешься уязвимым, мафия съест тебя целиком.

Я слегка кивнул ему, затем снова повернулся к могиле со стальным выражением лица.

Все Младшие Боссы Фамильи были на месте. Даже Лука Витиелло, наш Капо, прилетел из Нью-Йорка со своей женой. У всех были официальные лица — идеальные маски, такие же, как у меня. Они скоро принесут мне свои соболезнования, шепча фальшивые слова утешения, когда слухи о ранней смерти моей жены уже распространились.

Я был рад, что ни Даниэле, ни Симона не были достаточно взрослыми, чтобы понимать, о чем идет речь. Они не знали, что их мать умерла. Даже Даниэле, в свои два года, не мог окончательно понять значение слова «мертва». А Симона… осталась без матери всего в четыре месяца от роду.

Новая волна ярости прокатилась по моему телу, но я оттолкнул ее. Немногие из мужчин вокруг меня являлись друзьями; большинство из них искали признак слабости. Я был молодым Младшим Боссом, слишком молодым во многих глазах, но Лука доверил мне править Филадельфией железным кулаком. Я не подведу ни его, ни отца.

После похорон мы собрались в моем особняке на обед. Сибил, моя горничная, передала мне Симону. Моя малышка проплакала всю ночь, но теперь крепко спала у меня на руках. Даниэле вцепился в мою ногу, выглядя растерянным. Это первый раз, когда он искал моей близости после смерти Гайи. Я мог чувствовать все эти сострадательные взгляды. Одиночка, вдовец с двумя маленькими детьми, молодой Младший Босс… они искали любую маленькую трещину в моем фасаде.

Мама подошла с грустной улыбкой и забрала у меня Симону. Она предложила позаботиться о моих детях, но ей было шестьдесят четыре года, и она должна была присматривать за моим отцом. Мои сестры собрались вокруг нас, воркуя с Даниэле. Мия взяла его на руки и прижала к груди. Мои сестры тоже предлагали свою помощь, но у каждой из них были свои маленькие дети, о которых необходимо было заботиться, и они не жили рядом — за исключением Мии.

— Ты выглядишь усталым, сынок, — тихо сказал отец.

— Последние несколько ночей я почти не спал.

После смерти матери ни Даниэле, ни Симона не спали больше двух часов подряд. Образ окровавленного платья Гайи мелькнул у меня в голове, но я отогнал его прочь.

— Тебе необходимо найти мать для своих детей, — сказал отец, тяжело опираясь на трость.

— Мансуэто! — мать воскликнул себе под нос. — Мы только сегодня похоронили Гайю.

Отец похлопал ее по руке, но смотрел на меня. Он знал, что мне не нужно время, чтобы оплакивать Гайю, но мы должны были помнить о приличиях. Не говоря уже о том, что я не был уверен, что хочу другую женщину в своей жизни. Но то, чего я хотел, не имело значения. Каждый аспект моей жизни был продиктован железными правилами и традициями.

— Детям нужна мать, а тебе кто-то, кто сможет позаботиться о тебе, — сказал отец.

— Гайя никогда не заботилась о нем, — пробормотала Мия.

Она тоже не простила мою покойную жену.

— Не здесь, не сегодня, — отрезал я.

Она захлопнула рот.

— Полагаю, у тебя уже есть кто-то на примете для Кассио, — сказала отцу моя старшая сестра Илария, закатив глаза.

— Каждый Капитан и Младший Босс, у которого есть дочь, достигшая брачного возраста, уже связались с отцом, — тихо сказала Мия.

Отец еще не говорил со мной об этом, так как знал, что я не стану его слушать. Однако Мия, скорее всего, была права. Я был горячим товаром — единственным неженатым Младшим Боссом в Фамильи.

Лука и его жена Ария подошли к нам. Я дал знак своей семье замолчать. Лука снова пожал мне руку, и Ария улыбнулась моим детям.

— Если тебе понадобится ненадолго отвлечься от своих обязанностей, дай мне знать, — сказал Лука.

— Нет, — немедленно ответил я.

Если я сейчас откажусь от своей должности, то никогда не вернусь в строй. Филадельфия мой город, и я буду править им.

Лука наклонил голову.

— Знаю, сегодня не лучший день для обсуждений подобных вопросов, но мой дядя Феликс обратился ко мне.

Отец кивнул, будто знал, что скажет Лука.

— Это разумная идея.

Я подал им знак следовать за мной в сад.

— В чем дело?

— Если бы я не знал об обстоятельствах смерти твоей жены, то не стал бы поднимать эту тему сегодня. Это неуважительно.

Лука знал только то, что я ему сказал.

Отец покачал головой.

— Мы не можем ждать ожидаемого года. Моим внукам необходима мать.

— Что ты хочешь обсудить? — спросил я Луку, устав от того, что мой отец и он знали, что происходит, и оставили меня в своей темноте.

— У моего дяди Феликса есть дочь, которая никому не обещана. Она могла бы стать твоей женой. Союз между Филадельфией и Балтимором укрепит твою власть, Кассио, — сказал Лука.

Феликс Риццо правил Балтимором как Младший Босс. Он получил эту должность, женившись на одной из тетушек Луки — не потому, что был хорош в работе — но он был терпимым человеком. Я не помнил его дочери.

— Почему она до сих пор не замужем?

Как дочь высокопоставленного члена мафии, она была бы обещана кому-то в Фамилье в течение многих лет… если только с ней было что-то не так.

Лука и отец обменялись взглядами, поднимая мою тревогу.

— Она была обещана сыну Капитана, но он погиб во время нападения Братвы в прошлом году.

Быстро узнав мое встревоженное лицо, отец добавил:

— Она его не знала. Она видела его всего один раз, когда ей было двенадцать.

Это было ещё не все.

— Ты мог бы жениться на ней в начале Ноября. Таким образом, свадьба не будет слишком быстрой, после похорон Гайи.

— Почему в Ноябре?

— Тогда ей исполнится восемнадцать, — сказал Лука.

Я уставился на него и на отца. Они что, сошли с ума?

— Эта девушка почти на четырнадцать лет моложе меня!

— Учитывая твои обстоятельства, она лучший вариант, Кассио, — умоляюще сказал отец. — Все остальные доступные дочери членов мафии еще моложе, и сомневаюсь, что ты захочешь жениться на вдове, учитывая твой прошлый опыт.

Выражение моего лица стало жестким.

— Сегодня не самое подходящее время обсуждать это.

Лука наклонил голову.

— Не жди слишком долго. Феликс хочет найти подходящую партию для Джулии как можно скорее.

Я сделал краткий поклон, затем вернулся внутрь. Мама пыталась успокоить Симону, которая начала плакать, а Мия уже выходила из гостиной вместе с Даниэле, сидевшим в кресле. Мне нужна была жена. Однако сегодня, мой мозг недостаточно работал, чтобы принять решение.

*** 

Фаро протянул мне мартини, прежде чем опуститься в кресло напротив моего кабинета.

— Дерьмово выглядишь, Кассио.

Я натянуто улыбнулся ему.

— Еще одна бессонная ночь.

Сделав глоток из своего стакана, он неодобрительно посмотрел на меня.

— Скажи «да» Риццо. Тебе необходима жена. Она может стать твоей менее чем за четыре месяца. Он отчаянно хочет тебя в своей семье, спасая его жалкую задницу, иначе он не ждал бы все эти недели, чтобы ты принял решение. Уверен, он уже нашел бы другого мужа для своей дочери.

Я выпил половину мартини одним глотком.

— Между нами разница почти в четырнадцать лет. Ты понимаешь, что я буду ждать, когда этой девушке исполнится восемнадцать.

— Тогда тебе придется жениться на вдове. Ты действительно хочешь женщину, бросившую другого мужчину после истории с Гайей? — тихо спросил он.

Я поморщился. Большую часть этих дней я пытался забыть Гайю, даже Даниэле перестал спрашивать о своей матери, понимая, что она не вернется. С тех пор он стал ужасно тихим, не произнося ни единого слова.

— Нет, — резко ответил я. — Никакой вдовы.

Я не только не хотел рисковать повторным случаем, но у всех вдов на рынке имелись дети, и я не хотел, чтобы мои дети разделяли ее внимание. Они нуждались во всей заботе и любви, какое только могли получить. Они страдали, и как бы я ни старался, я не был тем человеком, который мог дать им то, в чем они нуждались.

— Ради Бога, позвони Риццо. В чем проблема? Девочка скоро достигнет совершеннолетия.

Я бросил на него взгляд.

— Другие мужчины убили бы за возможность еще раз заполучить сексуальную молодую девушку в свою постель, а ты играешь в «горе мне», когда тебе предлагают ее на серебряном блюде.

— Если бы мы не были друзьями детства, я бы лишил тебя одного из твоих пальцев за данный тон, — сказал я.

— Тогда хорошо, что мы друзья, — сказал Фаро, поднимая стакан.

***

После еще одной ночи, полной криков, утром я позвонил Феликсу.

— Здравствуй, Феликс. Это Кассио.

— Кассио, какое удовольствие. Полагаю, ты пришел к решению относительно связи с моей дочерью?

— Я бы хотел жениться на ней, — это была не совсем правда. Она была единственной возможностью спасти мой рассудок. — Я не могу долго ждать. Ты же знаешь, что у меня двое маленьких детей, которым необходима мать.

— Конечно. Джулия очень заботлива. Мы могли бы назначить свадьбу на начало ноября, на следующий день после восемнадцатилетия Джулии?

Я стиснул зубы.

— Хорошо. Это разумно.

— Я бы хотел, чтобы ты встретился с ней раньше, для обсуждений деталей торжества. Будет много работы, чтобы организовать грандиозную свадьбу в такой короткий срок.

— Ты настаиваешь на большом торжестве?

— Да. Джулия наша единственная дочь, и моя жена хочет организовать для нее что-то особенное. С нашим сыном она не могла планировать так много, как хотела. Не говоря уже о том, что, учитывая наш статус, это будет важная встреча, Кассио.