Глава 1

«Ничто героическое не может быть обычным, также как ничто обычное не может стать героическим».

Ральф Уолдо Эмерсон

Бостон, Массачусетс.

Этого не может быть. Этого просто не может быть.

Сжав руки в кулаки в попытке унять дрожь, я направилась по коридору в просторную фешенебельную гостиную огромного пентхауса. Высоченные потолки делали это место похожим на храм, а окна во всю стену выходили на огромный балкон с видом на пристань. Само здание было очень красивым, а вид на сверкающую на солнце воду и вовсе фантастическим, но оценить всю эту красоту по достоинству я не могла, так как слишком сосредоточилась на поисках ЕГО.

Сердце замерло, когда я, наконец, заметила высокую фигуру на балконе.

Кейн Каррауэй.

— Алекса!

Я резко развернулась в сторону кухни, где находился мой босс, Бенито, окруженный двумя ноутбуками и прочей аппаратурой для фотосессии. Ожидалось, что я улыбнусь в знак приветствия и поинтересуюсь, чем могу быть полезна.

Но вместо этого я вновь уставилась на Кейна.

Апельсиновый сок, выпитый этим утром, неприятно отозвался в желудке.

— Алекса!

Бенито вдруг оказался прямо передо мной, пристально глядя на меня исподлобья.

— Привет, — спокойно ответила я. — Нужна моя помощь?

Он склонил голову на бок, подняв на меня взгляд, что с его-то ростом смотрелось весьма комично. Дело в том, что я на голову выше своего босса. Но недостаток в росте Бенито с лихвой компенсировал необузданным темпераментом.

— Пожалуйста, — начал он, многострадально вздыхая, — скажи, что моя Алекса вернулась. Я не могу справиться с Алексой Стихийным Бедствием Ко Дню Матери. Сегодня я снимаю Кейна Каррауэя для «Магната» в рубрике «Топ-лист успешных мужчин моложе сорока». Он будет на обложке. — Бенито стрельнул взглядом в сторону упомянутого успешного мужчины. — Ну, чем не модель! — добавил он, приподняв брови. — Сегодня очень важная съёмка. Если ты не в курсе, Кейн Каррауэй один из самых завидных холостяков Бостона. Он генеральный директор «Каррауэй…»

— «…Файнэншл Холдингз», — тихо добавила я. — Я знаю.

— Ну, вот и отлично. Еще он до безобразия богат и невероятно влиятелен. К тому же мистер Каррауэй очень занятой человек и ему трудно угодить, поэтому я хочу, чтобы все прошло на высшем уровне, быстро и качественно.

Тут мое внимание переключилось с макушки Бенито на мужчину, который начал свой бизнес сразу же после окончания колледжа, открыв частный банк. С тех пор он усиленно работал над расширением своей корпорации и постепенно наращивал деловой потенциал. Эта корпорация представляла собой альянс компаний разных сфер деятельности — от банков, обслуживающих корпоративных клиентов и агентств недвижимости, до страховых компаний и инвестиционных фондов. Кроме того, его компания занималась продажей ценных бумаг, управлением активами и многим другим. Кейн являлся главой крупной холдинговой компании, и в подчинении у него находился целый совет директоров из таких же состоятельных и влиятельных предпринимателей, как он сам.

Если верить газетам, он добился всего благодаря решительности и безжалостности. Властный, требовательный и амбициозный, он привык все держать под контролем.

В данный момент он разговаривал по телефону, в то время как Мэри, наша гримерша, разглаживала складки на его пиджаке. Дизайнерский костюм темно-синего цвета сидел на нем как влитой. Кейн — высокий, около двух метров, широкоплечий и к тому же невероятно сексуальный. Он обладал резким профилем, острыми скулами и носом с небольшой горбинкой, а волосы, от которых он нетерпеливо отодвинул руку Мэри, пытающуюся их пригладить, выглядели густыми и темными, как у меня. И хотя в эту минуту его губы были плотно сжаты, я знала, какие они чувственные — спасибо фото из журналов.

Лицо с обложки.

Такого мужчину определенно не встретишь на улице.

Я проглотила вставший поперек горла ком.

Как бы парадоксально ни звучало, но это именно он стоял здесь, прямо передо мной, после всего того ужаса, что я пережила, включая недавнюю смерть моей матери. И он был частью этого ужаса.

Я шесть лет проработала личным помощником Бенито — одного из самых преуспевающих и темпераментных фотографов в городе. Естественно, он не демонстрировал свой темперамент перед клиентами, исключение составляли лишь его подчиненные. Но я работала с ним уже достаточно долго, и по идее должна бы чувствовать себя в безопасности. Вот только я не чувствовала.

Проще говоря, я пыталась убедить себя, что бояться мне нечего.

После смерти моей матери три месяца назад семейные проблемы со всей силой обрушились на мою голову, пролив свет на некоторые нелицеприятные факты, о которых я предпочла бы благополучно забыть. Но я продолжала работать и делать вид, что все в порядке. Однако невозможно вечно быть сильной, особенно когда теряешь близкого тебе человека, и, к сожалению, в один прекрасный день во время фотосессии ко Дню матери я сорвалась.

Бенито пытался проявить сочувствие и понимание, но я с уверенностью могла сказать, что он остался недоволен. Хотя вместо того, чтобы уволить, он приказал мне взять отпуск и хорошенько отдохнуть.

И вот спустя пару недель я снова здесь, с благородным бронзовым загаром, которым любезно поделилось со мной жаркое гавайское солнце. И так как прилетела только сегодня утром, то понятия не имела, что за съемки, и главное с кем, меня ждут.

От босса по электронной почте я получила лишь короткое сообщение с адресом места проведения съемки, и больше ничего. Будучи личным ассистентом Бенито, я не знала ничего о деталях предстоящей работы, и это плохо.

И вот она я, отдохнувшая и загоревшая, хотя никакой загар не сможет заставить меня избавиться от мыслей о маме. Должна признаться, что всерьез обеспокоилась. Моя работа, адский труд на протяжении уже шести лет, все это могло в считанные секунды оказаться спущенным в унитаз дорогущего пентхауса. Да, денек обещает быть жарким!

Тревога возросла десятикратно, когда я вышла из лифта и увидела толпу людей, суетящихся на входе в апартаменты. Что-то персонала сегодня гораздо больше обычного, похоже, снимаем какую-то шишку. Я запаниковала еще больше, когда стажер Софи сообщила, что эта шишка ни кто иной, как Кейн Каррауэй.

Меня передернуло от звука его имени, и все тело охватила предательская дрожь.

Я не могла перестать трястись даже сейчас.

Будто почувствовал на себе мой взгляд, Кейн вдруг пронзительно посмотрел на меня, и мы уставились друг на друга. Я изо всех сил пыталась справиться с собой и чувствами, угрожающими вот-вот выплеснуться наружу, в то время как он, опустив глаза, принялся изучать мое тело.

Бенито верил, что если его сотрудники будут выглядеть небрежно, то это внушит доверие заказчикам. Вроде как вместо того, чтобы трепетать перед клиентом, мы держимся на уровне, занимаясь своей работой. Он был убежден, что такое отношение непременно заставит клиентов уважать его. По мне, так это полная чушь, но раз уж я могла одеваться, как захочу, то решила не ставить под сомнение авторитетное мнение босса. Собираясь на съемки, всегда выбирала такую одежду, в которой мне будет удобно. Сегодня на мне были шорты и футболка.

Кейн Каррауэй разглядывал меня... словно я была голой.

Дрожь прошла вдоль позвоночника, а по коже побежали мурашки.

— Алекса! — зашипел Бенито.

— Простите, — извинилась я, пытаясь абстрагироваться от мыслей о пылком взгляде Кейна и жгучей боли в груди.

Мой босс нетерпеливо покачал головой.

— Так... ладно. А вот же он! Возвращаю тебе «Блэкберри», — сказал он, вложив смартфон мне в руку. Перед тем как уехать в отпуск, я отдала его Бенито, чтобы он передал его моему временному заместителю. Вся жизнь моего босса сосредоточена в этом «Блэкберри» — номера телефонов клиентов и деловых партнеров, почта, рабочий календарь, в общем все. Иконка почты на экране показывала пятнадцать непрочитанных сообщений. И это только за сегодняшнее утро. — Прежде чем приступишь к работе, собери всю команду. Сначала снимаем на балконе, на фоне гавани, потом переместимся в гостиную. Там темнее, так что пусть установят свет.

Все мои дальнейшие действия были доведены до автоматизма. Благо, я знала работу от и до, и это единственная причина, по которой я выполнила все довольно профессионально, в то время как голова была занята совсем другим. Я изредка поглядывала на мужчину, ставшего центром моих мыслей, пока давала указания одному из наших ребят подготовить для Бенито камеру и ноутбук на балконе, а также установить осветительную аппаратуру в гостиной.

Кейн Каррауэй.

Я знала о нем даже больше, чем следовало, потому что в последнее время едва только его имя звучало в прессе, я вся обращалась в слух. Можете назвать это нездоровым любопытством.

Он осиротел в тринадцать и попал в детский дом, но, несмотря на это, Кейну удалось с отличием окончить школу и выиграть грант на обучение в Бизнес Академии Вортон, который покрывал все сопутствующие расходы. Едва окончив колледж, Кейн начал собственное дело, впоследствии став главой «Каррауэй Файнэншл Холдингз». К двадцати девяти годам он превратился в одного из самых преуспевающих бизнесменов Бостона. Сейчас, в тридцать три, он внушал страх и уважение своим соратникам, и представлял собой местную элиту, плюс ко всему Кейн Каррауэй являлся одним из самых завидных холостяков в городе. Хоть он и не был публичным человеком, таблоидам все же удавалось запечатлеть его на светских мероприятиях. Каждый раз компанию ему составляла сногсшибательная красотка, ни одна из которых, стоит заметить, не задерживалась рядом с Кейном надолго.

Всё это говорило мне только об одном — он одинокий и закрытый человек.

Боль в груди усилилась.