Пролог

Лето. Духота. Жар от печи. Пот застилал глаза, катился градом по спине. Над огнем весело булькал котелок.

«Что за напасть? Где ж тут не ошибиться…», - бормотала себе под нос старушка, проведя по лбу тыльной стороной ладони.

Невысокая, с зачесанными под платок волосами, в хлопковом платье и голубом переднике с рюшами, она меньше всего походила на старосту древнейшего рода Ежек.

Хотя как древнейшего?..

Кощеи и тут опередили Ежек, основав свой род с первыми поселенцами межмирья. Впрочем, староста была уверена: Кощеи – те еще пройдохи могли что-нибудь и подправить в метрике. Но с фактами не поспоришь – на бумаге их род был древнее.

Над котелком с сероватой жижей поднимался пар, а перед старушкойв воздухе парила раскрытая книга старинных рецептов. Пожелтевшие от времени страницы хранили полезные советы по зельеварению, которые особенно ценились старостой.

Прищурившись, старушка внимательно вчиталась в рецепт.

«Хвост ядовитой саламандры, лягушачьи лапки, парочка высушенных паучков. Помешать».

Следуя указаниям, старушка шустро заработала ложкой. По кухне разлился мерзкий запах булькающего варева, от которого даже мыши, привыкшие к ее чудачествам, - и те разбежались по своим норам.

Сварившая не одно жутко воняющее зелье, староста и носом не повела, вместо этого призадумавшись, не забыла ли чего.

Деревянная ложка на мгновенье замерла в ее руке. Однако Ежке хватило одного взгляда на потемневшую жижу, чтобы успокоиться.

– Энто ничего, Кощеи живучие. Подумаешь, бородавками покроются, иль волосы где поредеют… Главное, чтобы ничего лишнего не отросло, а то как потом объяснять соседям хвостастых внучат, - пробормотала она себе под нос и хохотнула.

После этой мысли ложка снова пришла в движение и легко заскользила по дну котелка.

Наблюдая, как булькает варево, староста негромко произнесла заклинание, и над котелком поднялось облачко дыма. Разогнав его рукой, не выпуская из вида зелье, старушка захлопнула книгу.

Сначала жижа сменила цвет с серого на темно-синий, потом на голубой, а побулькав еще чуток, стала совершенно-прозрачной.

Зачерпнув немного зелья, староста поднесла ложку к носу и принюхалась. Прозрачная водица ничем не пахла. Довольно хмыкнув, Акулина вылила ее обратно в котелок.

- Приворотное зелье готово!– повернувшись к притихшим родственницам, радостно сообщила она.

Давно воцарившееся молчание сменилось вздохом облегчения, пронесшимся по маленькой, но очень уютной кухоньке, как торнадо.

За окном вовсю светило солнце, а занавески с белыми оборочками раздувал ветер, резко контрастируя с жарой, стоящей на улице. Но здесь, скорее всего, не обошлось без колдовства.

Акулина – староста рода Ежек Повелевающих Ветрами, – всегда славилась своей мудростью, предусмотрительностью и непредсказуемым нравом. Стоило ей дать клич – и на кухне собрался едва ли не весь клан.

Зная, что к Акулине лучше не лезть с пустыми вопросами, женщины выжидали, не сводя с нее настороженных глаз. Никто не отваживался первым спросить, что, собственно, дальше.

Помешав напоследок зелье, одним щелчком пальцев старушка потушила огонь, и повернулась к родственницам. Лукавая улыбка говорила сама за себя.

- Кощеи объявили сбор невест. Кого мы к ним пошлем? – решилась Евдокия. Ей было не впервой сталкиваться с тяжелым нравом старосты – как-никак жили под одной крышей.

- Есть у меня на примете одна стрекоза… - загадочно бросила Акулина, но ее уловка не сработала.

- Мирослава?! – впали в панику представительницы древнего рода.

- Думается мне, ей давно пора замуж, - поделилась староста, делая вид, что не замечает наведенной ей суеты при одном упоминании о внучке.

- Давайте пропустим этот отбор?.. - робко предложила Евпраксия. – Очень не хочется попасть в немилость к Кощеям.

- С этим, - старушка повернулась к котелку, - нам многое простят. А после брачных обетов никто и не вспомнит, о нашей маленькой хитрости.

- Или нам золотом заплатят, только бы мы забрали Мирославу, - возразила ей Евдокия, догадываясь, к чему она клонит.

- За такое сокровище нам полцарства подарят в придачу к благодарностям, - не согласилась с ней староста.

- Акулина, ты до сих пор в сказки веришь? Не видать нам ни полцарства, ни покоя, – нахмурилась Евпраксия. – Мы то отправим Мирославу к Кощеям, но когда она вернется, обязательно нам отомстит.

- Успокоились все! Делаем, как я сказала, – сердито фыркнула староста. - Засиделась наша Мирославушка в девках, замуж ей давно надобно.

Возражать ей никто не отважился.