Пролог

 

  — Что ж, — судья Меррик, пожилой, седовласый мужчина прочистил горло, прежде чем продолжить, — согласно закону штата Калифорния, ваш брак считается аннулированным.

Стук деревянного молоточка заставил меня вздрогнуть, прогоняя оцепенение. Пристав объявил следующее дело, а я всё не могла двинуться с места, не понимая, что всё закончено.

 — Мы можем идти, Ло, — раздался голос Кейда со стороны, и только тогда я взглянула на него.

Рассеянно улыбнувшись, я кивнула и поплелась следом за ним к выходу из судебного зала. Ещё две минуты назад мы были женаты, а теперь нашего брака будто и не было. Я больше всего хотела его аннулирования, но почему-то сейчас мне стало грустно.

И это было странным.

 — Ну, вот и всё, да? — Кейд с усмешкой обернулся ко мне, когда мы вышли в  прохладное фойе. Несмотря на улыбку, он казался немного нервным и взволнованным.

Был ли он хоть немного расстроен тем, что наш короткий брак закончился вот так?

 — Ага, — кивнула я, не найдя ничего остроумней. Я не знала, что сказать. Мне было неловко, едва ли не впервые со времени нашего знакомства.

 — Тогда, наверное, будем прощаться, — он потер затылок, при этом как-то смущённо улыбнувшись.

Кейд Фостер и смущение — это должно войти в историю.

 — Да, — живо отозвалась я, желая, чтобы это чёртово неудобство между нами исчезло. Мы никогда не испытывали такого затруднения в общении друг с другом, но, очевидно, когда ты женишься в Вегасе на пьяную голову, а потом разводишься, это вносит свои коррективы.

 — Ну, пока, Лорен Рейнольдс, — Кейд протянул мне руку, широко улыбаясь, но эта улыбка уколола меня в самое сердце. Я знала Кейда Фостера достаточно хорошо, чтобы различать, когда он искренен, а когда играет. Сейчас он играл, будто я была какой-то едва знакомой личностью, от которой ему не терпелось отделаться.

Я опять кивнула, пожав предложенную руку. Просто замечательно: мы стояли в холле суда и неуклюже трясли друг другу руки.

 — Удачи тебе, Ло, — в глазах Кейда отразилась теплота, и мне захотелось заплакать. Я вдруг отчётливо поняла, что не хочу прощаться  с ним.

Нелепость какая! Я требовала расторжения этого дурацкого брака, а теперь готова просить его вернуть мне работу или просто позволить остаться в его жизни!

 — И тебе, Фостер.

Он усмехнулся, склонив голову на бок, когда я использовала его фамилию, как в старые  добрые времена.

Когда молчание стало затягиваться, Кейд решительно кивнул, словно подводя черту, после чего вынул из-за пояса брюк одну из безразмерных вязаных шапок и очки, которые носил для конспирации, и нацепил на себя. После чего махнул мне на прощание и помчался к выходу. Я же смотрела ему вслед, пока его высокая  худощавая фигура не скрылась за тяжёлой дверью.

И вот я осталась одна, чувствуя полную растерянность. Медленно приблизилась к ряду стульев и опустилась на одно — жёсткое и неудобное. Мне некуда было торопиться: никто и нигде не ждал меня. После месяцев работы на Кейда я осталась не у дел. Я привыкла быть нужной, привыкла, что во мне нуждались. Но это закончилось.

Мне необходимо было привыкать к этим изменениям, которых я на самом деле не хотела.

Ирония заключалась в том, что получив желаемое, я поняла, что мне это не нужно. Я обманывала себя всё это время. Я хотела быть миссис Кейд Фостер, пусть наша свадьба и состоялась по глупости. Я хотела быть рядом с ним, потому что в любые времена, даже когда он доводил меня до белого каления — он делал меня счастливой. Он был тем, в ком я нуждалась больше всего, и я утратила это.

Я опустила глаза на свои руки, будто они и правда только что выпустили нечто ценное. Был ли у нас шанс сделать из глупой ошибки что-то хорошее, долговечное? Был ли у нас шанс на совместное будущее?

Я никогда не узнаю ответы на эти вопросы. Теперь уже слишком поздно.

Поднявшись, я поплелась к выходу. К своей новой жизни без Кейда, которой я не желала.