Глава 1

Рада заканчивала жевать безвкусный ужин, когда почувствовала вибрацию браслета связи на запястье. Нажав на прием, увидела на маленьком экране лицо доктора Смалова, лечащего врача ее брата Ярослава. Сердце в дурном предчувствии ухнуло в пятки. Хороших новостей, после того как видела брата последний раз, она не ждала, хоть и надеялась.

– Добрый день, Ян Викторович!

– Здравствуйте, Рада. Я звоню с плохими новостями. Мы определились с диагнозом вашего брата. К сожалению, порадовать не могу. – Губы доктора скорбно поджались, и у Рады тоскливо заныло внутри. – У Ярослава обнаружилось редчайшее генетическое заболевание, передающееся по отцовской линии. Названием этого синдрома ваш слух напрягать не буду – оно чрезвычайно редкое, и латинский термин ни о чем вам не скажет. Прогноз так же весьма плачевный и неблагоприятный. Так что, в свете открывшихся обстоятельств, думаю, вам стоит тоже пройти обследование.

– Вы сказали, заболевание передается по мужской линии? – борясь со слезами, рассеяно спросила молодая женщина.

– Да, несомненно.

– Тогда мне волноваться не о чем. У нас с Ярославом разные отцы. Лучше скажите, можно ли это вылечить и что для этого нужно, – смиряться с неизбежным она не собиралась.

– Увы, на Земле нет медицинских технологий, чтобы вылечить это заболевание. Без лечения же ваш брат умрет в течение года.

– Господи, Ян Викторович, но должен же быть способ! – Рада почувствовала, как черное отчаяние сжимает горло. – Ярослав – мой единственный родной человек. Ради него я готова на все что угодно!

– Способ есть. Вы ведь, вероятно, слышали о медицинских технологиях самирян. – Рада быстро закивала. – Вот у них есть возможности для того, чтобы вылечить вашего брата. Но вы же понимаете, что тут весь вопрос упирается в деньги.

– Сколько? – осипшим голосом решительно спросила девушка.

– Я навел справки. Непосредственно само лечение обойдется в пятьдесят тысяч кредитов. – Рада ахнула. – Плюс еще несколько тысяч на реабилитацию, по две тысячи на каждого за дорогу в оба конца.

– О, Господи! У меня нет таких денег! Даже если я продам квартиру, то не наберу и трети этой суммы, – печально покачала Рада головой.

– Мне очень жаль, – суховато отозвался врач. – Без этого лечения ваш брат мучительно умрет в течение года. Пока я разработал систему поддержания удовлетворительного самочувствия, которая будет обходиться вам в пятьсот кредитов в месяц. Но очень скоро этого станет недостаточно, Ярослав почувствует ухудшение, и помочь ему уже будет не в моих силах. Может, у вас есть родственники или состоятельные друзья, которые одолжат вам эту сумму?

– Нет, мы одни с Ярославом. – Рада глотала слезы. – Вы уже сказали ему?

– Пока нет. Решил сначала поговорить с вами.

– Спасибо. Не надо пока ничего говорить. Сколько, вы говорите, у него времени до того, как он почувствует себя плохо?

– Думаю, три-четыре месяца у нас есть.

– Ничего не говорите ему пока, пожалуйста! – взмолилась Рада. – Я постараюсь добыть эти деньги. Не знаю как, но постараюсь. Продолжайте поддерживающее лечение, на него у меня хватит. Я позвоню вам, Ян Викторович, в ближайшее время.

– До свидания, Рада. Желаю удачи. – Доктор исчез с экрана.

Рада уронила потяжелевшую голову на руки. Что же ей делать? Где можно заработать такие деньги за пару месяцев? Банк не даст ей кредита, богатых друзей тоже не наблюдалось. Браслет опять задребезжал. Рада подняла глаза. Вызывала старая подруга Стелла.

– Привет, Рада! Чего глаза на мокром месте? – затараторила, как обычно, она, не утруждаясь дождаться ответов. – У меня тут такая новость! В наше агентство пришел запрос о подборе персонала для частного курорта на Новой Ривьере. Нужны девушки от восемнадцати, очень красивые, но порядочные. Оплата просто сказочная! В первые два месяца на испытательном сроке по двенадцать тысяч кредитов плюс полный пансион. После испытательного срока оплата увеличивается вдвое. Это просто фантастика!

– Ну да, фантастика, – презрительно скривилась Рада. – Это же сто процентов какой-то публичный дом для богатеньких дядечек, и кроме обычных обязанностей, еще и интим положен особо платежеспособным постояльцам курорта. Мальчиков модельной внешности не запрашивали? Чтоб весь спектр услуг, так сказать.

– О, злая ты, Рада. – Надула красивые губы Стелла. – И ничего там такого нет. Они к нам уже не первый раз обращаются, между прочим, и девчонки, что там работали, никогда не жаловались. Даже те, кого после испытательного срока не оставили. Наоборот, были просто в восторге. Это же тебе не наша нищая Земля с копеечными зарплатами! Это один из самых крутых курортов Федерации. Говорят, там просто рай, и мужики, богатые и красивые, табунами ходят. – Глаза Стеллы мечтательно закатились.

– Ну да, просто мечта идиоток! – фыркнула Рада в ответ. – Прям как в женских романах с розовыми соплями. Приехала скромная прислуга на курорт, а там миллионеры на выбор, и все к ее ногам падают и замуж зовут хором, на все голоса. И было потом им счастье! Причем, всем и массово. Когда ты повзрослеешь, Стелка?!

– Ты какая-то злая сегодня! Что случилось-то? – Наконец-то подруга заметила опухший нос и красные глаза Рады.

– У Ярика нашли какой-то там генетический синдром и... и он умирает, Стелла! – всхлипнув, Рада не сдержалась и сорвалась в рыдание. – Он умирает, понимаешь?! Ему можно помочь, на Самире есть технологии, но на это нужна чертова уйма денег! Почти шестьдесят тысяч кредитов. Мне их и за пять лет не заработать, а у него и года нет! Я не знаю, что мне делать! Ярик один у меня остался! Я не могу его потерять.

Повисла тишина, в которой были слышны только глухие всхлипывания Рады.

– Та-а-а-к! Ну-ка, соберись, – скомандовала Стелла. – Радка! Сейчас же ты приедешь ко мне! Мы приводим тебя в порядок, делаем из тебя красотку и идем в мое агентство. Будем пристраивать на эту их понтовую Новую Ривьеру. Если тебя отберут, а если у них глаза есть, они отберут, и ты удержишься, а ты удержишься, потому как других вариантов у тебя нет, то ты сможешь там заработать на лечение брата. Тем более с такой работой ни один банк не откажет тебе в займе, в случае чего. Ну, хватит реветь без толку! Живо поднимайся! Надо шевелиться, пока весь штат смазливыми куклами восемнадцатилетними не укомплектовали.