— Ее привела я.

Маркус молча смотрел на нее, явно забавляясь происходящим не меньше брата.

— Она живет на моем этаже, — добавила она, переступив с ноги на ногу.

— Который ты курируешь?

— Да.

Его взгляд упал на бутылку из-под воды.

— Уже подаешь отличный пример, Эйв?

Она вспыхнула.

— Тебя это уже не касается.

Он указал на меня своим пивом.

— Ты же знаешь, кто ее брат?

— Сводный брат, — поправила я, хотя это было неважно.

Эйвери закатила глаза.

— И снова: тебя это уже не касается.

Ее слова достигли цели. Спокойствие Маркуса и немного насмешливая небрежность исчезли без следа, и в его глазах сверкнул гнев.

— А мы ведь были друзьями, Эйв.

Она фыркнула.

— Ага. Ведь именно так называются те, кто обманывает друг друга.

Его глаза потемнели. Мне даже показалось, что из них вот-вот повалит дым. От одного только наблюдения за ними я внутренне напряглась, как перед боем.

— Так. — Вперед, неодобрительно поблескивая глазами, вышла Шелл. — Надо разделить вас, пока не началась настоящая драка. — Она взяла Эйвери за руку. — Маркус, отличная была вечеринка. Спасибо, что разрешил нам прийти, потанцевать до упаду и напиться, но нам пора уходить.

Маркус что-то сказал, но я уже не слушала. Эйвери охотно пошла за Шелл. Драки не будет.

Мои глаза все время следовали за Маркусом. На Кейдена я смотреть не собиралась. Мне он даже не нравился. Я ведь не просто так прозвала его Мудаком. И тем не менее я постоянно ощущала его присутствие. Он был словно комар, который всегда жужжал где-то рядом и не давал сосредоточиться. Я почти ожидала, что он подойдет, чтобы осадить Маркуса, и возьмет ситуацию под контроль, как тогда, в доме братства. Но он этого не сделал. Его уже даже не было на стуле. Теперь он стоял с другой группой людей, словно участвуя в их разговоре, но это было не так. Его бутылка с пивом исчезла, а руки были скрещены на груди. К его локтю прилипла какая-то девушка, но и на нее он внимания не обращал.

Он смотрел на меня.

Наши взгляды сцепилась, и я нахмурилась.

В его глазах не было враждебности, как в тот вечер, лишь легкое веселье — словно он находил меня или ситуацию забавной. Я оглянулась, но ничего смешного там не увидела. Погодите-ка… Я опять резко развернулась.

Сзади никого не было. Вообще никого. Девчонки ушли.

Черт.

Не имея понятия, как вернуться в общагу, я пошла в дом. Девочек нигде не было. Ни в гостиной, ни на кухне, ни в ванной. Ни внизу, ни наверху. Я вернулась на улицу в очередной попытке найти их — и снова увы.

И тогда я почувствовала его.

С руками в карманах он встал со мной рядом и посмотрел на меня так, словно видел насквозь.

— Они ушли, пока ты пялилась на меня.

— Я не пялилась. — По крайней мере сама я так не считала. В висках начала зарождаться боль. Я подняла руку и потерла голову.

Уголок его рта пополз вверх.

— Пялилась, но все нормально. — Он выгнул бровь. — Тебя есть кому отвезти?

Я вздохнула.

— У нас была система дружеской поддержки.

Второй уголок его рта тоже поднялся, и у меня снова возникло смутное ощущение, что я его веселю.

— Пойдем. — Он кивнул на улицу. — Я выпил всего одно пиво и могу сесть за руль. Все равно я уже собирался домой. Ну что, доверишь себя отвезти?

Я задержала дыхание. Он опять открыто потешается надо мной? Я взвесила все варианты. Можно было вызвать такси, понадеявшись, что водитель знает, где общежитие, или пойти пешком и попытаться найти дорогу самостоятельно. Третьей опцией было позвонить Кевину. Мне отчасти хотелось это сделать, и я даже взяла телефон, но потом подумала: а если он не ответит? Я убрала телефон. Мне не хотелось проверять эту теорию.

Последний вариант стоял передо мной.

Я кивнула.

— После тебя.

 

Глава 6

Мудак Кейден ездил на «лендровере».

Не знаю, чего я ожидала, но точно не этого.

И внутри было чисто. Открыв дверцу, я замерла. Чистота была безупречной.

Кейден уже сидел за рулем.

— Пожалуйста, только не говори, что натуральная кожа оскорбляет твои чувства.

— Здесь так чисто.

— Да?

Понятия не имею, что на меня нашло, но я вдруг пропела:

— Та-да-а! — И вскинула руки, как будто увидела ангелов. В моем голосе зазвучали хор и оркестр. — Узрите это великолепие! — Я уронила руки и услышала в ответ тишину.

Кейден склонил голову набок.

— Сколько ты выпила?

Да, наверное дело было в спиртном. Пожав плечами, я забралась внутрь.

— Извини. Просто я удивилась, — объяснила я, пока он отъезжал от тротуара. — У Кевина в машине вечный бардак. Пол пассажирского места, где по идее должны быть мои ноги, — его персональная мусорка. Он все сбрасывает туда. И мне, чтобы сесть, всегда приходится сдвигать гору мусора.

— Он не убирает в ней ради тебя?

Я снова пожала плечами.

— Только ради своих подружек.

— И даже ради матери нет?

— Они берут ее машину, если едут куда-то вместе. Так что, не-а. Только ради подружек. — Тут я поняла, что меня понесло, и села на свои руки.

Он это заметил.

— Что ты делаешь?

— То, что делаю, когда чувствую, что говорю лишнее, а это происходит только, когда я нервничаю. — Я несколько раз моргнула, не сводя с него глаз. — Сейчас меня нервируешь ты. Хотя лучше нервничать, чем беситься.

— Я бешу тебя?

Я кивнула, затем обдумала это и опустила голову, дернув плечом.

— Раньше бесил. Не знаю, почему. Наверное, из-за того, что ты это ты. В голове я называла тебя Мудаком.

— Что-о? — Мы остановились на светофоре, и он полностью повернулся ко мне. — Я же тебе ничего такого не сделал.

Я ощетинилась, вспоминая нашу первую встречу, и прокрутила в голове ту его фразу.

— «Да что с тобой не так?» Не самое приятное обращение к девушке. Особенно если ей только что разбили сер… — Я умолкла.

О, боже. Чуть не проболталась ему.

— То есть… — Никакой отговорки на ум не пришло. Это определенно был пьяный треп. Я не смогла даже попытаться придумать, как сменить тему, и потому сидела униженная и побежденная.

Загорелся зеленый, и мы снова тронулись. Кейден краем глаза взглянул на меня.

— Не самое приятное обращение к девушке, которой только что разбили сердце? Я правильно понял?

— Нет. — Да. Еще как да.

Он хмыкнул, делая очередной поворот, и я увидела крышу своего общежития.

— Так я и думал.

Он понял, что я солгала. И понял, что именно стоит за моей ложью. И я ничего не могла сделать. Как только я представила, как расстроится Кевин, во мне вспыхнула паника. Ведь я прикрывала его. Он рассчитывал на меня, а я только что выложила все парню, который, по-видимому, был его соперником, или врагом, или типа того. Ну, или был братом его врага, или соперника, или типа того. Кевин всегда с кем-нибудь враждовал.

Хотя раньше моего сводного брата хотели поколотить только обиженные бойфренды из других школ. Судя по всему, какое-то чувство самосохранения у Кевина все же имелось, раз он не покушался на девушек, парни которых учились у нас. Вообще, если подумать, он всегда заводил себе только таких друзей, которые были сильней и крупнее его самого. Он несколько раз попадал в серьезные передряги, но в последний момент появлялись его приятели, и драка внезапно сходила на нет. Либо парень отступал, либо Кевин сбегал.

— Ха.

— Что «ха»? — спросил Мудак.

— А? — Я оглянулась и увидела, что он опять за мной наблюдает.

А затем увидела и остальное. Мы уже подъехали к общежитию, и он припарковался напротив главного входа.

— Да так, ничего. Спасибо, что подвез. — Я взялась за ремень, но он поймал меня за руку.

— Подожди минуту.

О, господи. Я сглотнула. От его прикосновения меня пронзил трепет. Татуировка-змея оказалась прямо передо мной, очень близко, и я отпрянула. Что это было? Но затем Кейден заговорил, и я попыталась сосредоточиться. Все остальные чувства и эмоции, которые он вызывал, должны быть отброшены. Далеко. Очень, очень далеко.

— Что? — спросила я.

Он сокрушенно покачал головой. Потом поднял руки, словно сдаваясь, и демонстративно откинулся на спинку сиденья.

— Я не причиню тебе вред. Просто хочу поговорить о твоем сводном брате.

Я покраснела. Он подвез меня. И знал, что я солгала о Кевине. Как минимум я должна была его выслушать. Я отпустила дверную ручку.

— Ладно.

— Ладно?

Я кивнула.

— Ладно. — И добавила, отведя взгляд: — Я знаю, что ты не собирался вредить мне.

Он помолчал, рассматривая меня. Я снова чуть не покраснела. Я больше не смотрела на него, но чувствовала на себе его пристальный взгляд. Он вел себя так, словно я была диким животным, только и ждущим возможности убежать. Но я не была такой. У меня оставались рамки приличий, хоть я и выставляла себя идиоткой. Вина за это лежала на нем. Это из-за него я вела себя, словно нервная, взбесившаяся летучая мышь. С другими я не была такой. Я была нормальной, вменяемой. Черт, я была почти скучной.

Но не с Кейденом, который, как мне начинало казаться, может, и не был таким уж плохим. Он больше не вел себя как мудак и, может, не вел себя так и в нашу первую встречу. Это я повела себя странно, а он просто спросил, что со мной.

Будь на его месте девчонка, я бы и не подумала обижаться. Но на его месте был он, представитель мужского пола — сильный, мускулистый, красивый, самоуверенный… и впридачу офигеть какой властный. Эта властность исходила от него волнами — очень сексуальными и притягательными, — и… и я поверить не могла, что у меня в голове крутятся такие вот мысли.

Мой взгляд дернулся вверх, к нему.

— Так что ты собирался спросить? — По моей шее пополз вероломный горячий румянец. Я молилась, чтобы он не перешел на лицо.

Его тон смягчился.

— Почему ты покрываешь своего сводного брата?

— Который заодно и твой «брат»?

Он не ответил, только сжал челюсти.

— Я не могу ничего сказать. — Ничего из того, что ты хочешь услышать. — Назовем это семейной преданностью?

— То есть, ты все-таки покрываешь его?

Я задержала дыхание.

— В чем?

Кейден чуть наклонился вперед.

— Он был тогда с Мэгги?

Меня проверяли. Он не был уверен наверняка. Осознав это, я сжала губы и, не собираясь себя подставлять, снова взялась за ручку дверцы.