— Так и было. — Я стиснула его руку. — Ты дал мне время, и я не потратила его зря. Мама со мной каждый день. Я очень сильно люблю ее и очень скучаю. Раньше это было невыносимо, и чтобы справиться с болью, я подавляла память о ней, но с этим покончено. Теперь мне необходимо помнить ее. Иначе я не чувствую себя целой. Так что теперь со мной все хорошо. Честное слово. — Я улыбнулась. — И на всякий случай спрошу: ты хочешь продолжать заниматься со мной сексом?

Он хохотнул. Снова провел пальцами по моему лбу, потом накрыл мою щеку ладонью.

— Я хочу большего. Я хочу все. Тебя. Твой смех. — Он поцеловал меня в уголок рта. — Твои очаровательные глупости. — Поцелуй с другой стороны. — Твою доброту. — Его губы перешли на мое горло. — Твою силу.

Моя кровь побежала по венам быстрее.

Его пальцы скользнули вниз, к ложбинке между моими грудями.

Я оттянула ворот сорочки, делая все возможное, чтобы открыть ему доступ.

Он наклонился и заменил пальцы губами.

Моя кровь уже не просто быстро бежала по венам. Она чуть ли не кипела.

— Твою любовь, даже когда я ее не достоин, — добавил он. Поднял голову и посмотрел мне в глаза. — Я хочу тебя всю. — Его взгляд стал серьезным. — Я люблю тебя — безоговорочно и бесповоротно. Ты — лучшее, что когда-либо случалось со мной.

— Правда?

Он не ответил. Склонился к моим губам, и я утонула в его поцелуе. Мои руки обвились вокруг его шеи. Я не позволила бы ему отстраниться, даже если бы он захотел. Это был мой момент. Мой мужчина. И в ближайшее время я не собиралась его отпускать. Я все целовала его, целовала и целовала.

Мое сердце пыталось выскочить из груди. Сквозь тело струились потоки искристых, жарких, трепетных ощущений. Подвернулись даже пальчики на ногах.

И я все еще целовала его.

И останавливаться не хотела.

 

Глава 40

Я собиралась, когда ко мне постучал Кевин.

— Привет.

Надо отдать ему должное: вид у него был испуганным. Его взгляд заметался по комнате, всего раз остановившись на мне. Я выпрямилась, оторвавшись от открытого чемодана, и положила футболку на стопку других вещей для поездки на весенних каникулах.

— Привет, — ответила я.

Он все мялся в дверях. Потом указал в сторону комнаты.

— Можно войти? В смысле, если не помешаю.

Дело шло к разговору. Со времен моего катастрофического визита в подвал, после которого его вышвырнули из братства, мы ни разу не разговаривали. Как ни странно, избегать его оказалось легко. Даже с учетом того, что на праздники мы приезжали домой, и он навещал меня, когда после обморока я на день попала в больницу.

Тогда он ограничился быстрым «Как ты? Нормально? Ну тогда отдыхай». И убежал. Я знала, что у него появилась новая девушка. Видела ее с ним в ресторане. То, что он не стал дожидаться меня, радовало, но в этой радости присутствовала горчинка. По словам Эйвери его девушка была по-настоящему милой, и я не сомневалась, что мой сводный брат опять облажается.

Я махнула в сторону дивана.

— Садись. Пришло время поговорить, верно?

Он сделал два шага, но после остановился и взглянул на меня.

— Да. Думаю, да.

Я села на стол в другом конце комнаты и положила руки на спинку стула.

— Ты рассказал Кейдену, что случилось, когда я потеряла сознание в ресторане. — Я еще не поблагодарила его за это.

Он вытянул было ноги, потом уперся локтями в колени.

— Я защищал свою жизнь. — Он выдавил усмешку. — Ты отключилась, и по его лицу было понятно, что он винит в этом меня. Вот и пришлось сообщить ему, что причиной был он.

— Не только он. — Еще я. И моя мама. — Знаешь, я в замешательстве. Вроде и надо поблагодарить тебя за то, что сказал ему, но ты такой кадр, что не поворачивается язык.

— Прости за то, что портил вам с Кейденом жизнь.

Я приподняла бровь.

— И за то, что портил жизнь тебе в целом, — поправился он. — Я знал, что нравлюсь тебе, и мне это нравилось. — Он протянул ко мне руку. — Ты не осознаешь, насколько ты замечательная. Ты умная. Забавная. Яркая. Таких девушек мало. Мне повезло, что я встретил Киару. Она тоже из таких девушек, и другую такую я уже не найду.

— Тогда не делай ей больно.

— Я и не собираюсь.

— Кевин, я не шучу. Не изменяй ей.

— Не буду. Честное слово. Те наши «уроки», хоть их и было немного, действительно помогли.

— Ты правда пытался тогда измениться? Или это была уловка?

Он печально взглянул на меня и с коротким смешком поднял ладони.

— И то, и другое. Сначала это было притворство. Я собирался вернуть тебя, но потом ты пришла и спросила, правда ли я бросил Мэгги ради тебя. Было очевидно, что я тебе больше не нужен, но все-таки я решил попытать счастья.

Я застонала.

— Кевин…

Он почесал голову.

— Я просто хотел проводить с тобой время. Думал, смогу снова очаровать тебя.

— Кейден пересказал мне кое-что из того, что ты говорил ему, пока я была не в себе. — Эти его слова меня ранили. — Это правда? В школе меня сторонились из-за тебя?

— Ну, у тебя были парни.

— Ага, — фыркнула я. — Три унылых бойфренда. Они не считаются. Это были не настоящие отношения.

— Прости меня и за это. Да, все парни знали, что с тобой лучше не связываться, потому что я мог увести тебя. Я, в общем-то, прямо давал им это понять.

Мне захотелось швырнуть в него тапком. Я огляделась, выискивая что-нибудь, что не причинило бы сильный ущерб. Хотя я хотела его причинить. Очень хотела.

Но вместо этого я сказала ему:

— Знаешь, что? Ты говнюк.

— Знаю. — Он примирительно поднял ладони. — Кое в чем я не врал. Я был не готов к тебе. И не знал, как с тобой обращаться. Я эгоист. Скользкий манипулятор и бабник. Но клянусь, ты помогла мне измениться. Сегодня я впервые набрался храбрости, чтобы прийти к тебе. Я знаю, что облажался. — Он прижал руку к груди. — Я упустил шанс с тобой, и это сильно на меня повлияло. Только благодаря тебе у меня есть Киара. Если б я встретил ее в ноябре или декабре, то не обратил бы на нее никакого внимания. Она хорошая девушка. А мне нельзя быть с хорошими девушками. Я их уничтожаю.

Мне захотелось зарычать.

— Предупреждаю еще раз: не обижай ее.

— Не буду. Если с ней что-то случится… — Его улыбка смягчилась. — Кейден мог потерять тебя. Я видел его лицо, когда ты упала в обморок. Он и впрямь тебя любит.

Я нахмурилась.

— У меня было обезвоживание. И все. Меня полдня продержали на капельнице, и я пришла в норму.

— Я имел в виду, потерять не в физическом смысле, а вообще. Кейдену повезло с тобой.

— О. — Что ж. Услышать такое было приятно. — Спасибо.

— Ну… так ты продолжишь меня ненавидеть? Скоро лето. Будет неловко, если мы оба окажемся дома, и ты будешь хотеть убить меня.

— Я никогда не хотела убить тебя. А вот покалечить, вырвать кишки или кастрировать… — Я приподняла плечо. — В могиле ты бы не чувствовал боли. Но если бы твои кишки выдернули наружу, а потом запихали обратно и наложили ужасные швы… О да. Это было бы идеально.

— О да, — с блеском в глазах повторил он. — Это я и имел в виду.

— Значит, мы понимаем друг друга.

— У тебя точно не осталось ко мне никаких чувств?

Я больше не раздумывала. Схватила тапок и запустила в него.

Кевин пригнулся, и тапок угодил в стену.

— Хорошо, хорошо. — Он встал, закрывая руками лицо. — Я ухожу. — У двери он остановился. — Теперь я по-настоящему счастлив, что у меня есть сестра. Честно. Не вру.

Я нахмурила брови.

— Давай не забегать вперед? Я еще не до конца доверяю тебе.

— И правильно. Но я докажу, что изменился, и тебе будет не стыдно считать меня братом. — Он помахал мне и исчез в коридоре.

Мои внутренние присяжные еще не вынесли Кевину оправдательный приговор, но желание вырвать ему кишки немного ослабло. Чуть-чуть. На меня вдруг нахлынуло осознание, насколько мне повезло. Я приехала в колледж, чтобы быть ближе к сводному брату, но влюбилась в другого. Кевин был идеалом, пластырем, залепляющим рану. А Кейден был разным — хорошим, плохим, в нем были сотни оттенков. Он заставил меня прочувствовать все.

Он был моим всем.

Через секунду в дверях появилась Эйвери. Она указала через плечо большим пальцем.

— Это был Кевин?

— Приходил извиниться за то, что был говнюком.

— Тут одним извинением не отделаешься.

— Да. — Я бросила на кровать сандалии. — Сколько пар обуви ты берешь?

Она положила сандалии в чемодан и села ко мне на кровать.

— Ну… я взяла двенадцать нарядов и четыре пары сандалий. И наверное, куплю еще что-нибудь там. Одежды и обуви не бывает много, особенно если ты на Ки-Уэст. Скорее бы завтра. Это будет волшебно.

Маркус, Эйвери, Колтон, Кейден и я собирались провести весенние каникулы вместе. По слухам к нам мог прилететь и Диего. Кейдена это не особенно радовало. Он эгоистично хотел оставить дружбу с Диего для себя одного, но после того, как я привела Колтона в бар, стало понятно, что ему придется делиться. В следующий раз пришли Маркус и Эйвери, и Маркус чуть ли не влюбился в хозяина бара. Диего, впрочем, это чувство не разделял. Его новым другом стал Колтон. О чем он и объявил в прошлый уикенд. Кого это расстроило больше — Маркуса или Кейдена, я так и не поняла.

В общем я надеялась, что Диего тоже приедет.

— Грустно, конечно, что их родители развелись, но ура — их отец перебрался на юг и предоставил нам дом, — сказала она. — Это огромный плюс.

— Для нас — раз мы их девушки.

Она тоже мне улыбнулась.

— О да. И знаю, я еще этого не говорила, но спасибо за то, что вырубилась в феврале. После этого Маркус превратился в самого любящего и внимательного бойфренда на свете. Судя по всему, ты его здорово перепугала. — Она опустила глаза на свои руки. — Он сказал, что Кейден мог потерять тебя и что он не хочет пережить то же самое.

Я рассмеялась.

— Я рада. У вас теперь тоже все официально. — Я встала и посмотрела на свой чемодан. — Наверное, хватит. У меня и так уже перевес.

Эйвери подобрала одно из бикини.

— Кейден сорвет с тебя это через пару секунд.

— Будем надеяться.

И на следующий день, когда мы улетели на Ки-Уэст, а потом целый вечер танцевали и пили, он сделал именно это.

Конец