Шиан Миллер

Шиан Миллер, доброе дело которого не осталось безнаказанным.

— Я бы хотела узнать кто вы, — устало произнес женский голос. — Кого мне благодарить за спасение?

— Шиан Миллер. Борт семнадцать, — бодро отрапортовал ее спаситель.

Потом он с минуту понаблюдал за тем, как пассажирский корабль набирает скорость для перехода, и убедившись, что женщине рискнувшей летать в одиночестве больше ничего не грозит, поспешил вернуться к своим прямым обязанностям.

Вот так просто и незатейливо все началось. А закончилось все очень плохо. Для всех. Но в первую очередь для Шиана.

Подразделение «Молния» упустило пиратов, за которыми охотилось полгода. Даже хуже, пираты разгромили подразделение и спокойно скрылись. Генерал Лирой, не долго думая, обвинил в провале Шиана, которого не оказалось на месте. И ему поверили, впрочем, высокородным всегда верили, даже тогда, когда из-за их дурацких планов гибли люди.

В существование спасенной женщины верить отказались, тем более, никто кроме Шиана из-за помех, должных, по мнению Лироя, повергнуть пиратов в панику, не слышал ее призывов о помощи. Трибунал состоялся через три дня после разгрома, и Шиана Миллера с позором выгнали из королевского флота. Выгнали за трусость, проявленную во время боя.

Его прогнали через строй, посрывали знаки отличия и потребовали немедленно покинуть базу «Молний». Это было унизительно, но терпимо, тем более, он не очень и дорожил флотом. Хуже было другое. Его обвинили в том, что он позорит память своей мамы-героини. И все встречные считали своим долгом высказаться на эту тему. Так что он решил покинуть не только флот, но и королевство Руан. Что и сделал через шесть часов после прохода через строй злобно орущих бывших товарищей по подразделению.

Бывшие приятели целую неделю обсуждали его трусливое бегство в неизвестном направлении. Припомнили все, и низкий бал, набранный при поступлении в военную академию, и то, что его приняли только из-за погибшей матери, и то, что он никогда особенно не старался быть отличным солдатом.

А потом на базу с официальным визитом прибыла невеста принца, прехорошенькая графиня Шаной, о которой ходили легенды из-за ее службы пару лет назад в разведке. Она раскланялась с генералом. Сразу отмела попытки задержать себя на базе в качестве гостьи. Объяснила, что свернула сюда по пути на важную встречу и вся официальность визита заключается в том, что она прилетела лично поблагодарить человека спасшего ее.

Некоторые офицеры, кто поумнее, сразу догадались о ком она говорит и поспешили незаметно скрыться. Генерал Лирой же умом и сообразительностью никогда не отличался, поэтому радостно поинтересовался, как зовут этого без сомнения достойного человека.

Шиан Миллер. Борт семнадцать, — вежливо ответила графиня, после чего разбегаться начали даже не очень сообразительные офицеры.

Лирой задумался, пытаясь припомнить кого-то с таким именем. Не вспомнил, с памятью у него тоже были проблемы. Поэтому он спросил про Шиана Миллера у своего секретаря.

Тот, бледный и потный, напомнил, что это его уважаемый генерал обвинил в трусости из-за отсутствия в начале боя. Трибунал состоялся неделю назад, с доводами уважаемого генерала не менее уважаемые офицеры согласились, в существование спасенной женщины верить отказались, и прогнали Шиана Миллера с позором и без права пилотировать любые корабли на территории королевства.

— Даже так, — задумчиво произнесла графиня, после чего секретарь поспешно отступил и попытался затеряться в быстро редеющей толпе любопытных.

Зря конечно. Секретарь графиню не интересовал. Интересен ей был бедняга генерал, избавить от которого свою любимую армию она мечтала весь последний год. И вот, наконец, ей предоставилась такая возможность. И никто не сможет обвинить ее в предубеждении против семейки Лирой.

— Может, многоуважаемый генерал объяснит мне, почему на территории, которую он должен охранять, кто-то глушит сигналы СОС? Пираты спокойненько нападают на послов короля, а выгоняют ребят, которые этих послов спасают? — зашипела она в лучших традициях возмущенной кошки — В одиночку спасают, потому что какой-то кретин глушит не только СОС, но и все волны. И бедняга даже не может позвать кого-то на подмогу, и вообще не знает, что происходит даже в видимой части пространства. А еще многоуважаемый генерал должен мне объяснить, почему человека, в одиночку разметавшего семь пиратских развалин, обвинили именно в трусости? Может, потому что генерал сам трус и другого объяснения придумать не в силах?

— Но… — попытался вставить слово генерал.

— Я еще не все сказала! — рявкнула графиня. — Вы немедленно предоставите мне отчеты обо всех операциях, проводимых вами за время вашего командования. И если планирование остальных операций окажется таким же безумным, как и та, которую я имела честь наблюдать, я вам не завидую. А сейчас вы найдете Шиана Миллера и принесете ему извинения.

— Но он улетел. Вообще улетел, из королевства. Где я его теперь найду? — печально спросил генерал.

Он уже понял, что командовать ему не долго осталось. И закончится его командование припоминанием всех грехов. Да и задержался он в качестве генерала так долго только потому, что всегда находились люди, которых можно было обвинить в своих провалах. А теперь лучше сразу застрелиться. Потому, что графиня быстро узнает об этих людях, наверняка найдет в них что-то хорошее и генералу не дадут уйти в отставку по-тихому. Состоится трибунал и его погонят через строй, а это будет позором для всей семьи. Но он также понял, что застрелиться не сможет, храбрости не хватит. И почему он думал, что командовать флотом будет легко?

— Вы его найдете — ласково сказала графиня. — Будете искать сколько угодно. В противном случае вам, человеку, который посчитал что спасение моей жизни ничего не стоит, лучше покинуть королевство и не попадаться мне больше на глаза.

Генерал кивнул. Графиня презрительно его осмотрела, покривила губы и гордо удалилась, оставив беднягу размышлять о своей дальнейшей судьбе.

К вечеру о состоявшемся разговоре знали все. Отношение к Шиану резко переменилось, что впрочем, для него уже не имело значения. Возвращаться он не собирался. Шиан искал место где смог бы применить свои таланты, место упорно не находилось, и когда он уже совсем отчаялся новообретенный друг за кружкой пива рассказал ему об охотниках за головами, которые набирают команду. Поплутав по бесконечным переходам станции между портами, Шиан нашел место стоянки «Джанкоя» и после недолгих переговоров с хмурым типом азиатской наружности был принят в команду.

— И пускай она попробует возразить — провозгласил Тойво. — Я согласился терпеть ее сумасшедших, теперь пускай терпит моего бывшего военного.

Это заявление как-то не вдохновляло. Но выбора особого на данный момент не было, и Шиан решил своими глазами посмотреть на сумасшедших, а потом уже принять решение. Как он и ожидал, заявление оказалось преувеличением. Ребята подобрались, конечно, с причудами, но сумасшедшими быть не могли.

Она, то есть Мария, против приобретения напарника возражать не стала, чем окончательно испортила ему настроение. А Шиан, который только сейчас понял, что больше не зависит от глупых планов генерала Лироя, решил, что прекрасно впишется в команду. Тем более, теперь стричь волосы не обязательно и можно отрастить их до длины принятой на родной планете.

А еще можно спокойно высказывать свое мнение по любому поводу, и ни один высокородный не станет разглагольствовать о недостатках интеллекта парней неблагородных кровей. Даже если мнение на самом деле будет верхом глупости.

Рай.

Нужно было еще семь лет назад перестать слушаться опекунов и куда-нибудь сбежать. Он ведь отлично знал, что такое военный флот Руана. Помнил, сколько раз обвиняли маму в некомпетентности тогда, когда виноват в провале очередной операции века был кто-то из благородных. Но нет, он почему-то решил, что его минует чаша сия, если даже не пытаться делать что-то полезное. Не миновала. Потому что не смог не откликнуться на призывы о помощи. Все что ни делается — к лучшему.