Кружева и странные существа омерзительного вида. Сочетание… дальше просто некуда. Если бы сюда допустили хоть одного психиатра, он, ни минуты не сомневаясь, предсказал бы сыну королевы скорое поселение в одной из клиник соответствующего направления.

Впрочем, обыск.

Ника, робея под полным надежды взглядом Талиды, начала открывать шкафы, искренне надеясь, что не придется ломать стены в поисках тайников. Ничего интересного. Одежда самого дикого вида, дезинфицирующие средства, новенькие, недавно замененные автоматикой, личные вещи. Ника печально вздохнула и решительно выгребла весь хлам из забитого под завязку шкафа, и была вознаграждена. Пластиковой коробочкой, хранящей внутри простенький проектор статических изображений.

Осторожно открыть, провести пальцем по серой линии и несколько секунд подождать. А потом удивленно смотреть на изображения, которых не могло быть.

Высокий мужчина, обнимающий за плечи худенького бледного подростка на фоне остатков разбитого корабля. Тот же подросток, посмуглее, повыше и, наверное, постарше, грозно смотрящий поверх перекрестья мечей, которые он держит перед собой. Странные личности самого нереспектабельного вида, с поднятыми вверх лучевиками, кого-то приветствуют. Гоночные корабли со знаками вольных торговцев на бортах, и подросток, сидящий на носу одного из них.

И все счастливы.

Потом изображения сделали скачек через годы, и подросток превратился в кого-то среднего между драконом и Александэром. Он появлялся с мечами в руках, уставший и чем-то довольный, с девушками в объятьях, с бутылками наполненными чем-то алкогольным и стаканами с похожим содержимым, в окружении людей, чья компания была самой неподходящей для сына королевы, и с высоким парнем за спиной, в котором с трудом можно было признать Раяна.

— Откуда это все? — спросила любящая мать, совсем не знавшая своего сына.

— У Раяна спросим. Он должен знать, — с напускной уверенностью сказала Ника.

В следующих шкафах нашлась темная одежда самого простого вида, удобная и функциональная, механизмы непонятного назначения, книги по навигации, самодельный лучевик, разряженный, но в рабочем состоянии и, наконец, пара мечей, без драконов, обычные, со стертым серебром на рукоятях, наверное, от частого пользования.

Талида заплакала, и Ника бросилась ее утешать. Не хватало еще, чтобы Раян или кто-то из сотни увидел плачущую королеву. Они сами себе потом этого не простят.

Александэра необходимо найти. И допросить с пристрастием. Если, конечно, получится. В чем Ника очень сильно сомневалась.