Глава 8

Маттиас

"Маттиас, прости. Мне нужно время. Я не совсем готова к вечности. Лейни".

Всепоглощающее отчаяние скручивается в груди, пока я вновь и вновь перечитываю её слова. Она не может быть со мной. Моя пара не будет со мной. Она отвергает меня. Чёрт возьми. Не так всё должно быть. Я должен найти свою пару, и соединиться сердцами. Лишь она спасёт меня и не даст закончить жизнь затворником, которым многие из нас становятся. Но она не хочет меня.

Я рычу в отчаянии, срываю доску со стены и бросаю её через всю комнату, где она застревает в штукатурке.

- Чёрт! - кричу я.

Я не собирался этого делать, но нахожусь в полном расцвете сил после кормления. Во мне закипает гнев. Если бы нам не помешали... она бы уже была моей. Если бы я не колебался, то мог хотя бы попробовать её кровь и сейчас нашёл бы Элейн.

Сжав кулаки, я пытаюсь идти по её запаху и бегу на максимальной скорости из её дома и по улицам. Какой от меня прок, если не могу найти свою пару? Но вскоре её запах испаряется, дождь смывает его. Мне нужно взять себя в руки. Предупреждение Брандта всплывает в голове. Я не могу заставить её быть моей. Она всю жизнь будет ненавидеть меня за то, что я не дал ей выбора.

Промокший и расстроенный, я иду домой, чтобы подумать и составить план. Мне противно, что не могу найти её, но не буду давить, потому что жизнь без неё кажется невозможной.

Я вздыхаю и провожу рукой по затылку, прежде чем открыть входную дверь и войти. Завтра я найду Элейн и скажу, что пойду на многое, чтобы удержать её. А сегодня планирую отомстить тому, кто остался из нападавших. Я иду по тихому, пустому коридору и лениво размышляю, не попал ли Брандт в неприятности с королём. Блэкторны не славятся дипломатичностью.

С одежды текут капли, поэтому я раздеваюсь, как только добираюсь до своей спальни. Я хочу быть в постели с Элейн, трахать её до беспамятства, а затем прижимать её к себе, пока она не заснёт. Я больше, чем хочу её. Она мне нужна.

Я ложусь на кровать, а член пульсирует только от мыслей о моей паре. Её вкус так и чувствуется на языке и губах, а запах обволакивает пальцы, и я отдал бы почти всё, чтобы она вновь оказалась рядом. Я обхватываю длину и медленно поглаживаю, представляя, что это Элейн и желая, чтобы это было реально. Меня сотрясает дрожь, собираясь в яйцах - болезненное и тяжёлое давление. Мы были так близки к тому, чтобы соединиться, и возбуждение сейчас сильнее прежнего.

- Элейн, - шепчу я, закрывая глаза и представляя её. Я впадаю в полубессознательное состояние, самое близкое к сну, которое может быть у вампира. Я вижу её, одетую только в тонкую белую сорочку и трусики. От вида очертаний её тёмных сосков у меня удлиняются клыки, и голод, не имеющий ничего общего с потребностью в крови, берёт верх. Я хочу погрузить зубы в её полную грудь, пока член скользит в естество.

Она извивается на кровати, нахмурившись, а затем скользит рукой вниз по животу и под пояс трусиков. Затем шепчет моё имя, и я сдерживаю стон. Знаю, что на самом деле я не в её комнате, но смотреть, как она ласкает себя, представляя меня, очаровательно.

Элейн стонет и вздрагивает, моё имя скользит по воздуху, а от запаха её возбуждения у меня слюнки текут.

- Чёрт, Элейн. Ты так чертовски красива.

Она распахивает глаза, и клянусь, что она смотрит прямо на меня.

- Маттиас? - шепчет она.

У меня сжимается сердце, и я открываю глаза, возвращаясь в реальность. Она не должна меня видеть. Мы ещё не сблизились. Но я знаю, что она видела меня. Что важнее, она хочет меня. Её тело горело огнём. Я чувствую приближение рассвета, из-за чего у меня тяжелеют конечности. Мне нужно спать днём. Впервые за всю долгую жизнь, я на самом деле, ненавижу то, чем являюсь, потому что из-за этого нахожусь вдали от Элейн

Я уступаю требованиям дня. Мой мир темнеет, когда безопасность ночи исчезает.

***

Элейн - первое, о чём я думаю, проснувшись, стоит солнцу сесть за горизонт. У меня есть ещё полчаса до того, как она закроет кофейню. Мне хватит времени добраться до неё, доказать, что мы созданы друг для друга, и убедиться, что она в безопасности.

В окне маленькой кофейни горит свет, на вывеске ещё надпись "Открыто". Меня накрывает волна триумфа, и я широко улыбаюсь. Я ловлю её аромат, принесённый ветром, и мир замирает. Я провожу рукой по волосам и расправляю плечи, прежде чем открыть дверь. Но меня встречает не красивая женщина, которую я жажду увидеть, а другая девушка. Девушка, которую я видел раньше, но на этот раз она слишком сильно пахнет моей парой.

- Где она? - спрашиваю я, не скрывая разочарования.

- Лейни? Взяла выходной. - Она буднично мне улыбается, словно мы старые друзья.

- Где? - Я прекрасно понимаю, что этим тоном грублю. Но эта женщина может пахнуть как моя пара, только если была в непосредственной близости от неё.

- У меня.

- С какого хрена у тебя?

- Должно быть, ты Маттиас. Знаешь, преследование запрещено законом во всех штатах. Она напугана.

Нет-нет-нет. Это неправильно. Элейн боится не меня, а перевоплощения.

- Я её защищаю. Меня ей бояться нечего.

- Об этом я ничего не знаю. Ты выглядишь немного напряжённым.

- Она моя и она в опасности. Ты в курсе? Она поделилась тем, что на неё напали?

Она кивает.

- Да. Она моя кузина, а меня зовут Клэр.

- Тогда, Клэр, прошу, отведи меня к ней. Я лучше других смогу её защитить.

Она сводит брови.

- Как? Она сбежала от тебя.

Рискуя всем, я показываю ей клыки.

- Я убью любого, кто грозит моей паре.

Он округляет глаза и бледнеет.

- Какого чёрта?

- Отведи меня к ней, - повторяю я. - Я никогда, никогда не наврежу ей.

Она быстро кивает, её сердце бьётся так сильно, что я слышу его барабанный бой. Клэр выходит из кофейни, не сказав больше ни слова, и запирает за собой дверь. Когда мы подъезжаем к её дому, я не чувствую Элейн, и ужас сдавливает грудь, а свинцовая тяжесть опускается в животе. Но между нами нет связи, и Элейн должна быть там, в этом доме

- Спасибо, - благодарю я, протягивая руку. Клэр пожимает её и идёт к двери.

- Не делай ей больно. Только она у меня осталась из семьи.

- Даю слово, - отвечаю я, стучу в дверь и зову Элейн по имени, но ответа нет.

- Где она? - огрызаюсь я, поворачиваясь к Клэр.

Она широко распахивает глаза.

- Я... я не знаю. Она была здесь. Её машина стоит на подъездной дорожке. - Она показывает на автомобиль на подъездной дорожке. - Она должна быть здесь.

- Открывай, - говорю я, и она начала возиться с ключами. Я чувствую её страх. Она не лжёт. Эта женщина так же боится за Элейн, как и я. Но легче не становиться. Как только дверь распахивается, я заношу ногу, но натыкаюсь на невидимый барьер.

- Ты должна впустить меня.

Клэр хмурится, так похоже на выражение лица Элейн.

- Не знаю, удачная ли это идея.

- Клэр, прошу. Если с ней что-то произошло, я должен войти и увидеть своими глазами. Я не слышу биения её сердца.

- Ты ведь не думаешь, что её могли убить?

У меня щемит сердце от такой мысли, а кровь стынет в жилах. Если её убили, я никогда себе этого не прощу.

- Впусти меня. - Клэр кивает и делает шаг назад, и меня охватывает разочарование. - Ты должна произнести эти слова.

- Входи, Маттиас.

Как только слова слетают с её губ, я бросаюсь внутрь и пробегаю по дому, ища любые признаки Элейн. Задняя дверь распахнута настежь, на полу царапины, на кухонном столе опрокинута ваза. Но след аромата Элейн выводит меня наружу, где я нахожу пряди её волос, капли крови и следы волочения от дома. Они забрали её. Ублюдки думают, что могут украсть мою пару, причинить ей вред и остаться в живых? Я убью их. Они хотят, чтобы я пошёл по её следу? Хорошо, потому что я не в силах остановиться и не попасть прямо в их ловушку.