Глава 10

Лейни

Оказавшись в объятиях Маттиаса, я понимаю, как сглупила, убежав от того, что между нами. Это не простое притяжение, а что-то сверхъестественное. Сейчас он несёт меня на руках, и плевать, что мы не едем на машине, что он передвигается быстрее любого человека. Я лишь хочу быть с ним. Остальное выясним потом.

- Элейн, открой глаза. - Его голос и нежный и грубый одновременно. - Мы пришли.

Он открывает дверь, и я жду, что он поставит меня на ноги, но нет. Маттиас крепче прижимает меня к себе и несёт прямо в спальню.

- Что, экскурсию не проведёшь? - дразню я, но в голосе всё равно чувствуется предвкушение.

- Нет. Нас однажды уже прервали. Не позволю этому повториться.

Я начала возбуждаться.

- Обещаешь?

- Клянусь.

Затем я оказываюсь на кровати, а одежду срывают с моего тела. Голубые глаза Маттиаса светятся диким желанием, а клыки удлиняются. Он показывает мне монстра, который мне нравится. Его одежда падает на пол, и он стоит передо мной - великолепный, сильный и полностью мой. Из раны на ноге медленно течёт кровь.

- Твоя нога, - замечаю я.

Он качает головой.

- Когда мы закончим, я исцелюсь. Ты меня излечишь.

- Поцелуй меня, - шепчу я. - Покажи, что значит быть твоей.

Он ложится на меня и начинает покрывать тело поцелуями, от которых предвкушение всё нарастает. Когда он втягивает в рот мои соски и царапает клыками нежную кожу, я вскрикиваю, и адреналин мчится по венам.

- Боже, у тебя невероятный вкус, - бормочет Маттиас у налитого пика груди.

- Не хочешь большего? - У меня ноги и руки дрожат от мысли, что он меня укусит, но я знаю, что ему это нужно. И я чувствую то же самое. Я могу дать ему и кровь и тело. Его налитый ствол прижимается к моему животу.

- Я хочу всего. - И с этими словами он опускает длинные пальцы между нами и касается клитора, отчего я выгибаюсь. Я уже влажная и полностью готовая к Маттиасу, но он, судя по всему, решил подольше меня дразнить. Это наша брачная ночь, я готова стать его парой.

- Откройся для меня, - шепчет он, раздвигая мне бёдра, затем погружает в меня один палец, и стон, который он вырывает из моего горла, едва ли может принадлежать мне.

Давление в сердцевине увеличивается с каждым движением руки, удовольствие нарастает. Маттиас добавляет второй палец и поворачивает так, что задевает самую необходимую точку. Я извиваюсь под его ласками, ища освобождения, к краю которого она меня подвёл.

- Я хочу кончить, - со стоном выдаю. - Прошу, позволь.

- Нет, пока я не окажусь в тебе. Я хочу почувствовать, как ты сожмёшь мне член.

Ох, матерь. Божья. Я раздвигаю ноги, Маттиас вынимает пальцы из моего лона и с сексуальной усмешкой подносит их к губам. Не сводя с меня взгляда, он облизывает их.

- Дьявол, у тебя потрясающий вкус, - рычит он, а затем входит в меня на всю длину одним мощным толчком. От такого вторжения я издаю хриплый стон. Он такой огромный, но моё естество растягивается под его размер, и это ощущается просто фантастически. Мы созданы друг для друга.

- Да, Элейн, ты создана для меня. - Он плавно начинает толкаться в меня, заставляя выгибаться на встречу. - Ты моя. Чёрт подери, моя. - Каждое слово он подтверждает очередным толчком.

Я впиваюсь ногтями ему в спину, а ногами обнимаю за талию.

- Жёстче, прошу. Я не сломаюсь.

Он начинает вбиваться жёстче, и кровать бьётся об стену.

- Мне нужно... Чёрт... Элейн, мне нужно попробовать твой вкус. Сделать тебя своей.

Повернув голову, я предлагаю ему шею. Рычание вырывается из горла Маттиаса, и он прижимается губами к моему горлу. Сначала я чувствую ожог, потом давление, и когда он начинает пить, у меня между бёдер нарастает восхитительное чувство. Он входит в меня и пьёт кровь, затем стонет, а движения становятся резкими. Маттиас вытаскивает клыки из моей вены и шепчет:

- Кончи со мной, моя пара. Подари своё удовольствие, пока я заполняю тебя семенем.

Я так и делаю. Разрываюсь на сотни осколков, а он выкрикивает моё имя и пульсирует внутри. Но не прекращает толкаться, даже не замедляется. Вместо этого, когда я всё ещё плаваю на волнах оргазма, кусает своё запястье и подносит к моим губам.

- Пей. Будь моей.

- Я... Стану вампиром?

Улыбаясь, он качает головой.

- Нет, но пока моя кровь внутри тебя, у нас будет сверхъестественная связь. А когда ты будешь готова, мы обсудим твоё перевоплощение. Я не стану тебя торопить.

Я облизываю губы и закрываю глаза, когда он снова толкается в меня. Затем прижимает запястье к моему рту, и я начинаю пить насыщенную гвоздикой и специями - тёмными и опасными - жидкость, испытывая самый мощный оргазм за всю свою жизнь. Я не хочу, чтобы это всё заканчивалось, но Маттиас отстраняет своё запястье и стонет, тяжело дыша.

- Достаточно, любовь моя.

Он нежно целует меня в горло и опускается к груди.

- Однажды, я буду пить из этих прекрасных грудей.

У меня сжимается лоно.

- Почему бы не прямо сейчас?

Хохотнув, он выходит из меня, перекатывается на бок и притягивает меня в свои объятия.

- Сегодня больше нет. Я хочу просто тебя обнимать.

Он поглаживает длинными пальцами мою голую руку, и я прижимаюсь ближе, прислушиваясь к сердцебиению в его груди.

- У тебя, правда, не билось сердце?

- Правда.

- Ты сказал, что тебя обратили. Значит, когда-то ты был человеком?

Он вздыхает, и я гадаю, нужно ли ему вообще дышать или он делает это по привычке.

- Да, но очень давно.

- Приспособиться трудно?

Он напрягается.

- Да, но моя семья... мой клан приняли меня и показали путь из темноты. В первое десятилетие бытия вампиром, я убил немало людей, но как только научился всё контролировать, остановился. Теперь я убиваю лишь, когда угрожают мне или моим близким. - Я дрожу, а Маттиас прижимает меня ближе. - Но, как я и сказал, это было очень давно. Со временем мы стали жить лучше, выстроили клан, сделали больше хорошего, чем плохого.

- И тебе нужно вернуться домой?

- У тебя полно неудобных вопросов, да?

Я киваю.

- Если я твоя пара, должна их задать.

- Мне нужно вернуться, и ты поедешь со мной.

- Да? - Мне трудно скрыть недоумение в голосе.

- Ты моя пара, и всегда должна быть рядом со мной. - Он прижимается носом к моим волосам. - С этого момента и до конца вечности.

Меня должно это напугать, но от мысли провести вечность с Маттиасом сердце тает.

- Думаю, мне понравится.

- Да, обещаю. Каждую ночь я буду тебя любить.

У меня сжимается сердце от такого обещания. Я провожу пальцами по его груди и рёбрам к накаченному прессу. Удовлетворённые, мы лежим в тишине. Но мне приходит в голову одна мысль, и я не могу не спросить об этом.

- Маттиас?

- М?

- Мы не защищались. Могут вампиры... заделать ребёнка?

Он смеётся.

- Да, и у нас с тобой будут дети. Но в данный момент у тебя нет овуляции. Я бы сказал

Чёрт.

- Тогда зачем тебе вообще кого-то превращать?

- Потому что мы не можем помочь тем, в кого влюбляемся. Но во многих случаях это делалось для того, чтобы создать армию, а не ради любви. - Он пристально смотрит мне в глаза, и я вижу в них страх и печаль. - Если я не обращу тебя, то могу потерять. Я видел, что это сделало с Акселем.

- Кто такой Аксель?

- Член моего клана, и для меня, как брат. Потеря Луны его сломила.

- Она умерла?

Он кивает.

- Поэтому я и приехал сюда. Отомстить за нас.

- Что случилось?

Его голубые глаза темнеют.

- Не так важно. Я сделал то, зачем сюда приехал. Но знаю, что он никогда не простит себя за то, что оставил её человеком, потому что она хотела детей.

- Так, я запуталась. Можем ли мы завести детей, когда ты меня обратишь?

Я смотрю на него и вижу, как он стискивает зубы.

- Да. Для вампиров это сложнее, но возможно. Надеюсь, ты этого хочешь.

- Думаю, да. Правда, для меня это всегда было не приоритетно, а то, что я хотела бы иметь в далёком будущем.

- Когда будем готовы, у нас и дети появятся. - Он садится и тащит меня за собой. - Поехали со мной на встречу с моим кланом.

У меня сводит желудок.

- Что?

- Поехали со мной в Швецию.

Я хочу. Боже, как же мне этого хочется. Теперь, когда мы разделили кровь, я чувствую, как она бежит по моим венам. Тело тянется к Маттиасу, как магнит. Но у меня здесь своя жизнь. Могу ли я отказаться от неё?