- Я открою тебе тайну, - шепчет Маттиас, жёстким, как сталь, голосом. - Я не хочу пить твою кровь, лишь пролить её.

Мой похититель делает выпад, держа кол в руке, бьёт Маттиаса в челюсть и отстраняется. Затем вытягивает ногу и ударяет Маттиаса по колену. Но другой вампир быстр, через несколько мгновений хватает охотника за плечи и бросает его через комнату к двери. Охотник врезается в груду коробок, взметая облако пыли. Он не шевелится, и мне интересно, мёртв ли он.

- Элейн.- Маттиас зовёт меня так, словно произносит молитву и бросается ко мне, падая на колени. - Он сделал тебе больно.

- Со мной всё хорошо, - говорю я, желая его обнять и доказать, что это правда. - Отвяжи меня от этого стула.

- Брандт, не убивай его ещё. Хочу видеть, как он страдает за то, что сделал с ней.

Вампир по имени Брандт переводит взгляд с лежащего в куче коробок человека на Маттиаса.

- У него сломана шея, Мэтт. Он уже умер.

Я должна чувствовать что-то кроме облегчения от осознания того, что этот человек мёртв, но нет. Он использовал меня в качестве приманки и, вероятно, убил бы меня, если бы Маттиас не пришёл... если бы Брандт не убил его первым.

Маттиас хватается за хомуты, которыми мои запястья привязаны к стулу, и разрывает их без особых усилий. Потом делает то же самое с ногами. На запястьях синяки и порезы.

Маттиас нежно касается царапин.

- Если бы я мог оживить его и убить снова, так и поступил бы.

- Знаю.

- Я обещал Клэр, вернуть тебя ей. Если ты действительно хочешь оставить меня... - он замолкает.

- Маттиас. Я... - Я не этого хочу, а его. - Я так... Тебя опять ранили. Из-за меня.

Он смотрит мне в глаза.

- Пойдём, Элейн. Я отведу тебя в безопасное место.

Я встаю на трясущихся ногах, и Маттиас прижимает меня к груди. Каменно-твёрдое, напряжённое и нежное одновременно, его тело прижимается к моему, и меня переполняет чувство вины.

- Прости. Не стоило оставлять тебя в таком состоянии, но я испугалась.

Он гладит меня по волосам и целует в висок.

- Сейчас не время для извинений. Сегодня я сделаю тебя своей.