Глава 9. Бал

Бал начинался в семь вечера, но дворец гудел как улей с самого обеда.

Илиана пожалела, что приехала так недавно и еще не успела подружиться хоть с кем-нибудь. Идя около четырех в кафетерий за какими-нибудь пирожками, она встречала стайки девушек, за которыми спешили служанки. Только и слышно было, что о нарядах, танцах, а еще — о том, какое же развлечение станет гвоздем программы на этот раз. О развлечениях, распорядителе и его выдумках говорили вполголоса и со смешками, как о чем-то пикантном. Илиана вдруг почувствовала себя одинокой и потерянной. Все чего-то ждут, всем интересно, а ей не с кем даже перекинуться словом и обсудить все эти волнующие темы…

Любопытно, если бы вместо нее ко двору направили Аттэма Олера, он бы тоже сейчас расстраивался?

Мысль об Олере придала здоровой злости. Илиана проглотила пирожки, потом влезла в платье и доверила прическу камеристке, присланной Кэриленой.

Камеристка долго завивала, вытягивала и укладывала темные пряди. Так долго, что Илиана чуть не задремала, погруженная в свои мысли. Платье из красного Потустороннего шелка было легким и удобным, кресло мягким, тишина убаюкивающей… Из полудремы вырвал стук в дверь.

— Простите, я уже заканчиваю! — воскликнула камеристка, решив, что Илиана кого-то ждет. Но она никого не ждала.

Взглядом спросив позволения, камеристка открыла дверь. На пороге стояла… лэйе Бервистер.

— Добрый вечер, — пробормотала Илиана. Секретаря Тайной канцелярии она ожидала увидеть у себя в последнюю очередь. Ну, может, в предпоследнюю — перед лэем Ферреном и императором.

— Собираешься? Собирайся быстрее, я за тобой. В одиночку скучновато, — лэйе Бервистер непринужденно вошла и устроилась на диване. — А может, и страшновато, — задумчиво добавила она в пространство.

…Может, будь Илиана чуть более слабонервной, ей и стало бы страшновато. Особенно после расплывчатых рассказов о здешних балах, рассказов интригующих, с придыханием и таинственными улыбочками. Увы, в ней они будили скорее скептицизм.

Коридоры и холлы на подходах к бальному залу были погружены в полумрак. Лишь нервно плясали огоньки сотен свечей, которых, впрочем, недоставало, чтобы разогнать эту темноту. Но идти она не мешала. Разодетые дамы и мужчины в торжественных камзолах казались немного нездешними. Дрожащий свет выхватывал то нить позумента, то причудливую брошь, то заколку, поблескивающую в высокой прическе. Паркет казался безмятежной гладью ночного моря. Разговоры велись вполголоса и тонули в зарождающихся аккордах музыки.

— Называй меня Церессой, — распорядилась лэйе Бервистер. — Я же ненамного тебя старше.

— И насколько же? — не выдержала Илиана.

— На пару десятков мелких ошибок и одну крупную. На двух глупых мужчин и одну слишком хитрую подругу. И на три коктейля из раскаяния, — отозвалась Цересса. — Говорят, они будут сегодня…

— Что будет?

— Коктейли…

Из чего делают эти коктейли, если после них человек начинает так изъясняться? Вслед за Церессой Илиана шагнула в зал.

Там царила все та же чернильная полутьма. В отдалении виднелись беседки для дам постарше и диванчики для желающих отдохнуть. Свечи на стенах и под потолком выстроились в сложный узор, от которого свет и тени оживали, сплетаясь в объемную ажурную сеть. Илиана не сразу заметила оркестр — он прятался под навесом из темно-зеленых лиан. Такие же лианы украшали стены, обвиваясь вокруг подсвечников.

Илиана коснулась шкатулки с «Зеницей», подвешенной к поясу на цепочке. Пришлось взять артефакт с собой, благо шкатулка была маленькой и легкой. Бал посвящался княгине. Вряд ли та стала бы делать что-то подозрительное под прицелом сотен глаз, но подстраховка не мешала.

Где-то в глубине дворца часы начали бить семь.

— Добрый вечер, — раздался вдруг совсем рядом вкрадчивый мужской голос.

Илиана вздрогнула: она не слышала, чтобы кто-то подходил так близко. Но Цересса улыбнулась кому-то у ее плеча, и Илиана обернулась.

Мужчина был в бело-золотой маске на все лицо, в блестящем от помады парике и черном камзоле. Он поклонился гостьям, умудряясь обращаться, протягивать руки и приветствовать сразу обеих.

— Я распорядитель этого торжества. Его Величество и княгиня Мерит-Ман уже на подходе, — продолжал журчать его негромкий голос с непонятным выражением. — Они откроют бал, затем вас ждет пара неожиданностей, но волноваться не стоит, вечер будет спокойным. Желаете пока отдохнуть?

Он кивнул в сторону диванов. Илиана следила, как мимо нее с Церессой проходят новые и новые гости. Почему распорядитель их не приветствует?

— Не теряйтесь, вам не идет, — прошелестел он насмешливо. — Мой долг — помочь новичкам освоиться. Вы освоились, лэйе, или желаете ангажировать мне ваш первый танец для надежности?

— Нет, благодарю вас, — опомнилась Илиана. — Разве что вы сами решите прийти на помощь тонущему кораблю.

— Уверен, ваш корабль сегодня легко удержится на плаву, — сказал распорядитель, еще раз коротко поклонился и исчез. В следующий миг Илиана увидела его силуэт у самой двери, рядом с новой стайкой дебютанток. Хотя она была уверена, что распорядитель не бросался бежать сломя голову.

— Э-э… А что, нужно было надевать маску? — пробормотала она, продолжая оглядываться.

— Нет. В маске только он. Такая работа, — ответила Цересса. — Нужно было соглашаться на танец.

— Почему? Таких, как я, больше никто не приглашает?

— Сейчас сама увидишь, как вас не приглашают, — беззлобно фыркнула Цересса. — Просто с теми, кто танцует с распорядителем, ничего не случается. Хотя бы на время тура.

— А что может случиться во время танца? — изумилась Илиана.

Тут свечи вспыхнули ярче, свет из мягкого, желтоватого стал режуще-алым, и одновременно с этим во всю ширь распахнулись створки двери.

Негромкая музыка взвилась под потолок вдруг разом оживившимися аккордами, задрожала и понеслась вскачь.

— Его величество Властитель жизни и смерти, император Акоскатской империи Астазар Первый и ее высочество инфанта Мерита княгиня Мерит-Ман! — провозгласил распорядитель.

Он не кричал, говорил все так же спокойно, но голос разнесся на весь зал. И в голосе этом Илиане впервые почудилось что-то, похожее на… презрение?

Да нет, невозможно. Почудилось, скорее всего…

Тем временем распорядитель сделал еще несколько объявлений, которых она почти не слышала, и музыка наконец спрятала его голос, утопила в бравурных волнах. Людское море всколыхнулось, плеснула пена кружев, оборок, фестонов. Короткие фразы распорядителя вновь прорезали шум, и от них, как от упавших в воду камешков, побежали круги танца.

Первые несколько кругов полагалось сделать императору с невестой. Илиана бездумно следила за ними, потом стала искать глазами Кэрилену. Не могла же сестра совсем не присутствовать на празднике, даже если он означал ее главное унижение. Она ничего не говорила, да и общаться получалось меньше, чем Илиана рассчитывала, но…

— Надеюсь, вы не заняты на этот танец, — пробасили рядом. — Иначе я не переживу.

— О? — она оглянулась. Бас принадлежал незнакомому господину, моложавому и обряженному в модный пурпур с черным бархатом. Илиана вздохнула и благосклонно кивнула. Игра началась — правила были расписаны.

Господин оказался не слишком разговорчивым. За весь тур арметы он перекинулся с Илианой всего парой вежливых фраз. Ее устраивало. Партнер не мешал оглядываться, наблюдать и пытаться освоиться. Кажется, чудеса здешних балов были сильно преувеличены. Такие же танцы, как и везде, такие же манеры, такие же люди, только размах вдесятеро больше…

Танцевальные круги напоследок дрогнули в такт последним аккордам и рассыпались пеной. Пена отхлынула к стенам, и вновь донесся голос распорядителя:

— А партнеров для сейалго нам поможет выбрать Акри. Доверьтесь ей, господа. Она ведь ни разу вас не подводила, не так ли?

И снова в учтивых доброжелательных интонациях слышалось презрение, такое же вкрадчивое и незаметное, как сам обладатель голоса. Да, он был незаметным, несмотря на вездесущесть: его слова слышали все, но сам он скрылся куда-то в тень, предоставив гостей самим себе. Как на цирковой арене, подумалось Илиане… И тут она увидела Акри.