— Может, но не может. Да, я не против увидеть еще что-то новенькое, — промурлыкала Илиана и пробежалась пальцами по его спине. Теперь пришел черед Шессхара вздрагивать.

Он поднялся и нагишом прошел к письменному столу, над которым виднелись несколько шкафчиков, встроенных в спину. Илиана приподнялась на локте, любуясь его подтянутым телом. Под кожей перекатывались мышцы, сильные, но не массивные, а сухощавые, как у опасного хищника. В нем и правда было что-то от хищника, нежащегося на солнце. А может, это лишь чудилось…

— Держим вино про запас? — хихикнула она. Шессхар извлек из шкафчика бутылку и два бокала, затем обернулся. Его взгляд неспешно пропутешествовал по телу Илианы с головы до ног, так что она вдруг остро ощутила собственную наготу.

— Запасы бывают полезны.

Шессхар вернулся на кровать и разлил багровый напиток по бокалам, а бутылку поставил на пол. Илиана отхлебнула. Вино приятно согрело изнутри, на смену прохладе вновь пришел жар. Она осушила свою порцию одним махом и откинулась на подушку, забросив ноги Шессхару на колени.

Эффект не заставил себя долго ждать. В голове зашумело… но этим все и ограничилось. Или не ограничилось… Что-то определенно произошло, но Илиана не могла понять что. Раньше она не особо любила хмельные вечеринки, опьянение было ей знакомо, но не вызывало восторгов. Сейчас она не могла понять, пьяна или нет. Может быть, это легкое головокружение появилось оттого, что Шессхар сбросил с себя ее ноги, пощекотав каждую, и лег рядом. Может быть, реальность отодвинулась куда-то в бесконечную даль, потому что Илиана потянулась к нему и принялась целовать грудь, спускаясь все ниже, и от запаха его разгоряченного тела у нее повело голову, а желание разгорелось с новой силой. Может быть…

А время неумолимо бежало вперед. Отсрочка смертного приговора истекала. И Илиана все чаще тянулась то к бутылке, то к губам Шессхара, надеясь наконец опьянеть и забыться. Но не получалось.

Поцелуи приобрели вкус вина. За окном висела чернильная ночь, в которой таились чудовища. Наверное, тьма сковывала их, если они не нападали. Но за одно это их стоило поблагодарить.