Глава 21. Колодец памяти

— О смерть бесова, — простонала Илиана, вновь обретая способность двигаться. Она чуть не рухнула на пол, но сделала усилие, чтобы удержаться на ногах. — Куда это он? Лэй Меллер, почему вы их не остановили?

— Вы же видели, что я ничего не мог сделать! — нервно ответил преподаватель. Лицо его казалось испуганным. — Он переместился в церемониальный зал. Наверное. Все бесы пекла! Я думал, это невозможно…

Ну да. Было невозможно. Теперь у Химерника есть собственная магия, остатки потока, проходившего через его тело, плюс все то, что накопил Феррен. Гремучая смесь. И весьма мощная, если освободившийся пленник сумел создать моментальный портал в человеческом мире, а не в мире Потусторонних.

— Скорее, — проговорил лэй Меллер. — Нужно добраться до церемониального зала, мы еще можем остановить Потусторонних!

Илиана не стала спрашивать, что будет, если не остановить Потусторонних. И их ведь уже остановили, поймали в ловушку из памяти воздуха… Она молча бросилась бежать следом за преподавателем.

Тот несся довольно резво для своего возраста. Он перепрыгивал через несколько ступенек, иногда перемахивал целые лестничные пролеты, и Илиана, прыгая за ним, уже готовилась свернуть шею, упав на своих каблуках. Однако не упала. Она чудом не потеряла равновесие, даже когда замок начал трястись и качаться. Страшно было представить, отчего его снова штормит. Продолжаются аномалии? В церемониальном зале уже началось что-то ужасное?

Они влетели в зал, и по глазам ударил яркий свет.

Часть магов из Тайной канцелярии сцепились с Химерником. Это из их ладоней лились световые потоки, которые заставляли Повелителя теней светиться, как новая звезда. Но если они и должны были причинить ему какой-то вред, то не причиняли. Химерник легко и непринужденно впитывал наверняка ядовитые чары. И бормотал какие-то слова.

— …моя воля, мой разум и мое решение… — разобрала Илиана и поняла, что это старинная юридическая формула устных договоров. Остатки разума все-таки проснулись в пленнике, он вспомнил, что нужно делать, чтобы договор имел силу.

Другая часть магов стояла в стороне. Их было куда больше, чем тех, кто безуспешно пытался совладать с Химерником. Они не сражались. Значит, поддерживали план Феррена. Илиана пробежалась взглядом по их лицам, щурясь от невыносимого сияния. Напрасно — она была так взбудоражена, что все лица сливались в одно. Кажется, она узнала старичка Будина Петерси, который вел в академии практику. Потом Петерси вылетел из головы.

Делегация Потусторонних так и стояла, замерев в незримой ловушке. Химерник не обращал на них ни малейшего внимания. Он договорил формулу, и…

И ничего не произошло.

Илиана не знала, должно ли что-то происходить, но судя по реакции присутствующих, они ожидали какого-то знака. Воцарилась пауза, во время которой маги-противники Феррена снова попытались атаковать Химерника. Но он лишь отшвырнул их одним магическим ударом, а затем шагнул к Феррену. Тот, успевший выпрямиться и вернуть подобие респектабельности, стоял у него за спиной.

— Ты солгал, — сказал Химерник. Он произносил слова будто бы спокойно, но у Илианы по спине пробежала дрожь ужаса. — Пакт с императором расторгнуть невозможно. Потому что это не император!

И он указал на Астазара.

Зал загудел, сначала тихо, потом все громче, точно растревоженный улей. Илиана потрясла головой, пытаясь понять, что она только что услышала. И что это должно значить. Пакт заключается только с императором, который правит по-настоящему? Химерник это имел в виду? Или…

— Тебе нужны герцоги? — осклабился глава Тайной канцелярии. — Нужен кто-то, кому принадлежит реальная власть?

Кажется, он мыслил так же, как Илиана.

— Нужен император! Я сказал, это не император!

Химерник выбросил руку в сторону Астазара, все так же недоуменно моргающего. Илиане подумалось, что император и правда как-то неестественно заторможен. Но долго гадать, что с ним, не пришлось. Из пальцев Повелителя теней вылетел невидимый сгусток воздуха, некие мощные чары, действие которых ощущалось физически.

Тело Астазара осело на пол, стремительно деформируясь. Миг — и на застеленном коврами паркете лежала горка чего-то темного, комковатого. Илиана присмотрелась: земля. Обычная садовая земля, от которой вечно остается грязь и пыль…

Клон. Копия!

Астазара сделали копией! Но давно ли? С кем все это время была Кэрилена и с кем строил планы Шессхар? Кто управлял этой копией и…

Дверь зала снова распахнулась. На пороге возник Астазар собственной персоной.

Илиана перевела взгляд на горку земли — та не исчезла. Присутствующие дико смотрели то на императора, то на его останки. Вернее, останки его копии. Даже Химерник притих, щурясь в лицо Астазара. Возможно, пытался определить, настоящий ли перед ним император, но пока не видел признаков фальшивки.

А позади в коридоре маячил Шессхар. И сейчас Илиане очень бы хотелось получить от него объяснения.

— Быстро вы рассекретили клона, — легко сказал император. — Надеюсь, уже после того, как накачали его своими приказами?

Это был какой-то другой Астазар. Нет, не очередная копия, Илиана не сомневалась, что перед ней настоящий. Просто он вел себя иначе. И она даже не знала, в чем разница. Держался увереннее? Так он и раньше уверенно держался. Разговаривал менее… официально? Может быть. А может, так проявлялась внутренняя свобода. Если он ее обрел.

— Вот император! — закричал Феррен. — Повтори формулу расторжения!

— Какого беса вы освободили придворного мага? — поинтересовался Астазар, проходя в зал. — И что здесь произошло?

Тут его взгляд упал на Потусторонних. Император умолк и остановился, хмурясь. Правая рука в задумчивости потянулась к подбородку. Шессхар вошел следом и бегло осмотрел место недавнего побоища. Нашел Илиану, придирчиво проинспектировал ее и кивнул, убедившись, что с ней все в порядке.

— Потусторонние должны были явиться, — сказал он. — Тут удивляться нечего.

И замолчал, как Астазар, узнав Менерета.

— Формулу? Второй раз? — возмутился бывший пленник. — Ты, кажется, перепутал меня с ручной собачонкой?

Феррен начал что-то выкрикивать, но его почти не слышали. В зале снова поднялся гул. Маги, которых Химерник отшвырнул к стене, успели встать на ноги и восстановить силы. Они совещались, кивая на него. Многие протестующе вскидывали руки, многие указывали на дверь. Они будто ждали чего-то. Шессхар и Астазар удивленно переглянулись.

— Этот человек — Химерник, — громко произнес лэй Меллер перекрикивая шум. — Он способен повелевать Потусторонними. Он действительно создал их. Ваше величество, вы можете расторгнуть пакт прямо сейчас!

В зале поднялась настоящая буря.

Все что-то восклицали, снова дрожал пол, снова начала двигаться оставшаяся мебель и посуда. Астазар что-то ответил, но голос потонул в общем гвалте. Шессхар что-то произнес, но его тоже было не слышно. Феррен поднял руки, насылая какие-то чары, но они не сработали. Лэй Меллер и еще несколько магов начали пробираться к императору. Сторонники Феррена оживились и принялись плести непонятные чары, неразличимые на расстоянии. Астазар вскинул руки, отбиваясь от них…

Астазар? Он что, стал магом?!

Илиана как зачарованная следила за нарастающей суматохой. Она уже ничего не понимала. Все смешалось, все летело кувырком и превращалось в кашу. Логические цепочки, которые она успела провести, в одночасье стали бесполезными и безнадежно запутались. И не было надежды распутать их и что-то понять, их можно было только разрубить. Она опасливо отодвинулась к перевернутому столу, проклиная себя за трусость. Но следовало признать: как бы ни хотелось оставаться в гуще событий, она уже не могла на них повлиять. Себя бы тут защитить…

В зал вбежал человек в парадном костюме мага. В руках он нес большую серебряную чашу с ушами-ручками. На него не обратили внимания, обстановка все накалялась, кого-то уже приложили заклинанием, но кроме стонов боли, других проявлений Илиана не заметила. Что за чары, кто пострадал…

Маг бросился к группе противников Феррена, а Илиана неотрывно следила за чашей в его руках. Она узнала этот предмет.

Колодец памяти. Артефакт пробуждения глубоких воспоминаний. Самых далеких, самых надежно спрятанных под шелухой времени. Очень мощный, годами копивший резерв.