Изменить стиль страницы

Глава пятая. Остановка по требованию

Меня разбудило настойчивое царапанье в дверь, словно вернувшаяся с прогулки кошка просила впустить её в дом. Потребовалось несколько секунд на то, чтобы окончательно проснуться и сориентироваться. Так, я в игре, уснул в своей капитанской каюте. Действительно, не видел смысла выходить для отдыха в реальный мир. Во-первых, тут космос, «красная зона», и персонаж всё равно не исчезает из игры. Во-вторых, с переходом Тамары в параллельный магократический мир в моей комнате под «Куполом» стало как-то пусто и тоскливо.

Но почему так тихо? Именно эта странная тишина заставила меня окончательно проснуться и резко рывком вскочить с кровати. Потому как летящий в гиперпространстве звездолёт вовсе не бесшумен. Он всегда издаёт какие-то звуки: равномерно гудят двигатели, на самой грани восприятия слышится гул силовой установки и потрескивание гравикомпенсаторов, иногда можно различить поскрипывание испытывающего механические воздействия фюзеляжа. Так вот сейчас ничего подобного не было, и это сильно пугало!

Снова раздалось царапанье, и я открыл дверь. На пороге стояла миелонская Переводчица герд Айни, рыжая «кошечка» была взъерошена и встревожена:

– Капитан Комар, тебя ждут на мостике. Случилось что-то странное.

Быстрым шагом я направился на мостик. Тут уже собралась вся оставшаяся после событий на астероиде команда, и даже морф Ваа пришла поглазеть на необычное зрелище. А посмотреть действительно было на что: вокруг нашего фрегата в пространстве космоса неспешно накручивали круги сразу три плазменных сгустка. Сателлиты?! Причём сразу три!!! Интересно, видел ли вообще кто-нибудь такое раньше? И, кстати, почему звездолёт в обычном пространстве, а не «гипере»? Последний вопрос я задал вслух.

Навигатор Аюх оторвался от монитора, транслировавшего изображение с внешних камер, и прокомментировал:

– Капитан, симбионты возникли внезапно, причём сразу три штуки. Сразу после этого у нас отключился гипердвигатель, и фрегат вышвырнуло в обычный космос. Затем через какое-то время у нас отрубился защитный экран. Перед отключением щита была попытка соединения «внешнего устройства» к нашей силовой установке, причём попытка успешная. Мы ранее уже давали доступ сателлиту к источнику энергии, так что он просто воспользовался полученными привилегиями. Сейчас ситуация неприятная: именно симбионты по своему усмотрению распоряжаются источником энергии, выкачивая энергию себе, у нас же отключены все лазерные пушки и двигатели. И без квалифицированного Инженера, боюсь, вернуть контроль над силовой установкой мы никак не сможем.

– А ещё на экране поток неизвестных символов, – рыжая Айни указала когтистой лапкой на мерцающий монитор на моём рабочем месте. – Аюх вызвал меня разобраться, но эти знаки я вижу впервые, да и частота кадров слишком высокая для миелонских глаз.

Я увидел эту рябь сразу, как вошёл, но предположил, что один из мониторов просто неисправен. Мда… Проблема. Но навык Ощущение Опасности молчал, так что непосредственной опасности похоже не было. Нас просто остановили для изучения.

– А что это за место? – поинтересовался я, садясь на своё рабочее место и активируя приборы.

Навигатор откровенно смутился – было похоже, что он вообще ещё не задавался этим вопросом. Гэкхо набрал на консоли какие-то команды, и секунд через десять выдал развёрнутый ответ:

– Система H9051/WD, точнее самая её граница. «Стык», так сказать с соседней звёздной системой К0987/AA. Три необитаемых планеты – раскалённый шар возле светила и два газовых гиганта. Судя по справочнику, система считается неустойчивой, и через семьдесят миллионов тонгов две крайние планеты столкнутся. Рядом система с белым карликом без планет. В целом ничего интересного. Случайная точка, куда нас выкинуло из гиперпространственного туннеля.

– Случайная? А это тогда что? – я переслал Навигатору данные с корабельного локатора:

Дальность 1709 км. Обломки звездолёта неизвестной конструкции.

Дальность 5788 км. Обломки звездолёта неизвестной конструкции.

Дальность 20130 км. Неизвестный корабль. Сигнатура в базе данных не обнаружена. Предположительно относится к классу «дальний изыскатель» или «штурмовой крейсер».

Дальность 28748 км. Обломки исследовательского зонда триллов.

Дальность 33455 км. Обломки звездолёта неизвестной конструкции.

Настоящее кладбище кораблей… И явно неслучайно именно в этом районе нас выдернуло из гиперпространства. Было в этом месте что-то особенное и даже зловещее, не только мрачный не отвечающий на запросы звездолёт в двадцати тысячах километрах от нас. Я попытался было воспользоваться сканирующей аппаратурой фрегата для более тщательного изучения загадочного «штурмового крейсера», но экран тут же погас. Моя активность не понравилась симбионтам, и они отключили от источника питания сканирующую аппаратуру звездолёта. Гады!

Навигатор же задумчиво почесал лапой нос и согласился с моими словами насчёт неслучайности места:

– Да, капитан. Тут граница звездных систем и похоже гравитационный разрыв, место слабины пространства. Поэтому многие маршруты в гиперпространстве так или иначе проходят через эту точку. Странно совсем другое: мы уже летали этим маршрутом, но никакого внимания со стороны симбионтов не вызывали.

На память пришло системное предупреждение, которое я получил при выборе названия фракции «Реликт». Мол, данное название имеет свою собственную историю, что может привести к появлению неожиданных союзников и врагов. Похоже, именно следствие той древней истории мы сейчас и наблюдали. Ладно, это всё пустые рассуждения, но делать-то что в сложившейся ситуации?

Похоже, единственным выходом было налаживание контакта с нашими пленителями. Три симбионта давно могли уничтожить наш фрегат, но этого не делали, чего-то выжидая. Чего? Тоже нетрудно понять, раз они «зафлудили» систему связи какими-то непонятными сообщениями. Хочешь-не хочешь, а придётся в них разбираться. Я переключил своё внимание на мерцающий экран. Мда… Понять что-либо в этом мельтешении было решительно невозможно.

Попробовал ставить паузы или делать «скриншоты» экрана. Стало чуть лучше, хотя тоже пользы было не так уж много – на экране отображались столбцы вертикальных чёрточек и косых линий, никак не собирающихся в осмысленный текст. Неужели это язык предтеч?

– Кирсан, ты мне нужен! – мысленно позвал я ремонтного бота механоидов.

А что? Ремонтный бот застал ещё времена великой войны между древними расами и, возможно, способен был понимать язык главного врага механоидов. Не прошло и пары секунд, как из вентиляционного отверстия высунулась покрашенная в белый цвет плоская металлическая многоножка и ловко по вертикальной стенке спустилась на пол.

На мой вопрос по поводу написанного на экране Кирсан через одолженный у Джарга универсальный переводчик ответил:

Ситуация понимать. Древний враг. Агрессия. Вопрос. Ожидает ответ. Обратный отсчёт. Затем атакует.

О как! На экране действительно был не просто набор беспорядочных сигналов. Сателлиты, оказывается, задали нам какой-то вопрос и теперь ждали на него ответа. Я поинтересовался у Кирсана, что именно спросили сателлиты, и сколько у нас осталось времени на ответ.

Вопрос. Кто есть ты? Ответ. Сорок семь секунд. Сорок шесть. Сорок пять…

Что??? Вот тут меня, что называется, «накрыло» – сердце сжалось от тревоги и страха, руки и ноги стали ватными, паника мешала сосредоточиться и мыслить разумно. И не знаю уж, почему до этого момента молчал предупреждающий об опасности навык, но зато сейчас игровые алгоритмы разродились двойным его ростом:

Навык Ощущение опасности повышен до шестьдесят пятого уровня!

Навык Ощущение опасности повышен до шестьдесят шестого уровня!

Сорок секунд. Тридцать девять. Мелькнула мысль, что нужно срочно вкладывать свободные очки навыков, так как часть из них была получена более суток назад и неминуемо сгорит при очень даже вероятной вскоре смерти моего персонажа. Но я не стал пока этого делать – фрегат важнее, и нужно попробовать использовать оставшееся время для спасения своего звездолёта.

– Лэнг Комар, человек! – проговорил я вслух ответное сообщение, но никакой реакции от симбионтов не последовало. Кирсан продолжал отсчитывать истекающие секунды до уничтожения корабля.