Изменить стиль страницы

– Сколько-сколько? Четыреста с лишним? – я даже не поверил своим ушам.

Вообще-то я считал, что игроки фракции Human-3 в своей основной массе относятся ко мне весьма прохладно, а зачастую даже враждебно. А тут сразу четыреста человек выразили желание вступить в «Отряд Комара»… Неожиданно. И приятно, чёрт побери!

– Тут не только из нашей фракции игроки. В списке есть и немцы, и даже из китайской фракции имеются люди. В распечатках имена, профессии в игре, уровни, характеристики персонажей и очень краткие портфолио. Заметь, в списке есть даже несколько «гердов»! Понимаю, что времени в обрез, и челнок с твоей командой вскоре улетит с Земли, но может в следующий раз…

Я наконец-то сбросил с лица недовольную маску и весело улыбнулся:

– Вообще-то этот грузопассажирский челнок работает на меня – возит с соседних космических станций закупленное оборудование для строящегося генератора планетарного щита. Так что звездолёт улетит только тогда, когда ему скажет моя компаньонка Улине Тар!

На лице Александра Антипова тоже появилась довольная улыбка:

– Зная тебя, совершенно не удивлён, честно говоря. Полагаю, что и с фрегатом тоже всё в порядке. Впрочем, можешь не говорить.

Я попытался передать сообщение ментально, но собеседник резко отвернулся – про эти мои псионические «штучки» он прекрасно знал и не горел желанием проверять на себе чтение мыслей. Что же, его право. Я мельком глянул на закрытую дверь в кабинет Лозовского и, понизив голос до шёпота, признался:

– Звездолёт в норме. Были потери сразу после посадки, но справились. Взяли большой куш. Вот только без моей компаньонки Улине реализовать, скорее всего, не удастся – у меня нет связей среди торговцев Касти-Утш III и других станций. Соваться же на пиратскую Меду-Ро IV в условиях, когда за мной гоняется прайд «Косматой Тьмы», форменное самоубийство.

Почему я решил откровенничать с директором по бйезопасности? Во-первых, он всё равно бы влскоре узнал. Во-вторых, появилось у меня кхакое-то смутное подозрение, что власть тшут под Куполом меняется – уж слишком недовольным и несдержанным был сегодня Иван Лозовский, совершенно не похоже на обычно осторожного дипломата. Словно ему уже было всё равно. Да и слишком независимо от начальника вёл себя Александр Антипов – похоже, он что-то знал.

И похоже, что я не ошибся с линией поведения. Мой собеседник тоже понизил голос до шёпота:

– Что же, Кирилл, откровенность за откровенность. Сегодня подошло время очередного доклада кураторам о состоянии дел во фракции Human-3, тем более что много что произошло за последнее время. Вот только принимать Лозовского кураторы не захотели. Официальная причина отказа: продолжающийся под Куполом карантин и нежелательность прибытия возможного носителя опасной заразы в густонаселённую Москву. Но все прекрасно понимают, что это лишь формальная «отмазка», поскольку доклад можно было организовать и удалённо в формате видеоконференции или любым другим способом.

«Безопасник» помолчал, давая мне время поразмыслить над сказанным. Затем снова на всякий случай оглянулся на закрытую дверь начальника и продолжил:

– Переговоры с «Тёмной Фракцией» отчётливо показали, что наш Дипломат ничего уже фактически не решает. Как и совершенно бессилен он оказался в вопросе получения новых технологий – все новинки вот уже долгое время приходят только через тебя. Да и главный козырь Лозовского – близкое знакомство с Дипломатом сюзеренов – как-то тоже померк в последнее время, поскольку Коста Дыхш больше общается с тобой и твоей мохнатой подружкой Улине. Ну и откровенный «косяк» с нарушением нашей фракцией договора и наложенным сюзеренами штрафом тоже не пошёл на пользу нашему Дипломату. Как и излишне близкое отношение с предательницей Ириной. Сложи всё это вместе и сам сделай выводы.

По всему выходило, что руководитель фракции Иван Лозовский совершил слишком много ошибок и попал в немилость. Что ж, буду знать. Я поблагодарил собеседника за интересную и полезную информацию. После чего, посчитав беседу законченной, хотел было направиться на выход, но «безопасник» снова меня придержал и продолжил:

– Есть ещё кое-что, что ты вправе знать. Подтвердилась твоя информация о возможном скором проявлении в реальном мире недоступных территорий. Четыре дня назад спутник засёк в Антарктиде область, очень схожую с космодромом гэкхо – всё, как ты и предупреждал. Ещё одна недоступная зона размерами пятнадцать на тридцать километров проявилась вчера всего в семидесяти километрах от Новосибирска. Искажение пространства заметно только с большой высоты, с земли же аномалия никак не наблюдается – человек проходит её насквозь, не замечая, и мгновенно оказывается в десятке километров от прежней точки. Зато системы навигации поблизости конкретно «сбоят», так что аэропорт Новосибирска временно закрыт, хоть он крупнейший в Сибири, и шум поднялся изрядный. Всё это не может не беспокоить руководство страны. Мне тут по большому секрету шепнули, что именно с тобой кураторы захотят побеседовать через пару дней. И именно выяснение причины этих пространственных аномалий станет твоей основной задачей, лэнг Комар!

Я ещё раз поблагодарил собеседника и, указав на пачку листов в своих руках, сообщил:

– Мне нужен где-то час, чтобы бегло ознакомиться со списком. Нужны только лучшие из лучших. После чего выбранных людей нужно будет оповестить и срочно ввести в игру. Если они сами не смогут добраться до космодрома гэкхо, пусть сообщат об этом, и я направлю за ними «Сио-Ми-Дори». Скафандры, оружие и экипировка желательны, но не обязательны – всем необходимым свою команду я обеспечу. Причём боевых персонажей я отмечу «с запасом», а уже непосредственно на космодроме финальный отбор проведёт Штурмовик «Тёмной Фракции» герд Тыо-Пан. Он тоже возродился в космопорте в числе остальных, а поскольку именно он руководит абордажной командой на моём фрегате, пусть лично отберет самых матёрых и опасных головорезов, при одном упоминании которых будет содрогаться Вселенная!