Глава четвёртая. Сбор команды

В здание администрации Купола охрана пропустила меня беспрепятственно. Хотя большую часть этих вооружённых людей я видел впервые, меня они явно знали, так как почтительно расступились. Мой чувствительный слух уловил за спиной возбуждённое перешёптывание: «Это тот самый Комар!». Не знаю уж, что обитатели Купола наговорили про меня «внешним» охранникам, но в голосах слышались уважение и восхищение. Я прошёл по коридору, открыл двери кабинета Ивана Лозовского, и шесть пар глаз тут же уставились на меня. На лицах собравшихся читались растерянность, смятение и отчасти даже испуг. Похоже, меня тут на совещании откровенно не ждали.

– Комар? – хозяин кабинета даже не попытался скрыть своё удивление.

Признаться, я тоже был удивлён. Если присутствие в кабинете своего начальника директора по безопасности фракции Human-3 Александра Антипова было ожидаемым, то вот обнаружить членов моего экипажа Дмитрия Желтова, Василия Филиппова, а тем более никаким боком не относящихся к директорам Имрана и Эдуарда Бойко я совершенно не предполагал. Все четверо уже состояли во фракции «Реликт», и не Лозовский являлся их руководителем, тем не менее после смерти персонажей на астероиде все дружно побежали почему-то к нему.

– Что, Кирилл, закончилась счастливая сказка о собственном звездолёте? Слышал, поимели тебя конкретно в поясе астероидов, – в голосе вальяжно развалившегося в кресле Ивана Лозовского слышалось отчётливое, неприкрытое злорадство. – А если ещё и в параллельном мире совет магов проголосует за твоё низложение, что у тебя вообще останется от былых достижений? Пшик один останется. Даже самые близкие тебе союзники и то это понимают, – директор широким жестом руки указал на находящихся в его кабинете членов «Отряда Комара».

Маска уважения и вежливости, которой обычно в разговорах со мной прикрывался руководитель фракции Human-3, была окончательно сброшена. Иван Лозовский считал меня проигравшим в пух и прах, а потому полагал, что нет уже никакой нужды притворяться. Что же, учту на будущее…

Признаться, до этой самой минуты я собирался честно рассказать директорам «Купола» о происшествии на астероиде, поведать о захвате богатых трофеев и своих дальнейших планах. Хотел поделиться со своей бывшей фракцией картой виртуальной планеты, чертежами подвижных охранных роботов, а возможно даже и долей прибыли с платинового рудника. А почему бы и нет? Это решило бы проблему острого дефицита космовалюты у фракции Human-3 и позволило бы быстрее развиваться всему человечеству в целом. Вот только после такого неприкрытого хамства со стороны руководителя фракции и глумливой радости по поводу моих неудач я резко передумал. У меня уже имеется своя собственная фракция «Реликт», и средства пойдут на её развитие! Отвечать на хамские вопросы Ивана Лозовского я тоже не стал, вместо этого обратившись к членам своей команды:

– Все гэкхо в экипаже, все миелонцы, все представители других ветвей человечества сохранили верность своему капитану и руководителю фракции. И потому мне крайне досадно и удивительно, что лишь выходцы из моего родного мира при первых же трудностях поджали хвосты и побежали к бывшим начальникам, запоздало пытаясь выслужиться перед ними!

Трое членов команды понуро опустили головы под моим тяжёлым взглядом, чувствуя справедливость критики, а вот Эдуард Бойко, наоборот, горячо встрепенулся:

– Капитан, ты не прав! Я всегда был верен и остаюсь верен тебе! В моём присутствии здесь нет ничего зазорного! Просто директор «Купола» пригласил членов экипажа фрегата рассказать о случившейся на астероиде катастрофе, и я пришёл вместе с остальными. А ещё… – рыжий крепыш почему-то замялся, и фразу за него докончил дагестанец Имран:

– А ещё мы посовещались и решили честно рассказать о разыскиваемой беглянке Ирине в нашем экипаже. Кажется правильным не скрывать эти сведения от наших товарищей, которых эта мерзавка пыталась жестоко убить! Я до сих пор не могу забыть глаза умирающей на моих руках Ирины Чусовкиной! Кирилл, я всегда был и остаюсь на твоей стороне, но умолчать об Ирине не мог – это стало бы позором и бесчестием с моей стороны!

Я глубоко вздохнул, закрыл глаза и медленно сосчитал до десяти, стараясь мысленно успокоиться и не наговорить излишне резких слов, о которых пришлось бы сожалеть в будущем.

– При всём уважении, друзья, ну что вы можете рассказать о случившемся на астероиде, если погибли в первую же секунду после открытия внешних люков звездолёта? И уж тем более, что вы можете знать об Ирине в нашем экипаже? К вашему сведению, настоящая Медик Ирина до сих пор состоит при наместнике Земли гэкхо Коста Дыхше и проживает в закрытом для посещения остальных людей жилом корпусе неподалёку от космодрома.

– Даже так? Интересно, интересно… – в наступившей после моих слов тишине впервые подал голос «безопасник» Александр Антипов. – Но кто же тогда улетел с Земли на твоём корабле, Кирилл?

Я лишь неопределённо пожал плечами, поскольку и сам не знал точного ответа на этот вопрос:

– Мне известно лишь, что это существо зовут Ваа, и что двести лет назад оно уже считалось старым и мудрым. Скорее всего, это морф какого-то запредельно высокого уровня. Впрочем, именно как «морф» сканированием оно у меня ни разу не определилось, хотя много раз попадало в радиус регулярно используемого мною навыка. Даже Сканнер Изыскателя и то не смог точно определить это существо, дважды выдав странные отклики… причём крайне странные… впрочем, неважно. Гораздо важнее то, что терроризировавшего лесорубов в лесах Столичной ноды монстра больше нет – я увёз его с собой.

Иван Лозовский демонстративно сложил руки на груди и откинулся на спинку кресла, никак не прокомментировав сказанное мною. Остальные же присутствующие зашумели, стали переглядываться и переговариваться – явно подобного поворота насчёт «Иришки из Первого Меда» не ожидал никто.

– Приятная новость! – похоже, в условиях недовольно сидящего с надутым видом руководителя фракции «безопасник» решил взять в свои руки инициативу в беседе со мной. – Но может тогда расскажешь и о судьбе своего звездолёта? Он действительно атакован и уничтожен шагающими мелеефатскими роботами, как говорит твоя команда? Или всё же удалось улизнуть от опасности?

Все обратились в слух, ожидая моего ответа. Но тут уже я решил показать свой характер и отказался отвечать:

– Согласно документам, которые подписали все члены экипажа, стояние фрегата «Толили Ух-Х» является секретной информацией и не подлежит разглашению никому вне узкого круга команды. В любом случае, разбит ли фрегат или уцелел, вы четверо, – я пробежался взглядом по внимательно меня слушающим членам «Отряда Комара», – бросайте заниматься не своими делами и входите в игру! Через четверть умми с Земли стартует грузопассажирский челнок до Касти-Утш III. Помощница капитана Улине Тар и остальные возродившиеся члены экипажа только вас и ждут, чтобы сразу приобрести на всех билеты и покинуть Землю. Я же встречу вас уже на космической станции.

Никаких возражений и споров не возникло – все четверо дружно встали и направились на выход. Я тоже хотел было уйти вместе с ними, и даже уже вышел из кабинета, но в коридоре меня догнал и остановил Александр Антипов:

– Комар, хочу извиниться за грубое поведение Лозовского. Причина тому имеется, поверь, только говорить о ней я пока не могу – тоже подписывал документы о неразглашении. Сам узнаешь через пару дней. И ещё. Понимаю, что возможно это несвоевременно, но всё же…

Безопасник протянул мне скреплённую степлером толстую пачку листов. Какие-то имена, таблицы с цифрами… Что это? Похоже на распечатку характеристик персонажей. Я поднял удивлённый взгляд на собеседника.

– На собрании «статусных» игроков ты говорил, что тебе в экипаж требуется пополнение, и что ты готов в приоритетном порядке брать людей из фракции H3. Я дал тогда задание командирам опросить наших ребят и составить список добровольцев, но потом всё как-то закрутилось из-за войны с «Тёмной Фракцией», и не до того стало. В общем, пусть и запоздало, но отдаю списки. Тут четыреста восемь человек, так что выбор у тебя есть.