Изменить стиль страницы

– Это ещё нужно посмотреть, кто из нас более опытен в управлении космическими аппаратами! Да у меня десятки часов реальных полётов и даже пара боевых вылетов, а также сотни часов налёта на тренажёрах в Академии!

Назревал серьёзный конфликт между двумя неплохими пилотами, так что мне пришлось использовать свою власть и даже толику магии, чтобы погасить эту вспышку:

– Что я слышу?! Два члена моего экипажа меряются своими достоинствами! Вы бы ещё штаны спустили и линейку достали!!! Стыдобища! Мне без разницы, как вы поделите обязанности, но чтобы к моменту прибытия фрегата к поясу астероидов подобных спонтанных манёвров больше не было! Иначе придётся мне сажать вас обоих под арест до конца полёта и брать управление кораблём на себя! Всё поняли? Хорошо. Сейчас я направлю к вам Переводчицу герд Айни – способная миелонка уже обучилась и русскому, и языку магократического мира, что поможет вашему общению.

Навык Псионика повышен до девяностого уровня!

Я настолько щедро вложил Очки Магии в свой эмоциональный посыл, что мана едва не обнулилась. Но зато на обоих пилотов подействовало, да ещё как! Оба заверяли меня, что смогут найти согласие в профессиональных вопросах, и никаких трений между напарниками не возникнет больше никогда! Хорошо, если так.

Уже нормальным тоном я сообщил Сан-Дуну, чтобы он не переживал по поводу своей «языковой изоляции». Та же самая Переводчица герд Айни будет вести ежедневные занятия языку гэкхо для новичков экипажа, коих набралось сразу четверо, а также всех желающих. Исключения для «Иришки из Первого Меда» я делать не стал – пусть лучше морф отсидит положенные часы на занятиях, чем я буду выдумывать правдоподобные объяснения, каким образом земная девушка смогла за столь короткий срок общения с Коста Дыхшем выучить инопланетный язык.

С чувством выполненного долга я вызвал Айни и объяснил симпатичной рыженькой «кошечке» её задачи. И хотя языковые занятия формально не являлись обязательными, но однозначно стали бы полезными для тех, кто хотел остаться в моей команде.

* * *

С тридцатикилометрового расстояния крупный тёмный астероид смотрелся совсем непрезентабельно и уныло. На его гладкой поверхности не было ни трещин, ни даже кратеров от столкновений с метеоритами и другими небесными телами. Просто висящая в космосе двухкилометровая «груша» из смешанных силикатов железа и никеля, с одной практически плоской гранью, словно от небесного фрукта гигантским ножом отрезали кусок.

– Капитан, это точно тот астероид! Точнее, больший его фрагмент, – седой Навигатор ещё раз сверился со своими записями и подтвердил, что никакой ошибки нет. – Траектория только сместилась, похоже произошло столкновение с другим массивным небесным телом.

Посмотрев данные с локатора, я с сомнением покачал головой:

– Непохоже на столкновение. Тогда вокруг основного тела была бы россыпь мелких фрагментов и пыли. Да и где второй участник этого космического бильярда?

Я «поигрался» с настройками корабельных сканирующих систем, накладывая на трёхмерную модель астероида грушевидной формы фильтры плотности, интенсивности радиоактивного излучения, альбедо и прочих усреднённых для соседних небесных тел параметров. Да, это был именно тот самый летящий в космосе оплавленный камень, на котором мы когда-то нашли тайно кем-то установленную автоматическую фабрику по сбору ценных металлов. Вот только сейчас перед нами было совершенно заурядное небесное тело, каких сотни тысяч в этом астероидном поле. И по размерам, и по плотности, и по остальным параметрам этот астероид не выбивался из средних параметров. Встреть я его тогда таким – пролетел бы мимо, даже не обратив внимания.

– Да, узнаю этот оплавленный камень, вот только от него откололся значительный кусок, где-то с кубический километр. Но столкновения астероидов тут не было, дело совсем в другом – тут произошёл ядерный взрыв!

Действительно, я просматривал данные по радиоактивности и явственно видел на оплавленном сколе следы тяжёлых трансурановых элементов, коих тут не могло быть в принципе. Сверхтяжёлые атомы искусственно получаются при ядерном синтезе, живут недолго и быстро распадаются, а потому в природе не встречаются. Но тут трансурановые элементы присутствовали, и единственное объяснение этому я видел в том, что кто-то расколол ценный астероид ядерным взрывом с целью поскорее пробиться вглубь, к расположенным в ядре небесного тела платиновым породам. А заодно этот «кто-то» изменил форму громадного камня и траекторию его полёта, возможно даже преднамеренно, чтобы те нарушители, что обнаружили и стащили автоматическую фабрику, потеряли нужный объект среди миллионов таких же в ближайшем космосе. Прибудь мы месяцем позже, могли действительно и не отыскать нужный нам астероид.

– Не вижу никаких признаков присутствия добывающей техники, – признался я членам команды, сам весьма удивлённый этим обстоятельствам. – Ни сканирование, ни визуальный осмотр не находят автоматические фабрики и другие крупные металлические объекты. А там ведь куча оборудования оставалась! Автоматический цех обогащения породы, бурильная техника, тяжёлые погрузчики и много другого ценного, что капитан Ураз Тухш не смог увезти на своём маленьком челноке «Шиамиру».

– Может, нелегальные добытчики завершили работы и вывезли своё оборудование? – предположила Улине Тар, тоже во все глаза рассматривающая знакомый нам астероид.

То, что никто из Свободных Капитанов не обращался в администрацию космопорта Земли за лицензией на добычу платины на астероидах Солнечной Системы, мы уже знали. Так что Улине имела полные основания называть хозяев обнаруженной нами автоматической фабрики контрабандистами и нелегальными добытчиками.

– Но если они собирались сворачивать производство, зачем тогда дробили ядерным взрывом этот громадный астероид? А перед этим ещё тратили кучу сил на бурение и закладывание заряда. Нет, полагаю, тут совсем другое. Они захотели увеличить масштабы своего предприятия, пробившись к более богатым породам и добывая платину по максимуму.

Моя компаньонка с наморщила мохнатую морду, выражая сильное сомнение:

– После кражи у них оборудования? Что-то не верится…

– Да плевать им на кражу! Даже при предыдущих темпах выработки стоимость потерянной автоматической фабрики «отбивалась» за пару дней, а уж если скорость добычи возросла, они могут позволить себе такие потери чуть ли не каждый день. Улине, тут сотни, если не тысячи тонн платины, и потребуется не один тонг времени на извлечение всего этого сокровища. Всё это богатство по-прежнему находится внутри астероида, так что никуда нелегальные добытчики не ушли, тут они где-то скрываются…

Глаза моей компаньонки заблестели при упоминании такого количества содержащегося внутри космического камня драгоценного металла. Улине Тар включила наладонник, быстро произвела какие-то подсчёты и довольно заурчала.

– Семьсот миллионов кристаллов как минимум. Я бы точно не бросила такую добычу. А были бы возможности – накупила бы с полсотни автоматических фабрик и охраняла их, пока не выгребут всё ценное с астероида.

– И что будем делать, капитан? – встрял в мой разговор с Улине заскучавший в пилотском кресле Дмитрий Желтов, так и не услышавший чётких инструкций для пилота.

Я вывел на монитор трёхмерную схему астероида и поставил отметку:

– Вот тут мы тогда сели на «Шиамиру». Но место оказалось неинтересное в плане ценных пород, а потом мы с Улине переместились на летающих досках примерно вот сюда, где и нашли чужую добывающую фабрику. Можно и там сесть, но интереснее было бы посмотреть на более перспективные места, – я поставил ещё один маркер на недавно образовавшемся сколе небесного тела. – Предлагаю сажать фрегат в этом районе. Тут можно провести сканирование, дотянувшись до ранее недоступных глубинных пород, это поможет уточнить запасы ценных металлов. А если нелегальные добытчики продолжают своё дело, то где-то здесь они и прячут своё оборудование.

Фрегат «Толили-Ух Х» медленно пришёл в движение, по сужающейся спирали сближаясь с астероидом. Пятнадцать километров. Десять. Восемь…

Успешная проверка на Восприятие!