Защитный экран «Паладина Тамары» проседал прямо на глазах, особенно от попаданий орудий штурмового крейсера противников. «Мирошшш-пах II» – основной боевой корабль своры мелеефатов, сочетающий огромную огневую мощь и крепкий защитный экран, рабочая лошадка большинства звёздных конфликтов современности. Кстати, собирают такие звездолёты для своры мелеефатов на покорённом Тайлаксе.

Все мои попытки вывести системы прицеливания этого самого опасного из вражеских кораблей системами радиоэлектронной борьбы оказывались тщетными. Штурмовой крейсер продолжал стрельбу, и каждый его залп резко сокращал щит нашего фрегата.

Тридцать процентов. Восемнадцать. Семнадцать. Два процента…

Попытку запустить обе наши торпеды по вражескому крейсеру «Мирошшш-пах II» можно было расценить лишь как жест отчаяния – оба запущенных реактивных снаряда были уничтожены ещё на подлёте скорострельными орудиями крейсера. Всё, щита больше нет. Нам не пережить следующее попадание.

Вступивший в перестрелку Большой охранный дрон реликтов заставил выйти из боя второй фрегат-невидимку – тот не стал дожидаться повторения печальной участи собрата и ушёл в гиперпрыжок. Минус одна стазисная сетка на «Паладине Тамаре», наш фрегат стал снова разгоняться. Неужели спасёмся?

Но тут… Сперва я успел увидеть гибель своего дрона – Большой охранный дрон разлетелся от прямого попадания по нему из чего-то смертоносного и очень мощного. Затем досталось и нашему фрегату. От резкого удара я чуть не выпал из кресла и очень болезненно ушиб кисть левой руки о рабочую панель. В глазах потемнело от резкой боли. Кажется, сломал кости запястья. На звездолёте минул свет, и включилась характерная оповещающая о разгерметизации сирена. Чёрт! Всё-таки по нам попали!

– Капитан, попадание в хвостовую часть фрегата! Мы лишились гипердвижка! – от былого спокойствия Дмитрия Желтова не осталось и следа, Пилот Звездолёта уже кричал от волнения.

Я волне понимал его отчаяние. Без гиперпространственного двигателя мы не сможем уйти из этой звездной системы. Полёт в обычном пространстве до соседних звёзд занимает годы, точнее даже сотни и тысячи лет. Без гипердвигателя у нас уже даже не «звездолёт» в буквальном смысле слова, а так – корабль для неспешных перелётов внутри одной системы. Причём капитанский планшет показывал, что одним лишь потерянным гипердвигателем наши беды не ограничились. Полностью разрушен грузовой трюм, пострадал правый коридор и две крайние жилые каюты, оторван большой кусок правого стабилизатора и одно из лазерных орудий.

– Улине, доложить о потерях среди экипажа! – потребовал я, но ответа от моей первой помощницы не последовало.

Зато в наушниках раздался испуганный голос Медика герд Мауу-Ла:

– Лэнг Комар, герд Улине Тар убита! Также при взрыве погибли Кислый, герд Тыо-Пан и Тимка-Ву. Герд Айни тяжело ранена и истекает кровью! Эвакуирую её из разгерметизированного отсека, постараюсь остановить кровотечение.

Вот, кажется, и всё… Ещё одно попадание, правда чего-то менее мощного, и новые разрушения на фрегате. И тут, когда надежды уже не осталось… наш звездолёт стал проползать сквозь окружающее базу реликтов искажающее поле! С моего рабочего места это выглядело, словно корабль протыкает двумя фюзеляжами разноцветный мыльный пузырь и входит внутрь.

Изображение на большом настенном экране сменилось. Весь невидимый снаружи «пузырь» на самом деле оказался совсем крошечным, всего метров триста в диаметре. Наш фрегат уже едва не касался левым носовым обтекателем стального наклонённого веретена небольшой космической станции!

– Тормозите!!! – закричал я пилотам, да они и сами всё прекрасно видели и сумели избежать жёсткого касания.

Всего в полутора километров от нас, снаружи за стенками «пузыря» в космосе виднелись корабли мелеефатов. Но они похоже потеряли нас, едва «Паладин Тамара» вошла внутрь секретной локации за искажающий экран!

Навык Ощущение Опасности повышен до восемьдесят девятого уровня!

Навык Зоркий Глаз повышен до девяносто четвёртого уровня!

Навык Картография повышен до восемьдесят третьего уровня!

Перед глазами на лицевом щитке шлема возникла тревожная ярко-красная надпись на языке реликтов:

– Охранная система не фиксирует правильного отклика. Немедленно назовите себя или будете уничтожены!

Спустя секунду эта же надпись слово-в-слово продублировалась на мониторе системы связи фрегата. Несмотря на тревожный и угрожающий смысл сообщения я, наоборот, обрадовался возможности общения с древней автоматикой и шансу проявить мои знания древнего языка:

– Я – Слышащий лэнг Комар! По заданию Пирамиды выполняю поручение забрать двух находящихся здесь и принадлежащих мне дронов.

Поскольку никакого ответа не последовало, а жуткое предчувствие близкой смерти не отпускало, я быстро продолжил:

– Я имею благодарности иерархов за передачу в Пирамиду сведений чрезвычайной важности, получил право использования модификаций третьего уровня к своему доспеху и выполняю особые поручения по заданию иерархов реликтов!

Наконец, тревожные надписи исчезли. Местная автоматическая охранная система определилась со своим отношением к нарушителям многотысячелетнего спокойствия:

– Слышащий, твоё право находиться тут подтверждено. Доступ на исследовательскую базу разрешён. Стыковка разрешена.

Здорово!!! Ещё минуту назад я уже морально был готов к смерти и воскрешению на далёкой станции Касти-Утш III, а сейчас уже готов был прыгать и вопить от радости.

– Капитан, мелеефаты нас потеряли! По нам больше не стреляют! – не сдержал эмоций и восторженно закричал Пилот Сан-Дун, но я жестом призвал его к тишине – общение с охранной системой продолжалось, и мне нельзя было отвлекаться.

– Слышащий, требуется разъяснение статуса находящихся за периметром кораблей. Система не фиксирует правильного отклика. Слышащий, это твой эскорт?

– Нет, это враги! Они искали эту исследовательскую базу реликтов и даже атаковали мой корабль!

Известность повышена до 92.

– Человечек, куда ты спрятался? Всё равно ведь найду! От меня не скроешься! – несмотря на звучащие угрозы, в голосе главы гнезда «Ведущих Свору» слышались неуверенность и растерянность.

Но в целом Шпион 211-го уровня понял произошедшее правильно. Все три мелеефатских звездолёта изменили курс и направились прямо на «пузырь» с секретной базой реликтов.

На экране и на внутренней поверхности моего шлема появился абсолютно одинаковый текст:

– Слышащий, поправка. Они не ищут. Они НАШЛИ эту секретную исследовательскую базу. Локация больше не безопасна. Активирован защитный протокол перемещения. Идёт выбор случайных координат. Идёт расчёт гиперпространственного прыжка. Слышащий, твой корабль вместе со всем исследовательским комплексом будет перемещён в случайную точку Вселенной.

До перемещения 5… 4… 3… 2… 1… ПЕРЕМЕЩЕНИЕ!!!

(конец пятой книги)