Изменить стиль страницы

– Пятиминутная готовность! – предупредил Дмитрий Желтов, и я вместе с Улине направился к десантным модулям.

Уже в коридоре, где не было такого количества лишних ушей, женщина гэкхо шепнула, что выполнила моё распоряжение и перевела десять процентов от вырученной с продажи редкоземельных металлов суммы информатору с космодрома Земли. Да, хоть и пиратская, но традиция, и её следовало соблюдать. От оставшейся суммы треть Улине взяла себе, а остаток в миллион и четыреста семьдесят тысяч кристаллов перевела моему управленцу на Земле герд Мак-Пеу Ун-Рою, как я и просил. Да, требовалось очень много драгоценных кристаллов для оплаты труда тысяч живых игроков и НПС. Туда же на Землю Улине Тар отправила большой контейнер с Пространственным Резаком – совершенно незачем возить с собой на звездолёте такой тяжёлый, а главное ценный артефакт.

– Что с «Куримиру»? – поинтересовался я. – Удалось сбыть?

– Какой-то миелонский музей космонавтики купил эту древность за семнадцать тысяч крипто. Без документов, без капитанского ключа и без лишних вопросов.

Я кивнул – такой вариант меня вполне устраивал. Странно, что вообще нашлись покупатели на такую рухлядь. Возле десантного модуля – вытянутой толстой «торпеды» с пилотской кабиной, десантным отсеком и набором двигателей – меня уже поджидала отправляющаяся на астероид команда: Штурмовик герд Тыо-Пан, Космодесантник Эдуард Бойко, Гладиатор Имран, Ассасин Светлана Верещагина, а также Стрелок Несущий Смерть.

Я пробежался взглядом по собравшимся бойцам и посоветовал руководителю абордажной команды дополнительно взять на эту миссию ещё кого-нибудь из крупных сильных гэкхо. Предстояло дробить смёрзшийся лёд и много копать.

– Тогда Баша Тушихх! – предложил герд Тыо-Пан, и я вызвал Оператора Тяжёлых Роботов на выход.

* * *

Пока герд Тыо-Пан и Баша Тушихх закрепляли наш летательный аппарат на поверхности ввинченными в лёд якорями и тросами (вовсе не лишняя мера предосторожности, учитывая фактически нулевую гравитацию), я осмотрелся. Давление менее трёх паскалей – лишь 0,00296 % от нормальной земной. Температура минус 207,4 градусов Цельсия. Радиационный фон зашкаливал, причём это было жёсткое нейтронное излучение. За себя-то я не переживал, поскольку у Энергетического доспеха Слышащего была прекрасная защита от облучения, но вот остальным придётся после возвращения пить антирадиационные препараты. Гравитация, как уже говорил, близка к нулю, а магнитные подошвы тут абсолютно не помогали – один неосторожный шаг, и здравствуй открытый космос! Приходилось идти в связке, полагаясь на игроков с реактивными и гравитационными ранцами. Тем не менее, мои спутники, большинство из которых впервые оказались на астероиде, находились в приподнятом настроении и делились своими яркими впечатлениями и эмоциями. Я их вполне понимал, поскольку тут действительно было очень красиво!

Чёрный холодный лёд под ногами. Рыхлый, непривычный. Если бы не столь низкая гравитация, подошвы скафандров проваливались бы и утопали. Не вода, а замороженный аммиак с примесью азота. При таких условиях азот уже начинал переходить из твёрдого состояния в жидкое и испарялся, чём и объяснялось ненулевое давление. Наверняка на каждом витке кометы при приближении к двум местным солнцам поверхность астероида вообще вскипала. Даже сейчас чёткого «горизонта» не было – лёгкая дымка испаряющегося газа делала предметы слегка размытыми.

Над головой же в черноте космоса виднелись яркие спирали уходящих за горизонт переплетающихся протуберанцев. Начинающиеся отчётливыми оранжевыми и голубыми, эти зигзаги постепенно менялись в цвете и переходили в одинаковый белый. Этот свет заглушал далёкие звёзды, даже с моим высоким Восприятием я их почти не видел. Подозреваю, что остальные члены команды не видели звёзд и вовсе. Самой чёрный дыры с места посадки видно не было, как и обоих местных светил. Я отослал Малого охранного дрона за горизонт – осмотреться и заодно сделать несколько снимков чёрной дыры и двойной звезды. Распечатаю и повешу в своей капитанской каюте на память о таком необычном месте.

Активировал пиктограмму Сканирования, внимательно изучил отклики и скривился. Не попал! Ничего похожего на «подлёдный» клад у меня на мини-карте не отобразилось. Но я не расстроился – место определил лишь приблизительно, а навык имел достаточно ограниченный радиус отображения. Тут лучше было воспользоваться Сканером Изыскателя, чтобы просветить сразу весь небольшой астероид.

– Давайте туда! – предложил я, ещё раз сверившись с построенной на звездолёте схемой. – Ещё шагов сорок. Так, стоп. Очень похоже, что где-то тут. Имран, Эдуард, закрепите меня ввинченным «якорем», чтобы я не улетел. А затем все отойдите хотя бы метров на пятьдесят, чтобы не пострадать от электромагнитного импульса.

Я обвязал вокруг пояса страховочный трос и карабином отрегулировал длину, чтобы ноги касались поверхности. Убедился, что мои друзья отошли на безопасное расстояние, и достал Сканнер Изыскателя. Так, какие нужно выставить настройки? Поиск минералов меня сейчас не интересовал, а вот пустоты, анализ структуры, обнаружение инородных вкраплений во льду очень даже. Я выставил «бегунки» и достал Геологический Анализатор. Отогнал подальше уже вернувшегося дрона, чтобы его не зацепило импульсом. И раскрыл металлическую треногу, воткнув её остриями в рыхлый грунт.

Навык Сканирование повышен до шестьдесят пятого уровня!

Навык Минералогия повышен до шестидесятого уровня!

Взглянул на экран своего Сканера и… есть! Вот оно! Метрах в пятнадцати вправо от меня на глубине около трёх метров во льду, судя по отклику, находился ровный плотный параллелепипед. Судя по составу, металл, пластик. Какой-то небольшой контейнер! Я сориентировался и поставил видимую всем остальным отметку:

– За лопаты!