Изменить стиль страницы

Глава двадцать восьмая. Чёрная дыра

– Выходим из гипера! – предупредил всех Пилот Звездолёта Дмитрий Желтов, и я оторвался от капитанского планшета, на котором настраивал допуск членов команды в различные помещения фрегата. В капитанскую каюту входить могли только я, первая помощница капитана герд Улине Тар, моя супруга герд Минн-О, а ещё герд Айни Ури-Миайуу (я дал миелонке такое право, поскольку полностью доверял). Улине просила обеспечить ей приватность и не пускать в личные покои вообще никого. А моему воспитаннику Тини, например, я закрыл доступ в жилые каюты других членов экипажа – пусть прокачивает воровские навыки другим способом.

На большой полукруглой стене спроецировалось изображение с внешних камер. Мгновенно сработали затемняющие светофильтры, поскольку свет был чрезмерно ярким. Вау! Красиво-то как! Я отложил планшет, зачарованный великолепным зрелищем. Очень необычно. Двойная звезда. Оранжевый карлик-спутник, выглядевший действительно карликом на фоне громадного основного голубого светила. И от обеих звёзд длиннющие хвосты-протуберанцы огненными причудливо переплетающимися спиралями уходили в космос к ослепительно сияющему едва ли не ярче светил ореолу – чёрная дыра втягивала и пожирала материю сразу двух звёзд, разгоняя частицы в гравитационном колодце до немыслимых скоростей.

Навык Картография повышен до восемьдесят первого уровня!

– Не подходить. Близко опасно. Выхода нет, – на всякий случай предупредил обоих пилотов Аналитик Джарг, хотя и без этого предупреждения все на звездолёте прекрасно понимали опасность близкой чёрной дыры.

– А если попасть в чёрную дыру в игре, искажающей реальность, персонаж возродится или нет? – задал вопрос второй пилот Сан-Дун Таки-Бу.

Джарг посмотрел на человека осуждающе и сочувствующе, словно на неразумного ребёнка. Не подозревал, что у космического броненосца бывает настолько отчётливая интуитивно понятная мимика. Или я просто привык к Джаргу и стал лучше его понимать?

– Нельзя попадай в чёрная дыра. Живой. Ломать тело. Очень гравитация. Купол невозврата свет. Задолго до. И всё.

– Чего??? – Пилот состроил удивлённую физиономию. Видимо, не смог составить в осмысленный текст доносящиеся из Универсального Переводчика рубленные фразы Аналитика.

– Джарг говорит, любое существо умрёт из-за огромной гравитации задолго до того, как попадёт в чёрную дыру, – перевёл я слова нашего шипастого многоногого «броненосца».

Но и такой ответ второго пилота не устроил.

– Капитан, опасность высокой гравитации вполне понятна. Вопрос совсем в другом. Что если поставить точку возрождения на падающем в чёрную дыру звездолёте? Ясное дело, умрёшь задолго до того, как окажешься внутри. Но представим, игрок вышел заранее в реальный мир, ещё когда его персонаж был жив и нормально себя чувствовал. Где он окажется, когда снова войдёт в игру? И сможет ли потом вообще выйти? Если гравитация настолько огромная, что даже фотоны не выпускает. Выпустит ли чёрная дыра сознание игрока?

– А чем ситуация отличается от установки точки возрождения, скажем, в действующем вулкане? Или в вакууме? Тоже окончательная смерть. Как персонажа, так и реального игрока.

– Но при смерти в раскалённой магме, да хоть при ядерном взрыве, игрок выйдет в реальный мир. И несколько раз сможет так выходить, прежде чем умрёт окончательно. Но наше сознание, наши мысли – по сути, всего лишь созданное частицами электромагнитное поле. Вот только чёрная дыра не отпускает из себя никакие частицы. И тут не просто игра, а основанная на вполне реальных физических законах. Так сможет ли сознание освободиться и дать человеку выйти в реальный мир?

Гм… Интересный вопрос. Хотя не думаю, что кто-либо захочет проверять ответ на него на собственном опыте. Джарг тоже промолчал, похоже не зная ответа.

– Капитан, нам туда! – прекратил наш спор Навигатор, закончив свои расчёты и поставив маркер в противоположную от чёрной дыры сторону. – Ледяной кометы ещё не видно, но она где-то там.

Я включил корабельные сканеры. Да, похоже на хвост ледяной кометы – множество объектов от совсем крошечных льдинок до тел диаметром с пару километров. Отсеял слишком мелкие и слишком крупные объекты. Всё равно много. Ещё поуже диапазон – в мыслях пиратского капитана Аби-Пан Мяя я видел ледяной астероид примерно двухсотметровой-полукилометровой длины. Так, на сканере осталось всего три астероида. Который из них?

Перенёс все три точки на тактическую карту и дал команду пилотам сокращать дистанцию. Снова провёл сканирование, на этот раз попытавшись исследовать структуру небесных тел и обнаружить вкрапления инородного вещества, отличного от замороженной воды, углекислоты и аммиака. Нет, неправильный подход. Все три ледяных астероида содержали более плотные вкрапления.

Что же, садиться на каждый и проводить поиск уже на месте с помощью геологического анализатора? Долго. Не хотелось бы…

Составил трёхмерные схемы астероидов и начал прокручивать объекты на мониторе, пытаясь сопоставить с картинкой из памяти «Большого Аби». Не то. Совсем не то. Тоже непохоже – не должны быть таких ледяных сколов и следов стаивания – видимо, когда-то комета проходила поблизости от местных светил. Стоп! А вот тут очень похоже! Я сместил «точку обзора» метров на сто в сторону. Есть! Вот то самое место!

Навык Зоркий Глаз повышен до девяносто второго уровня!

Навык Картография повышен до восемьдесят второго уровня!

Навык Минералогия повышен до пятьдесят девятого уровня!

Навык Сканирование повышен до шестьдесят четвёртого уровня!

Получен девяносто восьмой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков!

Не понял, причём тут Минералогия – состав ледяных астероидов я знал заранее даже без показаний приборов, но всё равно приятно! И уже девяносто восьмой уровень! Ещё немного, и будет «сотка», а с ней и возможность выбрать ещё три дополнительных навыка для моего Комара. Я убрал с карты две лишних отметки, оставив только правильную, и сказал пилотам осторожно приближаться к астероиду. Затем включил громкую связь по кораблю:

– Тыо-Пан, готовь десантный модуль! Полечу я и Улине Тар. С нами на твой выбор пять-шесть крепких ребят с лазерными резаками и лопатами.

Не прошло и минуты, как на мостик вошла моя первая помощница Улине Тар. В руках Торговка гэкхо несла большой планшет с какой-то картинкой:

– Я тут думала над повышением известности нашей команды. И предлагаю, чтобы все члены «Отряда Комара» несли на доспехах такую эмблему для большей узнаваемости. Это повысит всем нам Известность и Авторитет.

Едва взглянув на экран, оба пилота не сговариваясь заржали как кони. Честно говоря, было от чего. На картинке был нарисован летящий, довольно ухмыляющийся и весьма симпатичный комарик с каким-то слишком большим для него стрелковым оружием в лапках. Но притягивало взгляд совсем не это. А подчёркнуто огромный, раза в три больше самого насекомого, человеческий мужской член у комарика вместе со всеми полагающимися свисающим атрибутами. Мда…

– И кто это нарисовал? – очень стараясь сохранить серьёзность, поинтересовался я у женщины гэкхо.

– Сначала принцесса Минн-О Ла-Фин. А потом я показала картинку Эдуарду Бойко, и наш Космодесантник сказал, что на ней ошибка – нарисована самка комара, а нужен самец. И собственноручно исправил рисунок.

Оба пилота от смеха едва с кресел не сползли. По их реакции Улине вполне понимала, что что-то на картинке на так, вот только не могла взять в толк, что именно. О насекомых моей планеты женщина гэкхо не имела ни малейшего представления, чем бессовестно воспользовался наш Космодесантник.

– Верни первоначальный вариант, – спокойным голосом посоветовал я огромной мохнатой подруге. – А то с такими причиндалами комар лететь не сможет… аэродинамика никудышная, вот пилоты и смеются. Да, кстати, как там с нашим Медиком? Пришёл в себя?

– Всё ещё отсыпается. Вот уж от кого не ожидала. Герд Мауу-Ла всегда такой тихий, интеллигентный был…

Да, чудил и куролесил наш подвыпивший Медик знатно. Лез обниматься к нашей новенькой Сан-Сано и уверял человеческую девушку, что «рыжая шерсть – это знак искренних чувств». Заодно рассказывал нашему новому Инженеру, что «капитан Комар вообще ничего не понимает в Медицине, и у самок человека бывает не два, а три круга кровообращения». Испуганная Сан-Сано ни слова не понимала по-миелонски и неадекватного рыжего «котяру» откровенно побаивалась. Затем пьянющий в дупель Медик ввалился ко мне в капитанскую каюту (собственно, это одна из причин, почему я решил настроить доступ членам команды в различные помещения) и трясущимися лапами пытался помогать мне красить ремонтного бота Кирсана в зелёный цвет. Отобрал у меня пульверизатор с краской, заляпал зелёным стену и зеркало, сам измазался в краске, а напоследок пытался отхлебнуть из банки растворитель, уверяя что это такой коктейль. Я вытолкал от греха подальше герд Мауу-Ла в коридор, и миелонец пошёл искать приключений дальше. Танцевал «лезигиньику» с клинком в зубах на столе кают-компании (подозреваю, Имран научил, кто же ещё?). Встретил только-только оклемавшуюся после операции Валери и уверял, что знает, как она устроена. Подрался с Сестрёнкой (Теневая Пантера просто хотела понюхать странно пахнущего миелонца и была удивлена его неадекватно агрессивной реакцией, впрочем, убивать наглеца не стала). Руководитель абордажников Герд Тыо-Пан даже предлагал мне скрутить и связать пьяного Медика, пока тот не протрезвеет, но я запретил – герд Мауу-Ла сделал великое дело и заслужил право расслабиться.