– А что с Лозовским, не знаешь? – полюбопытствовал я.

– Знаю, но… извини, говорить не стану. Могу лишь сказать то, что и так уже знают обитатели «Купола». При обыске в личном номере у Ивана обнаружены наркотики. Фенил-циклогексил-пиперидин, его ещё называют «Ангельская Пыль». Сейчас следователи выясняют – давно ли бывший руководитель их принимает, как наркота попала на режимный объект, и кто возможно ещё из игроков фракции принимает запрещённые препараты.

Игорь Тарасов помолчал задумчиво, а потом вдруг резко сменил тему и рассказал об ещё одном важном событии. Пять часов назад НПС-орки напали и сожгли форт фракции Human-25, перебив поголовно всех его защитников. И с тех пор убивают каждого игрока, едва он успевает проявиться на точке респауна. Кураторы снова заседают в «Онеге-3», на этот раз придумывая способы вызволения оказавшихся в смертельной ловушке людей. Ведь хорошо известно, что несколько подряд смертей персонажа приводят к гибели и реального человека в нашем мире. Так что жизни ста шести человек, большинство из которых составляют сотрудники научных лабораторий, висели сейчас на волоске.

– Помнится, Кирилл, ты говорил про паром гэкхо, – напомнил лидер «Первого Легиона» моё предложение на собрании. – Жаль, что тебя тогда не послушали. Три дня парому в пути – вполне допустимый срок, учёные нормально переждут в нашем мире. И если твоё предложение ещё в силе, прошу помочь.

Наученный предыдущим горьким опытом, я не спешил соглашаться.

– А что кураторы «Купола»? – напомнил я категорический отказ от предложенной ранее помощи.

Майор морской пехоты понуро опустил голову и признался честно:

– Ничего с тех пор не изменилось. Кураторы по-прежнему не готовы пускать людей другого мира в научные лаборатории фракции H25. Даже если эти самые лаборатории полностью разгромлены орками, и ценные образцы не сохранились. С меня как главы самой крупной из российских фракций требуют отправить десантную группу для эвакуации учёных и уничтожения всех следов биологических разработок. Причём второе даже важнее первого.

– Что так? – я действительно удивился, поскольку приоритетной задачей для российских военных всегда являлось спасение людей.

– Что-то там очень непростое творилось в этих лабораториях, чего показывать посторонним нельзя ни в коем случае. Может, препарировали гэкхо и разрабатывали токсины под эту расу. Просочись такая информация, и человечеству конец. Может скрещивали разные виды – вроде того, что вводили отвечающие за бессмертие фрагменты ДНК эльфов в геном человека для обретения долголетия. Кстати, этим ещё во фракции Human-3 пробовали заниматься в лаборатории на «Восточном Болоте», и даже не без успеха. Но потом по приказу кураторов все исследования резко свернули и перенесли в отдельную фракцию. Возможно, опыты удались, а бессмертие – слишком ценное открытие, чтобы им делиться.

Вертолёт уже сел на крышу здания, но мы с Тарасовым пока не спешили покидать винтокрылую машину.

– Комар, если бы я сам мог справиться, то не просил бы. Нет сейчас ни возможности выделить триста высокоуровневых бойцов в долгосрочную экспедицию, ни кристаллов для оплаты их отправки паромом на другое полушарие планеты. Меньший же отряд там не выдюжит – орков более четырёх тысяч участвовало в атаке. У меня племянница работала в лаборатории фракции Human-25. Выпускница Новосибирского Государственного Университета, Биолог 26-го уровня, игровой ник «Конфетка». Спаси её и всех остальных! А за мной не заржавеет – найду, чем отплатить за добро. И плевать на мнение кураторов!

Я наконец-то решился и озвучил Тарасову свои планы:

– Паром я отправлю. Как отправлю и все свободные десантно-штурмовые антигравы «Сио-Ми-Дори». Если выделишь на эту операцию бойцов – хорошо, нет – сам справлюсь. Вот только эвакуировать людей мы не станем – рано им сдаваться и отступать. Вместо этого десант очистит ноду от враждебных НПС и поможет с постройкой нового форта. Мне, признаться, плевать на биологические лаборатории и проводимые там эксперименты, но вот нода на другом полушарии виртуальной планеты, имеющая стабильную привязку к «кукурузам», представляет для меня огромную ценность. Мне нужны места для постройки ещё одиннадцати генераторов планетарного щита, причём желательно разбросанных по всей поверхности планеты. Только если все двенадцать генераторов заработают до окончания срока безопасности, наша Земля получит шанс устоять перед инопланетным вторжением.

– Идёт! – Тарасов протянул мне широкую мозолистую ладонь, закрепляя рукопожатием договорённости.

Мы выпрыгнули из вертолёта и направились к лифту. Уже в коридоре, ведущему к огромному «Куполу», начальник фракции Human-3 решил уточнить:

– Кирилл, скажи честно, войны между нашими фракциями не будет? Не нужно подписывать никаких официальных договоров, мне достаточно будет твоего слова.

– Не будет, – заверил я. – Нам нечего делить. К тому же я очень рассчитываю на помощь квалифицированных Инженеров и Строителей из фракции Human-3. Грузовой порт. Термоядерная электростанция. Прокладка подводных кабелей. Сам генератор планетарного щита на «Скалистом Острове». Работы предстоит очень много, а срок безопасности планеты неумолимо истекает. И война сейчас совершенно никому не нужна!

– Раз войны не будет, я отзываю людей с границ и направляю на развитие фракции Human-3. Нужно строить дорогу на восток через топи и болота – разведчики докладывают о пригодных для заселения землях, правда кишмя кишащих опасными тварями. А пока строится дорога, нужно разобраться с кентаврами и всей этой твердолобой фракцией «Античность»…

Что? Я резко остановился.

– Поверь, война с кентаврами станет грандиозной ошибкой! Такой же, как война с наядами, если даже не более ужасной и непоправимой. Не спеши втягиваться в конфликт, победить в котором вы вряд ли сможете. Поговори с кентаврихой Филирой лично без посредников – ей нравится внимание и уважение. Подари ей какую-то красивую интересную безделушку, она оценит. Матриарх Филира – истинная женщина, хоть и НПС-кобылица, и с ней вполне можно договориться. Если сложно, недели через две я вернусь на Землю и попробую поговорить с Филирой сам. Привезу ей подарки со звёзд, она это любит.

Мы вместе дошли до подножия пятнадцатой «кукурузины», я стал прощаться с Тарасовым, собираясь входить в игру. Уже сделал первые шаги на винтовую лестницу, как глава «Первого Легиона» меня окликнул:

– Кирилл, ты ведь спасёшь герд Тамару? Она странная девчонка, несколько со сдвигом в голове, но тут под «Куполом» бойцы её очень ценили и любили.

Я не ответил. Текущую ситуацию с арестанткой я не знал, а не в моих правилах обещать то, в реальности выполнения чего вовсе не уверен. Игорь Тарасов расценил моё молчание по-своему.

– Да, я слышал, какое страшное преступление Тамара совершила. И понимаю, что ты как правитель Первой Директории обязан действовать в рамках закона. Но если отменить казнь невозможно… пусть Тамара умрёт быстро и безболезненно!