Под конец выступления Тарасова мне пришлось выслушивать обсуждение перспектив возможной войны с «Тёмной Фракцией». Мол, соседи беспокойные, и от них всего можно ждать. На полном серьёзе собравшиеся спорили, приводили различные доводы, даже обсуждали весьма странное предложение одного из сидящих в зале генералов атаковать первыми: мол, лучшая защита – это нападение! Я старался не демонстрировать своего отношения к происходящему, хотя уровень неосведомлённости о реальном положении вещей и идиотизма (по-другому и не скажешь) периодически зашкаливал.

Выступление следующего докладчика – руководителя учёных Валентина Устинова, мне показалось самым скучным. Исследование представленных Комаром чертежей звездолётов, техники, устройств дальней космической связи и генератора планетарного щита. Быстрого прогресса ни по одному из направлений не ожидалось. Более того, в лаборатории во время испытаний случайно сломали действующий образец гипердрайва. Починить проблематично, но игроки всё же попробуют это сделать. Исследование на «Прометее» образцов живых тканей миелонцев и гэкхо. Какие-то графики, сложные химические формулы. Принято решение передать все биологические образцы и результаты во фракцию Human-25, так как это больше по их профилю, а освободившуюся лабораторию отдать под исследование композитных материалов обшивки разбившегося миелонского фрегата.

Уже наученный горьким опытом, я не лез со своими советами и предложениями, хотя без труда мог бы найти на Касти-Утш III и какой-нибудь недорогой гипердрайв для исследования взамен сломанному, и полную техническую документацию по миелонским фрегатам дальней разведки «Тикон-Мра V». В том числе образцы плит обшивки этих звездолётов и даже технологию их изготовления. В общем, я откровенно скучал. Мне отключили микрофон и лишили права участия в обсуждениях, посчитав всем мешающим и недостаточно компетентным. Вот только у меня всё больше складывалось ощущение, что я просто перерос тот уровень, который требовался для участия в этом собрании.

Наконец, очередь отчитываться дошла и до меня, и микрофон снова включили.

– Кирилл, очень прошу, максимально деликатно, откровенно и без глупостей! – прошептал Василий Филиппов, и я пообещал сдерживаться.

Вот только первый же вопрос о состоянии дел в островной фракции «Реликт» заставил меня хищно улыбнуться. Как же они отстали от жизни! Скрывать правду я не собирался, как и сглаживать острые моменты, и потому мои ответы могли многим не понравиться. Похоже, привыкших чувствовать себя всезнающими и всемогущими кураторов проекта «Купол» ждал самый настоящий шок. Ох, сейчас начнётся!