Глава девятнадцатая. Один против всех

Не успел я спуститься с пятнадцатой «кукурузины», как меня встретила целая делегация директоров и важных игроков фракции Human-3: Иван Лозовский, Валентин Устинов, Игорь Тарасов, Александр Антипов. В их компанию ещё почему-то затесался член моего экипажа Василий Андреевич Филиппов, хотя у Барда фракция уже сменилась на «Реликт». Все встречающие находились на взводе и торопили меня:

– Кирилл, скорее! На второй выход, к вертолёту! Нас уже давно ждут в Москве!

За жилыми корпусами и хозяйственными постройками, оказывается, располагался ещё один выход из-под «Купола», я и не подозревал о его существовании. Хотя чему тут удивляться? За более чем полтора месяца проживания под «Куполом» я так и не удосужился его толком изучить, практически всё время проводя в игре, искажающей реальность. Охрана пропустила нашу группу без малейших проверок, и мы в прямом смысле слова побежали по хорошо освещённому коридору к шахте лифта. Тут на втором выходе действительно имелся нормальный скоростной лифт, вывезший нашу группу на крышу какого-то высотного здания. Шёл холодный проливной дождь, низкие косматые тучи почти касались здания. А буквально в десяти метрах от выхода с лифта обнаружился готовый к взлёту вертолёт в камуфлированной военной окраске.

– Загружаемся скорее! – нервничал Александр Антипов. – Опаздываем уже на сорок минут! Ох, чувствую, вставят нам пистонов за это опоздание!

Вертолёт уже раскручивал винты, готовясь к старту, и мы, низко пригибаясь, побежали вперёд. Не успел я плюхнуться на сидение внутри, как машина поднялась над площадкой и на высоте всего метров пятидесяти рванула по направлению строго на юг. Сквозь разрывы туч я впервые смог сориентироваться и примерно понять, где находится громадный подземный объект «Купол». Действительно полностью подземный – никакого даже минимально возвышающегося холма над поверхностью не было видно.

– В «Онегу-3», – напомнил пилоту Александр Антипов, но лётчик похоже и сам это прекрасно знал.

Я попытался было завести разговор с Василием Филипповым с целью уточнить предстоящие к обсуждению темы, но Бард ответил лишь, что его тоже срочно выдернули из игры, а потому он находится в таком же неведении. Опытный военный специалист заметил лишь, что: «Онега-3 – значит дело очень серьёзное, по пустякам там не собираются».

Полёт занял от силы десять минут, и вот уже винтокрылая машина села на огороженной территории какой-то воинской части. Мы выпрыгнули, не дожидаясь полной остановки винтов. Далее был путь быстрым шагом по бесчисленным подземным коридорам, и мы неожиданно оказались на ярко освещённой сцене в небольшом погружённом во тьму зале. Несмотря на это ухищрение, хорошее зрение вполне позволяло мне видеть лица собравшихся. Человек тридцать, большинство из которых в армейской форме.

На сцене же полукругом стояло семь кресел, два из которых оказались уже заняты незнакомыми мне людьми. Первым был седой бородатый мужчина с внешностью типичного профессора в неуместно смотрящимся на нём ядовито-зелёном спортивном костюме с надписью «Фракция H23». Рядом с «профессором» расположилась молодая рыжая женщина лет тридцати в строгом деловом костюме, и именно она сейчас выступала перед собравшимися, судя по микрофону и пульту управления проектором в руках:

– Да, уровень моих игроков пока невелик, семнадцатый в среднем. И действительно, как правильно тут заметили, лишь одиннадцать из игроков фракции H25 можно с какой-то натяжкой отнести к боевым классам. Но мы создавались как научно-медицинская группа, а не как отряд головорезов! НПС-орки действительно многочисленны и превосходят нас по силе. Но вторую ноду мы обязательно вернём, нужно только на этот раз лучше подготовиться к атаке!

Я внимательно всмотрелся в экран, демонстрирующий известную фракции Human-25 карту. Одна нода первого уровня на берегу какой-то очень большой реки. Организована добыча древесины и глины, имеется два засеянных поля. На другой берег реки, судя по всему, игроки фракции H25 пока ещё не высаживались и мало что о нём знали. Да и вообще знания об игровом мире ограничивались соседними пятью нодами, две из которых были труднопроходимыми горными. В соседней с севера ноде стоял значок уничтоженного форта – видимо именно о нём шла сейчас речь.

Мда… Если я правильно понимал, у фракции H25 возникли серьёзные проблемы. Ведь ничто не мешало НПС-оркам атаковать единственную оставшуюся у людей ноду и снести держащий клайм форт первого уровня. На месте орков я бы именно так и поступил, и одиннадцать игроков-бойцов невысокого уровня никак не смогли бы этому помешать.

Между тем ведущий собрание немолодой военный с погонами майора обратился к залу:

– Что же, спасибо Валентине за первый отчёт, и пожелаем фракции Human-25 дальнейшего развития и процветания. Возможно, у кого-то из присутствующих возникли вопросы к докладчице?

Все почему-то молчали, словно и не видели надвигающейся катастрофы. А возможно действительно не видели? Пришлось мне поднимать руку:

– К сожалению, пропустил большую часть выступления, и возможно эта информация звучала. Валентина, подскажите координаты вашей игровой ноды.

– 337–218, – моментально отреагировала докладчица.

– Эээ… – я попытался представить карту виртуальной Земли, которую недавно составил сканированием с орбиты и хорошо изучил. – Координаты космопорта гэкхо 57-478. Размер ноды восемнадцать километров в поперечнике… Значит, вы в шести тысячах километров от космопорта, на большом материке. До ближайшего берега океана вам где-то пять-шесть нод на юго-восток… И похоже… Да, река именно к океану и течёт…

– К чему ей вся эта ненужная информация? – нетерпеливо перебил меня Иван Лозовский, не скрывая своего раздражения.

– К тому, что через пару-тройку дней к ним по реке поднимется паром гэкхо с товарами первой необходимости. Стройматериалы, продовольствие и семена, техника, оружие. И отряд игроков фракции «Реликт» численностью человек триста: двести высокоуровневых бойцов и сотня инженеров со строителями. Пока же на всякий случай направлю пару штурмовых антигравов, чтобы орки не уничтожили единственную базу фракции Human-25.

Я ожидал слов благодарности, но вместо этого после моих слов в зале началось активное перешёптывание, быстро переросшее в недовольный гул. Ведущий озвучил общее мнение сидящих в зале коллег:

– Мы вовсе не уверены, что фракции Human-25 стоит принимать это предложение помощи. Как знают все присутствующие в этом зале, игра открывает поистине безграничные возможности в области лечения и фармакологии, и фракция H25 создавалась специально под задачи проведения связанных с медициной экспериментов. Многие такие исследования секретные, как и их результаты, и утечка информации абсолютно недопустима! Поэтому появление на нашей территории игроков параллельного мира крайне нежелательна! К тому же «Тёмная Фракция» уже не раз показывала свою опасность, и как бы она сейчас ни называлась, она всё равно остаётся опасной. Триста бойцов с лёгкостью перебьют небольшой гарнизон крепости и уничтожат только-только зарождающуюся фракцию H25. Мы не можем этого допустить!

Ну ни фига себе! Собравшиеся в зале кураторы проекта «Купол» рассматривали мою фракцию «Реликт» вовсе не как союзника и друга, а как потенциального врага! А между тем на Валентину было больно смотреть, настолько сильное расстройство было написано на её лице. Уже понадеявшуюся на прибытие помощи руководительницу фракции Human-25, возможно находящейся в критической ситуации на грани уничтожения, поставили перед фактом, что никакой поддержки не будет.

– Антигравы прилетят, что бы собравшиеся тут не говорили, – ментально передал я, и женщина испуганно вздрогнула. – Вот только их грузоподъемность ограничена, так что привезут лишь самое необходимое: инструменты, стрелковое оружие, а ещё подробную карту вашего материка с указанием ближайших людей-соседей. Вы покажете бойцам, где засели мешающие вам НПС-орки, и что ещё нужно уничтожить. Летающие штурмовики «Сио-Ми-Дори» сотрут всё это в пыль. Сразу же после выполнения этой задачи мои бойцы улетят обратно, да и на базу фракции H25 вообще не станут заходить, так что за сохранность ваших секретов можете не переживать. А насчёт паромов и большой поддержки сама реши, так как никто не знает ситуацию лучше тебя. Отправлять? Или побоишься гнева собравшихся тут в зале кураторов? Вслух ничего говорить не нужно. Просто кивни, если ситуация критическая, и помощь твоей фракции действительно требуется.