Корабль нельзя использовать? Я было расстроился, но меня успокоил хвостатый Инженер Орун Ва-Март:

– Ничего страшного, капитан, заменить приборные панели под представителей другой расы совсем недолго. Как и сделать нормальные лестницы вместо этих жутких скоб в стенах, и поставить привычную мебель в жилые каюты. Тем более что мы находимся в крупнейшем торговом хабе этой части галактики, где всё необходимое можно запросто купить! Думаю, в шесть-семь умми уложимся со всем переоборудованием. Если, конечно, Улине Тар выделит бюджет на переделку корабля.

Улине Тар посмотрела на меня, дождалась подтверждающего кивка и, подозвав кроме Инженера ещё и Суперкарго, углубилась с ними в подсчёты необходимых для переоборудования звездолёта покупок.

– Человек. Новый корабль. Очень дорого. Но перехватчики не отдал. Два. Не сходится. Финансы. И не сходится второй роль. После Улине Тар, – Аналитик Джарг, забавно прыгающий за мной следом по коридорам звездолёта, упражнялся в построении сложных логических цепочек и действительно видел явные несоответствия.

Пришлось объяснять, причём достаточно громко, чтобы услышали все члены команды, что звездолёт я приобрёл за координаты древнего клада артефактов реликтов, которые сообщила мне лже-Иришка. А повреждённые перехватчики… тут я набрал в лёгкие побольше воздуха и проговорил решительно:

– Перехватчики мы продавать не будем! Оба перехватчика сразу после окончания ремонта будут отправлены на Землю. Начну создавать космический флот, задачей которого будет патрулирование Солнечной Системы и охрана моей родной планеты!

Авторитет повышен до 75!

Я опасался, что кто-нибудь из членов экипажа начнёт возражать: мол, два перехватчика – это общие трофеи от войны с пиратским прайдом «Косматой Тьмы», и справедливо будет раздать всем положенную долю с богатой добычи. Но нет, всё прошло гладко. Даже моя мохнатая подруга Улине Тар ничего не сказала, хотя Торговка всегда очень трепетно относилась к деньгам, а тут из её лап «уплыла» доля сразу с четырёх миллионов крипто. Возможно, компаньонка была слишком занята обсуждением с членами экипажа списка необходимых покупок. Но скорее находилась в растерянности, не зная, как теперь будет делиться прибыль нашего совместного предприятия после настолько крупного вклада с моей стороны, как новый шикарный звездолёт.

Наконец, Улине Тар подошла ко мне и, ещё раз пробежавшись глазами по составленному списку закупок, огласила итоговую сумму:

– Два миллиона восемьсот двадцать тысяч кристаллов обойдётся замена оборудования на фрегате и закупка всей мебели. Это по минимуму. Или четыре миллиона кристаллов, если с претензией на роскошь. В любом случае нужно понять, откуда взять эту немалую сумму.

Я молча перевёл Улине четыре миллиона – примерно половину из имевшейся у меня на личном счету суммы. Торговку, предполагавшую долгий трудный сбор средств на модернизацию звездолёта, это явно впечатлило. Улине долго задумчиво смотрела на экран своего наладонника. Кажется, я понимал её тревоги и сомнения – с момента наших с ней договорённостей многое что произошло, и обстоятельства сильно изменились. Я уже не настолько нуждался в её деньгах. Точнее, совсем не нуждался. С другой стороны, по справедливости, именно Улине смогла убить мелеефатского Шпиона 207-го уровня, и это стало ключевым событием, открывшим перед нами новые горизонты возможностей. И капитанский ключ от нового фрегата, по идее, должен был стать её трофеем. Да, Улине ничего не смога бы с ним сделать, но всё равно свою стоимость ключ имел, и немалую. В любом случае нам как компаньонам пора было уже обговорить новые «правила игры».

– Наши договорённости остаются в силе, треть добычи по-прежнему твоя, – успокоил я свою подругу, передав это сообщение ментально.

Женщина-гэкхо молча поклонилась – нехарактерный для гэкхо жест, явно подсмотренный у людей. По-видимому, сохранение «статус-кво» мою компаньонку более чем устраивало. Затем подруга подошла ближе, словно желая о чём-то поговорить или что-то попросить, но лишь молча топталась, не решаясь заговорить. Вслух Улине Тар так ничего и не произнесла, вместо этого встретилась со мной взглядом, предложив самому мысленно считать её просьбу:

– Комар, места на фрегате теперь станет больше. Может у меня наконец-то появится своя отдельная каюта? Как у Тини.

Я не смог сдержать улыбки – вот что, оказывается, беспокоило мою подругу! Отдельная каюта у моего воспитанника Тини на предыдущем фрегате была причиной зависти других членов экипажа и настоящим яблоком раздора. Некоторые члены команды, особенно «статусные» игроки, тоже просили меня об отдельной каюте, но я неизменно отказывал, так как места было недостаточно.

Мой воспитанник получил это почётное право, украв у морфа Фокси трофейный хвост Великой Проповедницы миелонской расы и найдя, таким образом, средства для починки нашего первого звездолёта. Я собирался и дальше предоставлять маленькому Вору отдельную каюту – такое обещание было мною дано, причём без каких-либо сроков давности и оговорок про условие окончания, а моё слово стоит дорого!

И вот сейчас с просьбой об отдельной каюте обратилась Улине Тар… Что же, можно было действительно сделать исключение и подчеркнуть особое привилегированное положение первой помощницы капитана, тем более моей компаньонки и, по мнению членов экипажа, истинной владелицы корабля. Хотя самые смышлённые из членов экипажа, тот же Аналитик Джарг, уже начали подозревать, что Улине всё же стоит на втором месте в нашем с ней совместном предприятии. Тем правильнее было поднять роль Улине Тар в глазах экипажа.

Я дал согласие выделить Улине Тар отдельную каюту, о чём тут же известил всех собравшихся поблизости членов команды.

– Спасибо, капитан! Ой… Улине замерла с вытаращенными от удивления глазами. Я… я только что стала гердом!!!

Наша Улине стала «статусным» игроком!!! Я первым поздравил свою замечательную подругу с этим важным игровым событием. После этого со всех сторон стали сыпаться поздравления – Улине Тар в экипаже уважали и любили за справедливость, сдержанность и рассудительность. Тини после витиеватого поздравления всеобщей любимице как бы между делом добавил, что и он тоже уже почти соответствует требованиям, и вскоре может стать «статусным» игроком.

– Тини, будешь уже пятым в нашем корабельном клубе «летящих над толпой»! – рассмеялся герд Мауу-Ла Мя-Сса, видимо обыгрывая традиционный перевод древнего слова «герд» как «возвысившийся над толпой».

– Шестым, – поправил я миелонского Медика. – Герд Минн-О Ла-Фин возвращается в наш экипаж, будет здесь на станции через сутки.

Новость о возвращении моей вайедда в команду вызвала бурное ликование всех знающих Минн-О. Даже Валери-Урла, не раз намекавшая на тёплые чувства ко мне, совершенно искренне радовалась возвращению принцессы, чем несколько удивила меня – я-то предполагал совершенно обратную реакцию тайликанской девушки на возвращение соперницы.

Видимо, я слишком долго смотрел на Валери, чем привлёк её внимание. А может Мастеру Зверей действительно удалось считать мои мысли? Так или иначе, Валери-Урла поразительно точно ментально ответила на мой невысказанный вслух вопрос:

– Наверняка ломаешь голову, почему я хорошо отношусь к твоей вайедда? Хочешь, отвечу максимально честно? Просто ты ещё не заслужил права быть со мной, а значит мне нет смысла ревновать к другим красавицам возле тебя. К тому же существует лишь одна роль, которую я для себя приемлю – единственная, или в крайнем случае старшая супруга. Так что младшая, «походная» супруга мне никак не мешает. Но опять же, повторюсь, не торопи события. Денни Марко вот за пять лет нашего знакомства так и не заслужил права близости со мной.

Ментальный контакт разорвался столь же внезапно, как и возник, оставив меня в глубокой задумчивости. Пять лет Валери «динамила» своего ухажёра! Неудивительно, что Денни в итоге психанул и переключил своё внимание на других женщин. А ещё… я мог ошибаться, конечно, но у меня сложилось впечатление, что за время знакомства Валери-Урла сумела изучить меня и подобрать «ключ» к моей ментальной защите – уж слишком легко девушке удавалось встраивать свои мысли. Я резко мотнул головой, отгоняя наваждение и возвращаясь к происходящим вокруг событиям.