Введение, часть первая. Требование низложения

Па-лин-ту, столица Первой Директории

Дворец правящего совета

Малый зал заседаний

– Принцесса, при всём уважении, внутрь дворца могут проходить только выступающие и члены правящего совета! – бдительный руководитель охраны дворца преградил путь роскошному левитирующему трону Минн-О Ла-Фин. При этом седой охранник опустился на одно колено, выражая безмерное почтение правительнице Первой Директории и своей госпоже, но всё же выказывая готовность выполнить долг и не допустить нарушения древних законов. Дюжина охраняющих вход вооружённых бойцов последовала примеру своего командира и также почтительно опустилась на колено, при этом сохраняя бдительность и не выпуская из рук оружие.

Благородная принцесса, невероятно важная и величественная в традиционном наряде представительницы древней династии Ла-Фин, не стала ввязываться в словесную перепалку с собственными подданными и молча обернулась, ища поддержки у своего спутника – молодого, но уже весьма авторитетного мага-прорицателя Мак-Пеу Ун-Роя. Уважаемый волшебник нетерпеливо оттолкнул загруженного коробками и свёртками немолодого крепыша в серых одеждах бесправного не-мага, недовольно подвинул стоящую за летающим троном невысокую служанку и вышел вперёд:

– Начальник охраны Уей-Лу От-Тош! Я – маг-правитель Мак-Пеу Ун-Рой, первый советник династии Ла-Фин, и также выступаю сегодня перед собранием магов-правителей!

Руководитель охраны дворца встал и поклонился – уважительно, но уже без того пиетета, с каким до этого общался со своей повелительницей.

– Маг-правитель Мак-Пеу Ун-Рой, я хорошо вас знаю и готов пропустить. Но кто эти люди в вашей группе? – концом сверкающего электрического жезла охранник указал на миниатюрную девушку-служанку и крепкого несущего свёртки мужчину. – Ни один из ваших спутников не похож по описанию на главу Первой Директории соправителя Комара Ла-Фина. Я не знаю их, а потому не могу пропустить!

Мак-Пеу открыл было рот, собираясь ответить, но всё же промолчал, не желая откровенно врать. Возникла напряжённая пауза. И тут впервые заговорила принцесса Минн-О Ла-Фин, причём в звенящем металлом голосе девушки было столько уверенности и величия, что любой сразу же согласился бы, что слышит прирождённую правительницу:

– Мой муж соправитель Комар Ла-Фин не смог прибыть на заседание. Он проживает в альтернативном мире с истощённой магией, перемещение же между мирами требует времени. Времени, которого соправитель человечества архимаг Онури-Унта Ла-Варрез нам совершенно не предоставил, пожелав провести срочное собрание магов. А потому от лица древней династии магов-правителей Ла-Фин выступать буду я! Эти же двое не-магов – мои слуги, и они пройдут со мной!

Руководитель охраны почтительно поклонился правительнице, но с дороги всё же не отошёл. Пришлось сопровождавшему принцессу молодому магу Мак-Пеу Ун-Рою подойти ближе и объяснить, понизив голос до шёпота и стараясь общаться лишь с командиром, но не с рядовыми охранниками дворца:

– Командор Уей-Лу От-Тош, вы наверняка знаете, что принцесса Минн-О Ла-Фин серьёзно пострадала во время взрыва на похоронах своего деда, соправителя Тумор-Анху Ла-Фина. Моя госпожа потеряла ноги и неспособна самостоятельно передвигаться, она не может обслужить себя даже в простейших бытовых вопросах. Поэтому слуги принцессе совершенно необходимы. Мы и так постарались минимизировать нашу группу и не взяли в неё магов, чтобы сократить возможное недовольство членов Совета Правителей, хотя по статусу правительнице Первой Директории положена пышная свита и множество магов самых различных специализаций.

Руководитель охраны наморщил лоб и задумался, так как ситуация действительно выходила нетривиальной. Посторонним проходить во дворец было категорически запрещено, однако без этих двух слуг само собрание находилось под большим вопросом. Не станет же, в самом деле, великий архимаг соправитель Онури-Унта Ла-Варрез самолично подсаживать искалеченную принцессу на трибуну, а тем более поправлять на девушке сбившееся платье или относить в уборную. И тогда начальник охраны решился:

– Хорошо, слуги могут пройти. Но сперва мне придётся обыскать их на предмет возможных спрятанных в одеждах опасных предметов. Также нужно будет со всей тщательностью проверить трон. Вас же, уважаемый Мак-Пеу Ун-Рой, я попрошу оставить при входе магический жезл. Сожалею, но таковы правила!

Принцесса молча кивнула, разрешая личный досмотр членов своей свиты. Проверка была тщательной, однако ничего подозрительного не выявила. У мускулистого мужчины-носильщика в руках обнаружилось обычное оборудование для развёртывания голографических экранов – самое что ни есть типовое, часто используемое при выступлениях в закрытых помещениях. Девушка-служанка не имела ни украшений, ни даже карманов на одежде, так что тоже беспрепятственно прошла досмотр. Уже через несколько минут свита принцессы продолжила путь и, пройдя основной холл дворца, завернула в комнату, где выступающие перед выходом в Малый зал заседаний могли отдохнуть и привести себя в порядок.

Едва лишь за их спинами закрылись двери, маг-прорицатель весело рассмеялся:

– Принцесса Минн-О, я же говорил вам, что всё пройдёт легко и гладко, и Романа Павловича с Тамарой удастся протащить во дворец! – видя испуг на лице правительницы, Мак-Пеу поспешил добавить. – Не волнуйтесь, тут можем говорить свободно. Дворец сегодня утром досконально проверили, но никаких микрофонов, шпионских камер и прочих посторонних предметов не было обнаружено. Охрана традиционно не проверяла только сам зал заседаний.

Сидящая на левитирующем троне девушка поправила неудобный высокий воротник платья и устало откинулась на спинку трона:

– Советник, хоть я никогда ранее и не была в этом дворце, но хорошо знаю принятые тут порядки. Согласно распоряжению моего прадеда соправителя человечества архимага Юхо-Лору Ла-Фина в Малый и Большой залы заседаний вот уже более двухсот лет могут входить только члены Совета Правителей и выступающие.

– И мы оба знаем, что это не совсем так, принцесса, – лукаво усмехнулся маг-прорицатель. – Исключение было сделано для одной-единственной уборщицы, регулярно наводящей порядок в помещениях дворца. За сорок лет безупречной службы эта женщина заслужила полное доверие охраны. Но уборщица – жительница Первой Директории и ваша верноподданная, а потому вчера всё подготовила.

Принцесса Минн-О тяжело вздохнула, молодой правительнице происходящее крайне не нравилось. Вот только другого пути удержаться у власти, кроме как припугнуть и надавить на членов Совета, к сожалению, не существовало. Изучивший все линии возможного будущего талантливый маг-провидец ещё вчера предупредил принцессу, что противники из других магических династий настроены весьма решительно, а потому попытки ментальных атак на Минн-О Ла-Фин во время заседания неизбежны. Как неизбежно и итоговое голосование по поводу низложения её с поста главы фракции «Ла-Фин» в игре, а соправителя Комара Ла-Фина с должности правителя Первой Директории.

Ментальных атак принцесса не боялась – в её свите находилась девушка из другого мира по имени Тамара, обладающая уникальной способностью блокирования магии. Не особо страшилась Минн-О и итогового голосования о вотуме доверия, поскольку руководимая ею фракция «Ла-Фин» показывала впечатляющие результаты в игре, искажающей реальность. По оценкам, полученным от сюзеренов человечества гэкхо, фракция «Ла-Фин» на текущий момент являлась самой развитой и сильной не только из фракций магократического мира, но и в целом из всех фракций виртуальной Земли. Её отчёт об успехах фракции, как и о достижениях в деле защиты всей Земли, должен был положительно повлиять на членов Совета Правителей и предопределить положительный итог голосования. Но всё равно принцессе было тревожно, а потому она согласилась на предложенный советником «план Б» в случае реальной угрозы импичмента.

– Никогда не пошла бы на такое, если бы не предсказанная тобой возможность низложения и лишения всех титулов. Но ты прав, советник, если по-хорошему договориться с Советом Правителей не получится, придётся действовать по-плохому! И меня сейчас беспокоят не столько маги конкурирующих династий – с ними, если верить твоим словам, мы в итоге справимся. Но вот муж будет в гневе, когда узнает о произошедшем! Лэнг Комар Ла-Фин любит меня, дорожит мною и ни при каких условиях не отпустил бы в это осиное гнездо, если бы обладал всей информацией. Но что гораздо хуже, Комар не прощает нападений на себя, а угрозу импичмента по-другому расценить трудно. Всё это грозит большой войной. И горе тем волшебникам, что дерзнут встать на пути моего мужа!