Глава двенадцатая. Всё в дыму

Совсем другое дело! Теперь все члены моей команды были упакованы в хорошие скафандры, и токсичного газа можно было уже не опасаться. Причём на покупку снаряжения мне даже не пришлось тратить личные крипто – компаньонка сама расплатилась с поставщиком из своих собственных сбережений. Когда же я обратился к Улине Тар с вопросом возмещения её трат, женщина-гэкхо лишь отмахнулась:

– Компаньон, не всё же только тебе вкладываться в звездолёт и экипаж. Я тоже должна участвовать. Тем более что деньги у меня сейчас имеются – при оформлении договора на совместное управление платиновым рудником на астероиде получила от наместника Земли Коста Дыхша солидный задаток. Предполагаю, что будущий муж расплатился со мной моими же деньгами, которые я перечислила ему на организацию будущей свадьбы. Но это неважно. Гораздо важнее то, что теперь без денег мы сидеть не будем – каждые стандартные сутки нам будет поступать полтора миллиона кристаллов.

Неплохо, совсем неплохо. А между тем Василий Филиппов вместе с герд Тыо-Паном согласовали план нашей атаки. Первую линию должны были составить два громадных «Испепелителя», сразу за ними шли братья-близнецы Ваша и Баша Тушихх и Космодесантник Эдуард Бойко в экзоскелетной броне. Все трое бойцов для лучшей выживаемости объединяли свои энергетически щиты (в чём им помогал Инженер Орун Ва-Март, он же обеспечивал подкачку щитов). Основной задачей этой передовой группы было уничтожение ворот в ангар 7-226 и блокирование узкого места, чтобы не дать четырём десяткам шустрых пиратов-миелонцев просочиться к нашим менее бронированным и не столь живучим членам команды.

Подлечиванием бойцов первой линии, по возможности удалённо, должен был заниматься Медик герд Мауу-Ла Мя-Сса. А огневую поддержку осуществляли бойцы второй линии: немецкая пара «Несущих Смерть» Снайпер и Стрелок, Штурмовик герд Тыо-Пан, Телохранитель Денни Марко и Пулемётчик Кислый. Дмитрий Желтов также упросил поставить его во вторую линию, хотя его профессию Пилот Звездолёта лишь с большой натяжкой можно было считать годящейся для ближнего стрелкового боя.

Далее шли шустрые, но слабо бронированные бойцы-рукопашники: миелонцы Тини и герд Айни со своими смертоносными клинками, а также новичок Ассасин Светлана. Их задачей было «подчищать» возможные прорывы врагов и оберегать наших бойцов, но вперёд не лезть. Руководить этой группой был назначен Имран – дагестанский Гладиатор также был вооружён смертоносными клинками и способен был быстро перемещаться по полю боя, но в отличие от других имел крепкую броню.

Всех остальных предполагалось поставить позади. Задачей Василия Филиппова, неспособного носить никакую броню кроме лёгкой, было выживать любой ценой, чтобы на всю нашу группу продолжали действовать его бонусы Барда. Повышенная живучесть, скорость движения, улучшенная точность стрельбы для двух десятков бойцов – всё эти преимущества от наличия Барда в отряде стоило ценить.

Мастер Зверей Валери-Урла тоже должна была прятаться позади и просто выживать, поскольку в бою ценность представляла даже не сама девушка-тайликанка с лазерным пистолетом, а её питомец невидимая и смертоносная Теневая Пантера. При этом Сестрёнку предполагалось пускать в бой только в случае, если не будет газовой атаки, иначе зверю грозила быстрая смерть. Медика и Инженера тоже следовало беречь и по большей части держать сзади, хотя некоторые их действия требовали присутствия непосредственно рядом с раненым или повреждённым союзником. Поэтому обоим игрокам предоставлялась полная свобода действий, и я надеялся на их профессионализм.

Торговку Улине Тар и Суперкарго Аван Тоя я вообще хотел отправить на звездолёт, поскольку их боевые качества вызывали у меня сильные сомнения. Но Улине демонстративно надулась и обещала «сильно обидеться», если я не откажусь от мысли отослать её. Тучный же Суперкарго молча прикрепил на шлем трофейный миелонский хвост – добытый в дуэли тут же на Касти-Утш III, когда Аван Той сражался бок-о-бок со мной и Тини. Пришлось оставить. Как и НПС-дриаду, которая просто потерялась бы тут на станции, не найдя нужного звездолёта.

Итак, расстановка отряда ясна. Оставалось лишь понять моё место во всей этой диспозиции. Подозреваю, что в первой группе, поскольку Энергетический доспех Слышащего со своей прекрасной бронёй и силовым щитом в 12800 единиц надёжно защищал меня. Вот только руководитель абордажной команды герд Тыо-Пан посчитал иначе:

– Лэнг Комар Ла-Фин, ваше место позади, возле Медика и Инженера. Соправитель, вы управляете двумя «Испепелителями» и летающим дроном, и отряду нельзя лишаться этой огневой мощи.

Досадно. С Аннигилятором в руке и способностью ментально натравливать друг на друга самых опасных противников я мог бы представлять ценность как игрок ближнего боя. А сзади что мне делать? Роботы сами разберутся, кто «свой», кто «чужой», и даже без моего участия. Просто стоять и наблюдать, как вокруг сражаются члены моей команды? Я с надеждой посмотрел на Филиппова, но опытнейший военный стратег был солидарен со своим коллегой из магократического мира:

– Капитан, думаешь мне самому не хочется с автоматом в руках находиться в первых рядах и стричь опыт с убитых врагов? Но я, как и ты, нужен отряду живым. Потому бережём себя и стоим в заднем ряду.

* * *

Прямой хорошо освещённый коридор. До нужных нам металлических ворот сто пятьдесят метров. Уже можно чётко рассмотреть надпись по-миелонски: «Ангар 7-226». Впереди никаких возможных укрытий для противника. Сканирование тоже не находило на этом участке коридора ничего подозрительного. Тем не менее, что-то тут было не так. Я чувствовал это.

Решётки вентиляции? Да, по ходу коридора имелось несколько выходов вентиляционной системы. И подозреваю, что именно оттуда должен был пойти отравляющий газ. Но газовая атака меня не сильно страшила, к ней мы были готовы. Смущало совсем другое.

Слишком просто. Члены прайда «Косматой Тьмы» почему-то позволяли нам беспрепятственно подойти к своему последнему укрытию. Никаких баррикад и засевших за ними многочисленных стрелков. Никаких установленных в коридоре лазерных или плазменных орудий, прямой наводкой ещё на подходе обстреливающих наш отряд. Не было даже скрытых в нишах стен и потолка автоматических турелей. Согласитесь, странно? Вся моя интуиция просто кричала, что так не бывает, и что впереди должна быть какая-то незамеченная опасность. Но навык Ощущение Опасности молчал.

Эх, была бы рядом моя супруга Минн-О Ла-Фин! У принцессы магократического мира очень остро было развито Ощущение Опасности, у меня и близко так не получалось. Минн-О сразу же подтвердила бы мои опасения или наоборот сообщила, что дорога свободна. Но Минн-О осталась дома и помочь мне сейчас не могла. А между тем нужно было уже определяться. Я и так уже почти десять минут стоял в нерешительности, и бойцы за моей спиной всё сильнее проявляли признаки нетерпения.

– Ну что, капитан? – на этот раз стандартный вопрос, прозвучавший за последнее время уже раз десять, задал Денни Марко.

– Не вижу никакой опасности, – честно признался я, и за спиной послышался дружный облегчённый выдох. – Тем не менее, пока ждём! Пустим вперёд одного из «Испепелителей».

Многотонный робот шагнул вперёд и уверенно направился по коридору, не сводя своих орудий с закрытой двери в ангар. Вот «Испепелитель» прошёл уже половину дистанции, вот две трети…

Навык Ощущение Опасности повышен до семидесятого уровня!

Именно тогда всё и случилось. Возле тяжёлого шагающего робота в воздухе вдруг возникла яркая красная точка. И уже через секунду громадного «Испепелителя» наклонило и потянуло к ней, сминая и корёжа. Хруст гнущихся бронеплит и ломающихся орудий был слышен даже с нашего стометрового расстояния. Стены коридора впереди тоже стали сминаться, отдельные панели сорвало с креплений и втянуло в общее месиво. Прошло секунд десять-пятнадцать, прежде чем мерзкий хруст и скрежет прекратились. Не слишком ровный трёхтонный шар из стали и пластика опустился на пол и с грохотом покатился по коридору в нашу сторону, быстро набирая скорость. За моей спиной раздались испуганные крики членов команды, да и у меня самого волосы под шлемом встали дыбом.