Глава восьмая. В осаде

Первая стычка с пиратами произошла уже минут через пятнадцать и показала, что противник чрезвычайно самонадеян и сильно нас недооценивает. Группу миелонцев, лазерными резаками пытавшихся вскрыть перекрывшую коридор металлическую преграду, подорвал вылезший из ближайшей вентиляции Джарг. Шипастый Аналитик сам попросил задействовать его таким образом, поскольку, цитирую:

Пираты знать. Джарг есть в команде лэнг Комар. Диспетчеры просканировали фрегат. При входе в док. Потому знать про мало экипаж и много платина. Один раз джарг взрыв. Можно удивить. Выгадать время.

На возрождение отправилась группа сразу из дюжины пиратов. Неплохо! Пятнадцать минут им на воскрешение, затем снова долгий путь по многокилометровым коридорам станции… Полчаса, считай, Джарг нам выгадал. Тини же на короткое время открыл ворота и подобрал выпавший с противников лут, хотя там мало что было интересного: перчатки с какими-то слабенькими бонусами к воровским умениям, непарный клинок, платиновая серьга +1 к Телосложению… Не то чтобы совсем мусор, но трофеи могли бы быть и поинтереснее.

Я видел всё это, поскольку герд Айни подключилась к системе видеонаблюдения станции, получив доступ к семи тысячам видеокамер, это не считая мобильных летающих дронов. Теперь, не выходя с фрегата, можно было просматривать коридоры и помещения огромной космической станции Касти-Утш III. Я перескакивал с камеры на камеру, пытаясь обнаружить врагов из пиратского прайда, но что-то не видел их. Да и о ведущейся войне ничего не напоминало. Обитатели и посетители Касти-Утш III занимались своими обычными делами: общались, работали, спорили и ссорились, принимали пищу. Стражи правопорядка тоже вели себя как обычно, разве что полукилометровый кусок коридора у одиннадцатого дока был ими изолирован, и посторонних в зону боевых действий не пускали.

– Капитан, про нас говорят! – Тини включил на большом экране местные новости.

Журналистка – одетая лишь в коротенькие шортики миловидная «кошечка» чёрной масти с маской светлых волос на мордочке – брала интервью у заметно стесняющегося немолодого миелонца в переливающемся костюме-хамелеоне.

Герд Унди Ар Миеяуу. Миелонка. Прайд Сладкого Голоса. Журналистка 148-го уровня

Карс Ун Дит. Миелонец. Прайд Косматой Тьмы. Диверсант 113-го уровня

Говорили действительно о нас, точнее даже обо мне. Диверсант отвечал Журналистке, что место стоянки фрегата «Толили-Ух Х» блокировано, и человеку никуда не удастся скрыться. И что можно решить всё быстро одной решительной атакой, поскольку у лэнг Комара крайне мало членов экипажа. Но «большой босс» герд Аби Пан-Мяй просил дождаться его – у лидера прайда Косматой Тьмы накопилось много претензий к наглому человеку, и он хотел бы высказать их лично. «Большой Аби» с командой матёрых головорезов уже летит сюда на станцию, так что где-то через умми можно ожидать активных действий и интересного репортажа с места событий. Пока же нужно набраться терпения и просто ждать.

Навык Ментальная Сила повышен до девяносто девятого уровня!

Я сразу понял, что Диверсант врёт, даже без выскочившего системного сообщения. Не то, чтобы я был искусным физиономистом по миелонской расе, просто актёр из старого бойца был действительно никудышный. Причём врал миелонец не в том, что «Большой Аби» со своими головорезами спешит сюда на станцию Касти-Утш III – тут как раз всё было похоже на правду. Врал он насчёт «до прибытия главы прайда нужно набраться терпения и просто ждать». Диверсант говорил это явно с расчётом на то, что человек лэнг Комар и члены его команды увидят это интервью и расслабятся. Похоже, противник что-то замыслил и надеялся на внезапность!

В словах старого миелонца меня заинтересовал ещё один момент. Озвученное время прибытия «один умми» было слишком малым для перелёта с пиратской станции Меду-Ро IV, где у прайда Косматой Тьмы располагалась основная база. Зато очень точно совпадало с длительностью перелёта из системы C9004/AW с чёрной дырой. Случайное совпадение? Или «Большой Аби» решил проведать свой тайник? А что, в последнее время лидер пиратов действительно поиздержался – потерял содержимое сокровищницы на Меду-Ро IV, а затем и свой основной звездолёт. Так что всё может быть. Интересно, нашёл ли герд Аби Пан-Мяй нужный объект в хвосте кометы без потерянного куска пластика с точными координатами?

А между тем интервью продолжалось, и следующий вопрос хвостатой Журналистки заставил меня навострить уши:

– Карс Ун Дит, вот ты говоришь о гарантированности победы и даже возможности в любой момент решить дело одним решительным наскоком, поскольку у лэнг Комара очень мало бойцов. Но как тогда объяснить то обстоятельство, что прайд Ловкой Лапы – ведущая букмекерская контора Касти-Утш III, ещё совсем недавно принимавшая ставки с коэффициентом одиннадцать к одному и семи сотым, не сомневаясь в победе прайда Косматой Тьмы в этой войне, уже ставит на победу человека? Ставки сейчас один и две десятых к семи не в пользу прайда Косматой Тьмы, причём коэффициент продолжает расти!

Известность повышена до 78.

Авторитет повышен до 65!

Диверсант в ответ начал мямлить что-то невнятное про рискованность игры на тотализаторе в принципе, но лучше бы он просто промолчал – выглядел бы не столь бледно. А так даже самому неискушённому зрителю стало ясно, что боец не знает причины, да и вообще слабо разбирается в данном вопросе.

– Капитан, а в самом деле, – заинтересовался мой воспитанник Тини, – почему прайд Ловкой Лапы настолько уверовал в нашу победу?

Я промолчал, не желая особо комментировать эту тему. О своём близком общении с главой прайда Ловкой Лапы я не распространялся, хотя весьма дорожил этим полезным знакомством. Даже члены моей команды не знали о том, что вместе с этим прайдом некоторые члены нашего экипажа участвовали в налёте на пиратскую сокровищницу. И сейчас, нужно признать, присутствие прайда Ловкой Лапы тут на Касти-Утш III стало для меня приятным сюрпризом, поскольку давало надежду на взаимовыгодное сотрудничество. Да, тут на станции прайд Ловкой Лапы стоял за приёмом ставок на тотализаторе, но возможно помог бы мне со сбытом груза платины? Ведь торговля драгоценными металлами тоже являлась родом деятельности их прайда!

А то, признаюсь, с реализацией двенадцати трёхсоткилограммовых контейнеров губчатой платины у меня возникли серьёзные сложности – местные торговцы упорно игнорировали созданные мной в торговой системе позиции. Без моей компаньонки – профессиональной Торговки Улине Тар, пришлось разбираться в настройках торговой программы самому, что было весьма непросто. Но видимо я что-то не так оформил, а потому даже по ценам на треть ниже рыночных мой товар никого не заинтересовал, или даже возможно просто не виден был в системе.

А ведь продай я груз платины, пусть даже с диким дисконтом, получил бы миллионов четырнадцать-пятнадцать драгоценных кристаллов гэкхо или два с лишним миллиона крипто, что сразу решило бы множество проблем! Самый напрашивающийся вариант использования: покупка сотни опытных наёмников для разовой силовой акции, и через сутки от прайда Косматой Тьмы тут на станции останутся лишь воспоминания!

Поскольку на вопрос Тини я не ответил, вместо меня герд Айни предложила свой вариант объяснения резкому изменению ставок на тотализаторе:

– В прайде Ловкой Лапы ушлые игроки. У этих профессиональных мошенников информаторы везде. Видимо, что-то про нас накопали. Например, заметили то, что мы наняли Программиста для настройки боевых роботов.

Все замолчали и одновременно повернули головы к монитору, транслирующему изображение с установленной в грузовом трюме камеры наблюдения. Там некрупный восьмилапый мелеефат проводил перепрошивку программного обеспечения плазменных турелей ТТ-67А «Испепелитель».

Уиззз 889. Мелеефат. Гнездо ренегатов 56. Программист 63-го уровня

Из всей одежды на мелеефате имелась лишь красная повязка-бандана, скрывающая с какой-то целью часть многочисленных глаз, и широкий ремень через брюшко, на котором крепились сумки с инструментами. Работа предстояла сложная – «Испепелители» являлись самообучаемыми роботами, чья верность хозяину была намертво вшита в программный код. Но Уиззз хорошо разбирался в данной теме и, оперируя четырьмя, шестью, а временами и всеми восемью своими конечностями, проводил кучу действий одновременно: заменял блоки памяти, что-то стирал или перепрограммировал, восстанавливал и обновлял боевые программы.