Изменить стиль страницы

Глава седьмая. Загнанный в угол

На этот раз одиннадцатый док, но снова диспетчеры выдали нам ангар практически в самом центре огромной дискообразной станции Касти-Утш III. Причём, насколько я увидел в присланном разрешении на стоянку, габариты предоставленного нам помещения были такими же скромными, как и в прошлый раз. Подозреваю, что после предыдущей успешной «парковки», когда фрегат «Толили-Ух Х» каким-то чудом вписался в крохотный стояночный ангар, где-то в базах данных диспетчеров была проставлена отметка «надо же, поместился!!!», и отныне моему звездолёту всегда будут давать именно подобные места стоянки.

Сосредоточенный и серьёзный до жути Пилот Сан-Дун, команды диспетчеров для которого переводила герд Айни, профессионально играя маневровыми двигателями, развернул фрегат «Толили-Ух Х», погасил скорость и строго по предоставленному вектору ввёл корабль в док в зону захвата. Последовавшее небольшое сотрясение показало, что корабль надёжно зафиксирован, и можно уже отключать двигатели. Только после этого Пилот сбросил с лица напряжение и позволил себе улыбнуться:

– Лэнг Комар Ла-Фин, я справился! Признаться, сам от себя не ожидал!!!

Я ободряюще похлопал Пилота по плечу. Молодец! Может не так уверенно и быстро, как проделал бы основной пилот Дмитрий Желтов, но главное цель достигнута. А опыт и мастерство придут со временем.

И снова гравитационный захват до невозможности медленно потащил наш звездолёт по четырёхкилометровому туннелю. И хотя впервые попавший на космическую станцию Сан-Дун, открыв рот от удивления, рассматривал и восторженно комментировал бесконечные ряды стоящих в ангарах звездолётов всевозможных конструкций, для меня подобное зрелище стало уже обыденным. Впрочем, мне было чем заняться и без того, чтобы глазеть на чужие звездолёты. Вместе с Навигатором мы пытались разобраться в координатах тайника, продиктованных Ваа и аккуратно записанных мной тонким маркером на куске пластика.

– Нет, нет, на другой стороне, – поправил я Аюха, начавшего было вводить в навигационную систему данные с нацарапанных на обратной стороне пластика прямоугольников. – Переверни, я на другой стороне писал синим маркером. Погоди… А ты что, можешь понять, что там накарябано по-миелонски?

Опытный Навигатор подтверждающе зарычал и сообщил, что это координаты какого-то движущегося по замкнутой траектории объекта. О как! Вот это сюрприз! Когда морф Ваа стала диктовать цифры, у меня просто не нашлось под рукой ничего подходящего, и я записал данные на взятом из инвентаря куске пластика, только с обратной стороны. Нужно было раньше показать Навигатору этот обломок, найденный в каюте пиратского капитана. Глядишь, давно бы решили эту загадку и выяснили, какие тайны скрывает от всех глава прайда «Косматой Тьмы».

– Вот то, что написано маркером, – Навигатор увеличил изображение на своём рабочем мониторе, и перед глазами развернулась карта безжизненного планетоида, покрытого бесчисленными кратерами от врезавшихся метеоритов. – Территория мелеефатов. Примерно сорок дней полёта для нашего фрегата. Система Роонти-Тор, шестой спутник второй планеты. Где-то вот здесь, – перекрестье указало на один из небольших кратеров.

Аюх задумчиво почесал лапой нос, сверяясь с записями и поглядывая на экран, после чего добавил:

– Отрицательное значение последней цифры означает, видимо, что точка находится под поверхностью. Там что-то закопано, не слишком глубоко.

Очень даже похоже на правду! Клад с древними артефактами расы реликтов зарыт на небольшой глубине на необитаемом планетоиде. Хотя… далековато от нас, сорок дней полёта. Как бы мне ни хотелось добраться поскорее до древних сокровищ, терять сорок дней на дорогу в каждую сторону в условиях крайне ограниченного времени было непозволительной роскошью.

– Хорошо, а вторые координаты? Те, что нацарапаны на пластике?

На этот раз Навигатор надолго погрузился в вычисления, но тоже сумел решить предложенную задачу:

– Необитаемая система C9004/AW с небольшой чёрной дырой возле двойной звезды. Считается неустойчивой, хотя поглощение первой из звёзд произойдёт не ранее четырехсот миллионов тонгов. Планет в системе нет, есть только ледяная комета, по очень вытянутой эллиптической орбите вращающаяся вокруг центра масс системы. Судя по всему, координаты указывают не на ядро кометы, а на один из небольших объектов в её шлейфе. Что за объект сказать трудно – тут нацарапаны только период обращения и точное время.

– Далеко от нас? – поинтересовался я без особого энтузиазма, поскольку все ранее называемые Навигатором интересные места находились слишком далеко. Но на этот раз ответ Аюха заставил меня оживиться:

– Да вообще, как говорится, лапой подать. Соседняя от Касти-Утш система. Всего один умми полёта, даже чуть меньше.

Эх, ну почему я раньше не показал этот кусок пластика Навигатору?! Можно было бы заняться более полезным делом, чем практически без денег торчать на миелонской станции следующие стандартные сутки, дожидаясь членов нашей команды. Видимо, визит в систему с чёрной дырой и станет следующим пунктом нашего маршрута сразу после того, как соберём экипаж и перехватим тут возле станции грузовик «Тёмной Фракции».

* * *

– Сожалею, лэнг Комар, но вы и члены вашей команды не можете пройти на станцию Касти-Утш III, – рыжий хвостатый сотрудник регистрационной службы нажал кнопку на приборной панели, закрывая перед нами стеклянные ворота.

Что?! Такой ситуации ни я, ни сопровождавшие меня герд Айни, Тини и «Иришка из Первого Мед» вообще не могли предположить. Как это не можем пройти на станцию? Почему?

– У капитана пиратский статус, причём даже второго уровня, и базе данных напротив имени лэнг Комара стоит запрещающая отметка. Доступ на торговую станцию для пиратов закрыт.

– Но я ведь уже был тут на Касти-Утш III, причём с этим же самым пиратским статусом! И меня нормально пропускали, как и всех членов моей команды! Что изменилось за прошедшие несколько дней?

Я был не просто шокирован. Я был раздавлен, поскольку запрет на посещение торгового хаба перечёркивал все мои планы. Ни продать груз платины и четырёх опасных охранных роботов, ни посетить торговца древностями, ни закупиться всем необходимым перед дальнейшим полётом. Это грозило самой настоящей катастрофой! Причём, как ни ломал я голову над этим неожиданным запретом, но так и не понимал истинной его причины.

Может, командующая миелонским флотом кунг Кисси Мяу каким-то образом догадалась, что ценный кристалл-накопитель проплыл мимо её лап, серьёзно обиделась на меня и таким образом срывает злость? Вряд ли, честно говоря, к тому же я уже исправил ту ошибку, передав кристалл через командующего Вторым Ударным флотом гэкхо кунг Вайд Шишиша. А может местные сотрудники проследили путь джарга до моего фрегата? Помнится, у администрации станции Касти-Утш III имелись к моему шипастому Аналитику какие-то серьёзные претензии. И хотя Джарг остался сейчас на фрегате, возможно, недовольство членом моей команды транслировалось и на меня, его капитана? Тоже что-то не верится. Может, из-за морфа? Хотя бред, про морфа в моём экипаже никто из местных знать не мог.

Устав витать в догадках, я попросил сотрудника регистрационной службы озвучить настоящую причину запрета, ведь явно мой пиратский статус был тут ни при чём.

– Не могу знать, лэнг Комар. Моё дело лишь проверять документы, – толстый откормленный миелонец с лоснящейся золотисто-рыжей шерстью вернул мне идентификационный кристалл, показывая, что разговор окончен. – Следующий!

Наверное, я бы покорно развернулся и поплёлся обратно к своему фрегату, но тут за моей спиной раздался возмущённый голос герд Айни:

– Капитан, он лжёт! Всё он знает, только говорить не хочет! У него на браслете знак сотрудника регистрационной службы пятого ранга, такие имеют полный доступ к информации о прибывших. К тому же я сама проработала достаточно времени в регистрационной службе, так что отлично знаю, что пиратов не пускают в открытые торговые хабы только с пятого уровня опасности. И то далеко не всех отказываются пропускать! Бывают исключения. Некоторых Свободных Капитанов пускают даже с девятым уровнем опасности!