Глава 17

Глава 17

Горячо, было очень горячо. Казалось, меня положили в центр большого костра, который с довольным урчанием и потрескиванием принял предложенную жертву. Корчась в выкручивающих всё тело судорогах, я пыталась прийти в себя и выбраться из этого ада. Всё внутри горело и плавилось, превращая меня саму в жидкий огонь, лаву, вулкан. Хотелось кричать, но голоса не было, а может я его просто сорвала, пока билась в чьих-то заботливых руках.

Успокаивающий голос урывками прорывался в моё замутнённое сознание, принося временное облегчение. Не сразу поняла, кто так упрямо меня тормошит, удерживая на грани и не позволяя окончательно раствориться в огненном потоке. Этот голос, такой знакомый, уверенный, вселяющий надежду, принадлежал моему наставнику, магистру Рейдену.

Тем временем меня положили на упругую прохладную поверхность. Непривычное ощущение, но мне было удобно и стало немного легче. Спина уже не так горела, касаясь спасительной прохлады, а вот внутри всё так же жгло. Очень хотелось пить, и желательно холодно ключевой воды. Словно услышав мысленный посыл, наставник сначала смазал мои сухие губы увлажняющей кремообразной субстанцией и только тогда поднёс кружку с водой. Сделай он по-другому и при первой же попытке открыть пошире рот, сухая кожа на губах просто треснула. А терять с кровью драгоценную влагу для меня сейчас было опасно, это я явственно понимала внутренним чутьём.

Прохладная вода, щедро разбавленная лечебным настоем, немного остудила как внутри, так и снаружи, но всё же не настолько, чтобы я пришла в себя. Да, сознание прояснилось, хотя мысли всё ещё путались. С трудом, но я стала различать слова наставника и понимать его прочувствованные взволнованные ругательства. Вот никогда бы не подумала, что мой наставник, всегда выдержанный, хладнокровный умеет так виртуозно выражаться. Эх, какими красочными эпитетами он награждал свою проблемную подопечную, то есть меня, да и себя не забывал. Всем раздал в меру, даже поганый артефакт приплёл, не останавливая бурной деятельности в изготовление очередной порции спасительного эликсира.

– Вот так. Вот и молодец, – как наседка причитал наставник, вливая в меня очередную порцию лекарства. – Я знаю, ты сильная, вместе мы обязательно справимся. Сейчас тебе будет немного легче. Ты только держись, слышишь, не вздумай сдаваться.

Последняя вязкая капля освежающей прохладой прокатилась по горлу, а магистр, отставив опустошённый сосуд, взял меня за руку. Почувствовала, как от его ладони по моему измученному телу стали распространяться лечебные магические волны. Вот только все его старания были напрасны, вся магия утекала как в бездонную пропасть, лишь чуть-чуть облегчая мои страдания.

Я слышала, как слабеет его голос, тяжелеет рука и истончается, тускнеет его магический поток. Сил, чтобы одёрнуть руку и прервать контакт, не было. Тогда я решила открыть глаза и хоть так привлечь его внимание. Вот только, приподняв веки, я ничего не увидела. Лишь переливчатые радужные разводы, разной формы и размера. И словно в наказание за своеволие, новая вспышка боли пронзила тело, заставляя выгибаться в безмолвном крике.

Наступил новый этап моего личного ада. Как же мне хотелось погрузиться в манящую темноту бесчувственности, но я понимала, сдавшись, уже не смогу вернуться. Такого предательства магия мне не простит. Да, осознание пробудившейся огненной магии пришло резко. Не знаю почему, но огонь никак не хотел мне подчиняться, показывая свою силу, мучая и пытаясь взять верх над разумом. Что именно произойдёт в этом случае, я не знала, но явно ничего хорошего. Потому боролась, с отчаяньем цепляясь за ускользающую жизнь.

Глухой звук удара и отголосок яростного рычания на мгновение выдернул меня на поверхность огненного омута. Не отпуская мою руку, наставник выкрикнул в сторону ворвавшегося очередное смачное ругательство. Вот только выпад пролетел мимо, потому как я почувствовала чужие руки на своей голове. Осторожно положив обе ладони мне на лоб, мужской голос, с явными рычащими интонациями, стал торопливо читать какое-то заклинание. Длинные слова перемешивались с резкими гортанными вскриками, постепенно наращивая темп и громкость.

Да этот голос мне тоже был знаком, но почему-то от него не веяло таким спокойствием, как от наставника, наоборот захотелось уйти и не слышать. Но мне не позволили, крепко удерживая невидимыми путами, стали тянуть вверх окутывающий меня огненный поток. Освобождая от его мучительного кокона, позволяя мне вновь почувствовать облегчение. Магия не желала уходить и теперь, испугавшись, стала ластится ко мне, вымаливая прощения и позволения остаться.

Стало интересно, кто же так мастерски смог укротить мой огонь. Потянулась к источнику освобождения и услышала болезненный рык, словно мой спаситель едва сдерживал стоны боли. Отшатнулась, испугавшись, что натворила нечто непоправимое, но меня удержали на месте. Ровно там, где моей истерзанной душе было легче всего. Боль отступала, в теле появилась странная лёгкость, сознание немного затуманилось от усталости и лёгкой эйфории, что кошмар наконец-то закончился. Я слышала, его тяжёлое мужское дыхание над головой. Чувствовала, как подрагивают его руки на моём лбу, как устало затихает сильный голос, утягивая за собой в лечебный сон.

Сознание возвращалось очень медленно, короткими урывками, постепенно вытаскивая меня из спокойного светлого марева. Головная боль и ломота во всём теле, как после длительной болезни с высокой температурой, были хоть и неприятными, но по сравнению с пережитым, вполне терпимыми.

Яростный спор моего наставника с другим мужчиной болезненно врывался в мозг, донося до моего сознания лишь обрывки фраз. Но и этого оказалось достаточно, чтобы я смогла, наконец, определить, кто же был вторым мужчиной. Сам лэрд Тедерик эр Вильфорд сейчас упрямо что-то доказывал моему наставнику. Были бы силы, обязательно поинтересовалась, что вообще здесь происходит, но по закону подлости сейчас я была в состоянии только слушать и запоминать.

Как я не узнала этот голос сразу, непонятно. Оставалось только всё списать на почти бессознательное состояние. В памяти тут же вспыхнула картинка его рук на моём лбу и длинная песня-заклинание, которая всё же вытащила меня из того ада. А потом и другая, та, которую мне очень хотелось забыть.

Не знаю, на что именно рассчитывал Лерум, создавая свою извращённую иллюзию, но если всё так, как я думаю, то он просчитался. Зря он рассчитывал, что после его «промывки мозгов» я радостно повисну на шее у Тедерика и буду томно вздыхать, вымаливая ласки. Ну уж нет! Воспоминания и опыт никуда не делись. Да всё стало ощущаться не так ярко и остро, но осталось. Я прекрасно знала, что хороший секс, это ещё не повод сдаваться на милость победителя и тем самым потерять уважение к себе. Глупо потом что-то требовать от мужчины, если сама падаешь в его руки, сгорая от вожделения и забывая, что этот мужчина способен причинить тебе боль и даже не попросить за это прощение.

Да, я хорошенько покопалась в библиотеке МиШ и нашла причину такого поведения Тедерика. Вот только от этого понимания мне не стало легче. Жестокая необходимость возможно и спасла бы прошлой Эйми жизнь, но какой бы она была эта самая жизнь? Судя по тому, что я успела узнать навряд ли счастливой. Хотя тут уже включались эмоции, ведь про своего бывшего мужа я ничего не знала. Даже в воспоминаниях Эйми я не нашла ничего об этом мужчине, если не считать услышанных сплетен. Странно, но после ритуала и встречи с блондином в гостиной, Тедерик не общался с молодой женой. Давал время прийти в себя или хотел напугать ещё больше? Не знаю, но то, что произошло дальше не так-то просто забыть, даже если намерения и были благие.

Как бы там ни было, но заняться самокопанием я всегда успею. Сейчас же, прежде чем возмущаться, нужно понять, что же со мной произошло. Уверена, просто так, наставник не подпустил бы ко мне Тедерика.

Особо притворяться бессознательной не пришлось, тело так и оставалось безучастным ко всем командам мозга. А вот слух работал отменно, потому, сосредоточившись, стала внимательно прислушиваться к мужскому разговору.