Глава 12

Глава 12

Новый день встретил меня радостными солнечными лучами и головной болью от плохо проведённой ночи. Видимо перенервничав накануне, организм никак не мог унять буйство гормонов.

Болтаться между сном и явью то ещё удовольствие. То ныряешь в спасительное забытьё, то выныриваешь с бешено колотящимся сердцем и вся в поту. И так несколько раз. Я не помню, что именно мне снилось в короткие моменты поверхностной дрёмы и снилось ли вообще. Единственное, что сейчас мелькало на периферии сознания, это преследовавший меня жуткий взгляд. Именно из-за него я испуганной птицей возвращалась в неуютную темноту реальности, стоило только заметить непрошенного наблюдателя.

В таких случаях мне всегда помогал контрастный душ. Словно вода действительно забирала с собой весь скопившийся негатив, очищая не только тело, а и невидимые, но очень чувствительные слои души. Тут главное выкинуть все мысли из головы и сосредоточится на ощущениях стекающих капель прозрачной влаги по коже. Подставив под упругие струи макушку, закрыть глаза и несколько минут просто постоять, наслаждаясь успокаивающим шумом воды.

Вот и в этот раз проверенный способ сработал, как положено. Из ванной я выходила изрядно посвежевшей и полной решимости показать «кузькину мать» одному наглому индивиду, который не дал мне сегодня выспаться. А ведь мне ещё предстоял не простой разговор с наставником. Скрывать правду и выкручиваться, придумывая глупые нелепости, я не собиралась. Магистр не глуп, к тому же леди Энрика в общих чертах рассказала мою историю, а об имени неудавшегося мужа, после произошедшего в кабинете ректора, догадаться не сложно.

В общем, решила правдиво отвечать на все вопросы обеспокоенного магистра. В том, что наставник переживает за меня, я была уверена. Хотя и не понимала, откуда за столь короткое время взялось это чувство столь непривычное для этих подмороженных. Думать о более интимном поводе такой заботы совершенно не хотелось, как и становиться причиной страданий этого мужчины.

Для меня сейчас было главным вырвать у этого жестокого мира право на жизнь. Такую, какую я смогу сама себе обеспечить, без всякого подчинения и рабского согласия на всё.

Перед глазами тут же мелькнуло воспоминание о последней нашей встрече с мужем. Его блестящее от пота обнажённое тело, со спины прижимающееся ко мне, горячее дыхание на шее и грубые, порывистые движение, пронизанные животной страстью, тот ужас, что я испытывала в этот момент. Все мимолётным видением пронеслось в голове, оставляя горький привкус жалости к себе, к Эйми и вообще ко всем женщинам, томящимся под гнётом мужей-тиранов.

– Я вообще не собираюсь в ближайшем будущем заводить романтических отношений! – мысленно шикнула на разгулявшееся воображение, больно дёрнув за непослушный локон.

Расчёска так и повисла в запутавшихся волосах, когда в ответ на это категоричное высказывание меня обдало волной чужого недовольства. Словно неизвестная частица моей обновлённой души противилась такому настрою.

– Это что ещё такое?! – вырвался у меня испуганный возглас.

Я замерла, с возрастающим беспокойством, прислушиваясь к себе. В небольшом зеркале отразилось испуганное личико с расширенными глазами, в которых голубыми всполохами плескалась магия. Дрожащие ладошки плотно прижались к груди, словно так я могла успокоить взволнованно стучащее сердце.

Так я простояла несколько минут, каждую секунду ожидая нового всплеска чужих эмоций. Вот только ничего больше не происходило, что одновременно разозлило и вызвало кучу вопросов. Пришлось временно списать всё на мнительность и отголоски кошмарной ночи, иначе вся моя уверенность превращалась в картонную обманку. В этом случае встреча с муженьком могла обернуться для меня большей катастрофой, чем я ожидала.

Решительно тряхнула почти расчёсанной «гривой», прогоняя непрошенные мысли из головы, от чего расчёска с глухим стуком упала на пол. Это стало своего родом сигналом немедленно взять себя в руки и поспешить на встречу с наставником.

Как я и предполагала, магистр уже был на месте. Весь его вид излучал силу и уверенность, а решительность во взгляде предупреждала, что просто так мне не отделаться. Пытать будут страшно и в моих же интересах быть предельно откровенной.

Только одну тайну я не собиралась открывать не перед кем, это своё иномирное происхождение. Хотя, после объединения душ уже вряд ли можно сказать, что для этого мира я чужая.

Несмотря на явное желание наставника закидать меня вопросами, он не сразу начал разговор. Сначала мне пришлось выдержать пристальный взгляд разноцветных глаз, при этом, не показав своего волнения и уж тем более испуга. Открыто смотрела на мужчину, упрямо приподняв подбородок и расправив плечи.

В качестве одобрения, мне был послан кивок, после чего начался форменный допрос. Несколько долгих минут, показавшихся мне часами, наставник задавал вопросы. Прямо, жёстко, выцепляя из вороха второстепенностей самую суть, ничуть не заботясь о моём эмоциональном комфорте.

Думаю, окажись сейчас на моём месте настоящая Эйми, она бы просто разрыдалась, не выдержав такого напора. Но надо отдать мужчине должное, в интимные подробности моей жизни он не лез, только по существу. Благодаря этому, наставник довольно быстро узнал желаемое, тем самым избавив меня от мучительного пересказа подробностей. И за это я была ему искренне благодарна, даже, несмотря на устроенный эмоциональный прессинг.

Позже, обдумывая наш разговор, я пришла к выводу, что наставник уже с самого начала нашего разговора практически обо всём догадался. Я лишь подтвердила его предположения, тем самым пройдя очередную проверку на доверие и честность.

В свою очередь я тоже решила воспользоваться случаем и задать несколько животрепещущих вопросов. В первую очередь про голос в голове, услышанный во время препирательства с сестрой. То, что слуховая галлюцинация очень сильно походила на приятный баритон магистра, меня не на шутку взволновало. И хотя после произошедшего в коридоре этот голос я больше не слышала, решила сразу разобраться с этим моментом и исключить возможность шизофрении.

Пришлось очень внимательно подбирать слова, формулируя вопрос, что оказалось не таким уж лёгким делом. Вызывать лишних подозрений незнанием элементарных вещей очень не хотелось. Но я справилась, даже умудрилась при этом говорить чётко, без волнительного запинания и дрожи.

Внимательно выслушав мои осторожные предположения, магистр довольно ухмыльнулся и подтвердил, что ментальная связь между наставником и учеником вполне возможна благодаря поставленной метке. Это своего рода дополнительный барьер защиты. В момент сильнейшего волнения, испуга, злости или других сильных негативных эмоций, магическое клеймо посылает сигнал наставнику, открывая временный канал для связи.

В принципе я знала, что в подобном родовом клейме изначально заложена такая особенность, и глава рода в исключительных случаях может ментально связаться с любым членом семьи. Вот только леди Энрика уверяла, что ученическая метка не позволит наставнику копаться у меня в мозгах и как-то влиять на мыслительный процесс. Теперь же получалось, что оказывается в голову он ко мне пробраться может, а вот насколько далеко распространяются его возможности, я и попыталась выяснить.

Видя моё негодование, грозившееся вот-вот прорваться словесным возмущением, мужчина поспешил уточнить особенности такой связи. Оказалось, что таким образом он может лишь передавать собственные мысли ученику, улавливая его общий эмоциональный и магический фон. Ни о каком чтении мыслей и беспардонном копошении в голове подопечного речи не идёт. Хотя при желании я так же могу послать мысленный ответ наставнику, но для этого нужно сосредоточиться, что в состоянии сильного нервного напряжения проблематично.

В общем, в конце этого сложного разговора, мы остались вполне довольны друг другом. Каждый получил ответы на свои вопросы, заодно ещё на несколько шагов сблизившись во взаимном доверии и понимании.

Разобравшись с неясностями, наставник решительно принялся за обсуждения возможной встречи с бывшим мужем. Как настоящий воин и мужчина, он был категорически против нелепой игры в догонялки, считая это намеренным разжиганием хищных инстинктов, уже при рождении заложенных в каждом двуликом.