У меня есть два варианта поведения. Первый — согласиться для видимости и ознакомившись ближе с местными реалиями, а возможно, со временем и набрав авторитета и власти, манипулировать и интриговать в свою пользу. Но это займет много времени. Второй вариант — категорически отказаться. Причинить зло мне, заставлять силой и шантажировать близкими не станут. На сотрудничество нужна моя добрая воля и желание творить добро. Значит, всеми силами будут уговаривать и покупать.

Красивого мужика уже показали, но это, как предположение. А он знает, что его отдадут мне на растерзание? Думаю — догадывается. Видно же, что нервничает и смотрит странно. Интересно — это добровольно? Неужели у него нет жены или невесты, с такой-то внешностью? Неужели настолько корыстен, что согласился, не глядя, или наобещали золотые горы? Хотя, это пока только мои предположения. Или мечты? Может, у них тут все такие красивые. А так-то — я бы растерзала… да.

Еще здесь есть магия. Об этом говорит их способность путешествовать между мирами. Это не технический прогресс — не те условия быта. Это волшебство. И моя способность воспринимать их речь, как родную — тоже волшебство. Или все-таки мы говорим на русском? Это понимание от меня ускользало. То ли заслон стоял на моих извилинах какой противошоковый, но вслушаться и определиться, на каком языке я думаю не получалось. Вроде на русском и это странно. Дальше: при помощи магии меня подчинили, заставив сесть в машину. А воздействовать постоянно можно или нет? Но если есть какие-то средства постоянного подчинения, то тогда это буду не я, и подействует ли мое волшебство? Вопросов много, очень много. Придется действовать по обстоятельствам. Посмотрю на отношение ко мне, что скажут, как себя поведут.

Пока хотелось помыться и переодеться во что-нибудь более удобное. Сейчас на мне был классический офисный костюм. У пиджака короткий рукав, но все равно жарко и неудобно.

Мыться Марашка отвела меня на речку. Сказала, что воды нагреет, когда будет топить печь для готовки. А пока освежиться можно и здесь, благо — лето и вода в реке теплая. С собой она взяла для меня почти такую же одежду, как на ней — легкую длинную бордовую юбку, белую рубашку, только вместо пояса черный корсаж со шнуровкой спереди. За кустами я разделась. Раздеваться догола не стала. Женщина с любопытством смотрела на мое белье. Я улыбнулась и спросила, а какое исподнее носят у них? Оказалось — нижние юбки и при необходимости — штанишки. Иногда, путешествуя, женщины одевали брюки. Я понимала, что при предстоящем мне разговоре с начальством удобнее чувствовать себя я буду в своей одежде. Но время было уже к вечеру и приедет ли кто сегодня — не знали и хозяева. Спать тоже нужно в чем-то. Поэтому оделась в местный костюм, сняв под ним трусики и бюстик и простирнув в воде. Одежда была удобной. Корсаж можно было затягивать или не очень. Мои туфли без каблука вполне подходили сюда. Юбка доходила до щиколоток. Женщина с удовольствием оглядела меня и пожалела только, что волосы у меня не длинные. Я и сама понимала, что стрижка не идет к этому костюму, но что поделаешь.

— Как что? Отрастить нужно, деточка. С коротким волосом неудобно, нехорошо это. Ты Хозяйка, вот и отращивай. Делов то.

Интересное замечание. Мы посидели немного на берегу, пока я сушила волосы. Вокруг стояла тишина раннего летнего вечера. Тихо плескалась вода у берега. Облака над лесом розовели, подсвечиваемые закатным солнцем. За зарослями водяных лилий начиналась вечерняя игра рыбы — круги расходились по воде, перекрывая друг друга. Старые ивы нависали над водой, камыш рос куртинами у берега. Но были и растения, которых я не знала. Большие раскидистые кусты с каштановыми листьями, цветы непривычной формы, трава сизо-серая и мягкая, как шелк.

За кустами топтались двое парней, демонстративно стоя к нам спиной. Я прошла мимо и оглянулась на них. Судя по тому, что двинулись они за нами, это охрана. Ну, это ожидаемо. Тут как назовешь — охрана или стража, или надзиратели. Симпатичные.

В комнате меня ждала ночная рубашка на кровати и кружка парного молока на столе. Значит, есть еще кто-то из женщин, не мужик же доил корову. Может это жена Зодара, а я про него плохо думала. Жаль… На двери был внутренний засов и этот факт радовал. Я закрылась на ночь, легла в постель и долго пыталась уснуть. Плакать пока не тянуло, но я чувствовала, что это еще ждало меня впереди. Пока я не страдала по поводу безвыходности и безнадежности моей ситуации. Узнаю все, и уже потом буду паниковать. Или нет. А пока постаралась отвлечься от переживаний и представила, как отрастают мои волосы, тяжелой и пышной золотой волной спадая на пол с кровати, завиваясь на концах. Грустно улыбаясь, уже засыпая, представила себе заодно осиную талию и идеально здоровые зубы — мои проблемы. Зуб не успела вылечить, как тут у них со стоматологами? От холодной и горячей еды он конкретно побаливал.