Глава 10

Я решила измениться. Не планировать, не анализировать на основе имеющегося личного опыта и так далее… Бесполезно. Все это можно делать, когда вокруг тебя известный тебе мир, ты приблизительно представляешь мышление и реакцию людей, понимаешь происходящее вокруг. А здесь…

Надоело ждать неприятностей, подозревать всех в злом умысле. Так просто нельзя жить. Я чуть не погибла из-за того, что надумала себе. Это просто опасно, в конце концов. Даже если половина того, что наговорил мне вчера Дар неправда, все равно здесь ничего не угрожает моей жизни и свободе. Хотя на притворство у него просто не было вчера сил. Мы сегодня оба проспали завтрак и обед. Когда я выползла на лестницу, он выходил из кухни с кружкой молока. Мы улыбнулись друг другу.

— Наташа, ты тоже проспала обед? С вашими посиделками нужно осторожнее. Отряд почти выбыл из строя, — радовался чему-то герцог.

Молча пожала плечами. Что тут скажешь?

— Мы с Раяном подождем тебя в саду возле качелей. Там тень и скамейка со спинкой. Нужно решать, что делать дальше. Расскажешь подробно про грибы. У меня тоже есть новости. Поешь, я пойду за ним. Сегодня никто не завтракал, и обедали не все. Я решил молока выпить, до ужина потерплю. А ты поешь, мы подождем… — тянул резину герцог. У него было сейчас совершенно другое, молодое лицо. Короткие и влажные после умывания волосы торчали ежиком, улыбка не желала исчезать. Как будто он находил что-то веселое в том, что проголодался, что отряд не в строю. Веселый молодой и красивый парень счастливо улыбался мне, затягивая разговор, не желая уходить. Почему-то захотелось плакать. Мотнула утвердительно головой и пошла на кухню. Там долго сидела, держа в руках такую же кружку молока.

Что-то сейчас происходит между нами. А думать об этом не хотелось. Хотелось просто, чтобы было всегда так хорошо, как сейчас. И еще я понимала, что не смогу скрывать ото всех изменения в нашем общении, не хочу. Пусть будет дружба, сейчас это для меня уже не сложно. Я присмотрюсь к нему, узнаю лучше.

Может, пойму тогда, что чувствую к нему.

Выпив молока, пошла в сад. Ребята уже ждали меня. Села на качели лицом к ним и стала рассказывать про грибы. Подробно, начиная с того, как встретила телегу с сеном и мне в голову пришла идея. Постепенно увлеклась рассказом. Раян и Дар внимательно слушали, иногда посмеиваясь со мной, задавая вопросы. Потом рассказывал герцог, и я узнала подробности грибного бума. Объяснений случившемуся у нас не было. Тему успеха Мари и Галы обходили стороной. Я предложила не искать объяснения, какое вообще разумное объяснение есть индивидуальному волшебству? Просто оно у меня такое. Нужно пробовать, испытывать мои возможности и уже потом делать выводы и что-то планировать. Согласилась, что одна я не справлюсь и нужно привлекать команду. Согласилась также, что некоторое время придется пожить в столице.

Эту тему закрыли. Встали и направились из сада. Герцог остановил меня у дома:

— Наташа, мы выедем завтра. Мне нужно знать, как ты чувствуешь себя в седле, на что можно рассчитывать? Переоденься сейчас в то, что я привез, заодно испытаешь и одежду. Возможно, придется ехать в привычной. Проскочим до деревни рысью, попробуем галоп. Мне нужно видеть, на что ты способна.

Кивнула, соглашаясь. Разумно. Через полчаса мы шагом выезжали на дорогу. До ужина оставалось достаточно времени. Отряд готовился к отъезду, посиделок не планировалось.

Одежда для верховой езды села, как влитая. Сапоги были удобными. В них будет жарко, но ступня будет правильно зафиксирована и конский пот не разъест ноги до колена. Штаны не сильно обтягивали ноги, а длинная закрытая рубашка в виде туники закрывала их до середины бедра. Так что я чувствовала себя комфортно в этой одежде.

Проехали немного шагом, потом Дар перешел на рысь, наблюдая за мной. Дал несколько дельных советов, похвалил меня и Зодара. К деревне подлетели галопом, там спешились, как обычно делали мы с Зодаром раньше. Дар провел обеих лошадей шагом, давая им отойти от скачки. Мы прошли в конец деревни и обратно, пока они не выровняли дыхание. К Дару подошел местный староста и они заговорили о делах деревни, нуждах, успехах. Я прислушивалась.

Обратно тоже мчались, уже опаздывая к ужину. Я чувствовала себя непринужденно и привычно, почти, как с Зодаром. Мы так же молчали почти всю поездку, так же сдали лошадей конюху и разошлись переодеться и помыться перед ужином.

Во время ужина я, в основном, молчала. Мужчины обсуждали предстоящую поездку, решали всех ли брать сразу или нескольких стражников оставить сопровождать Марашку и Яшку в экипаже. Он прибыл перед нашим приездом. Потом они ушли смотреть лошадей, а мы с Яшкой вышли в сад. Мне было хорошо и спокойно на душе и, досидев до сумерек, я показала ей свечение энотер. Они отцветали уже на верхушках, так что фонарики горели высоко. Вспомнила и вызвала бабочек. Они кружили возле нас. Тихо подошел и сел возле меня Дар. Яшка дернулась было уйти, но почему-то не стала. Видно, очень хотелось увидеть продолжение. Я отпустила бабочек к цветам и мы втроем молча любовались ими. Я поглядывала, ожидая, когда луна поднимется выше. Шепотом объяснила, что собираюсь сделать. Яшка ахала, Дар молчал. Его рука лежала на спинке лавочки, и я предполагала, что пальцы незаметно прикасаются к моим волосам, которые не давали ему покоя. Все мои ощущения сейчас были сосредоточены на этом. Внутри все замирало. Я боялась ощутить это прикосновение, не знала, как мне реагировать, если я его почувствую. Но ожидание было почему-то приятным.

Вскоре луна поднялась над лесом. Я подтянула облака и собрала в кольцо, а потом в овал. Создала из них лепестки цветка. Сообразила вдруг, что демонстрирую магию воды и осторожно оглянулась на Дара. Он был совсем рядом, смотрел на меня в упор. Глаза казались бездонными. Я оторвалась от них не сразу. То, что рядом Яшка, не дало мне запаниковать.

Отвернулась и сказала почему-то шепотом:

— Пора. Завтра рано вставать.

Так же тихо ответил Дар: — Я подошел сказать об этом и не смог.

— Ну, так мы пошли?

— Да, я сейчас тоже иду.

Мы с Яшкой пошли в дом. Зайдя в уютную прихожую с белыми деревянными стенами, с навощенным полом, пройдя по лестнице с резными перилами, я поняла, что жалею оставлять этот дом. Моя гостиная — свежая, просторная, в белом и синем цветах. Спальня вся в белом, с вышивкой мелкими цветочками по ткани и темными ореховыми панелями, ванная, привычная и удобная. Мне жаль было уезжать отсюда, оставлять все здесь. В замке, дворцом его можно было назвать с натяжкой, комната мне не очень понравилась. Слишком много ткани, ощущение перегруженности интерьера и запыленности. Хотя уборка там была сделана.

На прощание полежала в ванной, с неприятным чувством вспоминая прошлые поездки — жару, пот, усталость. Постараюсь не опозориться завтра.

Выехали рано утром. Пришлось заставить себя плотно поесть. Что рассказать об этом путешествии? Конечно, меня берегли. В основном шли на рысях, часто переходили на шаг. Сделали перерыв на обед. После него стала нарастать усталость и последние километры я держалась на чистом упрямстве. Болело все тело. Я теперь знала — рассказывал Зодар, что устают все. После длительной быстрой езды от напряжения у всех болит спина и бедра — это нормально. Так что кулем свалившись на чьи-то руки, постояв, привыкая и пошатываясь, я не стыдилась своего состояния. Мы приехали далеко за полночь. Меня проводили в спальню. Ванна была готова. Я быстро помылась и свалилась спать, попросив завтра не беспокоить меня.

Завтрак я проспала, это уже становилось привычкой. Проснулась и осмотрелась. Снова эта комната, почему-то сразу я почувствовала себя, как в гостинице. Временное жилье. Ну, зато моечная хорошая, вспомнила я слова Яшки. Мне очень ее не хватало, еще двое суток они будут ехать сначала до хутора Марашки, чтобы оставить ее дома, а потом — сюда. Мой домик Хозяйки опустел. Там сейчас только кухарка, конюх и Зодар. У него в обучении новая партия волков. Что-то дрогнуло в душе при воспоминании о нем — я скучала по нему. Когда приехал Дар, он внезапно исчез, я даже не попрощалась.