Изменить стиль страницы

Глава 6

Перри довольно долго не открывала дверь, я уже сомневалась, что она в комнате и собиралась уходить. Но тут дверь приоткрылась, из нее осторожно выглянула Перри. Она облегченно выдохнула, когда увидела меня.

— Мили, привет, заходи, — она мне тепло улыбнулась и посторонилась, пропуская в свою комнату.

Перри делила комнату с еще двумя девушками, но по размерам помещение было меньше моих апартаментов, и у них не было отдельной ванной комнаты. Из мебели три кровати, три стола со стульями к ним, стеллаж для книг и большой вещевой шкаф. Тогда я и поняла, почему дверь долго не открывали. В ее комнате собрались все ее близкие подруги: Бераника, Сения, Лейти и Алания. Похоже, проходил девичник. Девушки со мной поздоровались, улыбнулись. С каждой из них я хорошо общалась, но все же, с Перри у меня были самые близкие отношения.

— Присоединяйся, — Перри взяла меня за руку и потянула к кровати, где сидела только соседка Перри — Бераника.

Она была рослой, с курчавыми рыжими волосами.

— Ты нас не выдашь? — строго вопросила Сения, сероглазая блондинка, тоже соседка Перри.

Она сидела напротив меня на кровати с двумя другими подругами.

— Нет, — ее вопрос озадачил.

Они же просто общаются, разве нет?

— Мили умеет хранить секреты, — вступилась за меня Перри, присаживаясь рядом. — Она столько раз помогала мне сбегать из академии к Хроно.

Я смущенно опустила глаза, в ответ на искреннее удивление девушек. Перри помогала мне с охранной магией. Однажды она, не подумав, сообщила о том, что хочет увидеться с юношей, в которого влюблена. Тогда я и предложила ей помощь. Через мое окно было легче всего сбежать. Рядом с ним располагалось раскидистое дерево, по веткам которого Перри перебиралась через ограду, пока я раздвигала для нее охранный полог.

— Сводня! — рассмеялась Лейти, высокая брюнетка, тоже адептка охранного факультета.

И я окончательно зарделась. Перри отправилась к шкафу и извлекла из нее темную бутыль. Становилось понятно, почему девушки боялись быть пойманными. Они нарушали правила академии, употребляли алкоголь.

— Что за повод? — их поведение удивляло меня, ведь за такое нарушение вполне можно было схлопотать месяц отработки в столовой.

С другой стороны, меньше недели до получения диплома.

— Хроно сделал мне предложение! — Перри просто сияла от счастья, я и сама ощутила тепло в груди, искренне радуясь за подругу.

Я крепко ее обняла. Мне достали еще одну чашку, которую наполнили ягодной наливкой. Просто день открытий. Сегодня я впервые была близка (относительно) с мужчиной и впервые попробовала алкоголь. Даже мой брат Чарльз не позволял не то что попробовать, но и понюхать что-то крепче чая. А он вечно прикрывал меня и позволял больше, чем отец и матушка вместе взятые. Хотя, что это я? Отец скорее запрещает, чем что-то мне позволяет.

— С помолвкой, — возвестила Лейти, подняв бокал с наливкой вверх.

Мы поддержали ее, вразнобой повторив за ней, и пригубили свои напитки. Наливка оказалась сладкой, с почти не ощутимой горчинкой, которая и ударила в голову. Наверное, ничего плохого не произойдет, если я посижу с подругами?

Мы весело общались, смеялись, и я отдыхала душой. Подруги с моего факультета часто ведут себя чопорно и отстраненно, они не позволяют себе искренне смеяться, и хохотать, как это делают эти девочки. Но ведь их никто не будет одергивать, на них не давит долг перед родом.

— Расскажи, как это с мужчиной? — смущенно попросила Алайна, миловидная кареглазая брюнетка.

Оказалось, что девушки в курсе, что Перри уже не невинна. И относились к этой новости спокойно. А вот если кто-то с моего факультета узнает, что я просто позволила себя кому-то поцеловать, разразится скандал. Вроде вместе учимся, живем в одном крыле, а ощущение, что в академии сосуществуют два разных мира.

— Это прекрасно, — с готовностью начала делится Перри. — Когда ты любишь и тебя любят.

— А в первый раз больно? — теперь вопрос уже задавала Сения.

Впервые видела ее такой смущенной, обычно бойкую девушку ничем не пронять.

— Хроно старался, чтобы было не больно.

Вопросы посыпались на Перри как из рога изобилия, оказалось, что она пока первая из девушек лишилась невинности. Многое из того, что рассказывала Перри, я уже узнала после дневной встречи с профессором, но все равно впитывала в себя откровения Перри, как губка, очень смущенная, с пылающими щеками, но и невероятно любопытная.

— А зачем это делать ртом? — удивилась Лейти, я непроизвольно закивала головой, тоже не понимая.

Меня очень волновал вопрос взаимного удовольствия без потери девственности. А Перри оказалась подкована в этом вопросе, ведь с Хроно встречалась уже три года и лишь сейчас решилась на близость. Они планировали посетить храм после окончания Перри учебы. Эх, знала бы, что так много услышу нового, взяла бы блокнот. Вдруг, снова что-то напутаю?

— А ты не слушай, — Бераника вдруг закрыла мои пылающие от услышанных непристойностей уши ладошками.

— Мне же тоже интересно, — возмутилась я, отмахиваясь от смеющейся девушки.

Остальные поддержали ее смех, а следом и я присоединилась к ним.

— Кстати, я так и не спросила, для чего ты приходила? — вспомнила Перри.

— Ой, — ко мне вновь возвращались беспокойство и страхи.

Я озвучила девушкам свои проблемы, они дружно пожурили меня за очередной спор с Лукой, потом посочувствовали и вызвались помочь. В их помощи я и не сомневалась. Вот уж кто не будет осуждать меня.

За час до комендантского часа мы засобиралась, зная, что комнату обязательно проверит староста их курса. Я отправилась к себе, вооруженная знаниями. Хотя и понимала, что профессор, наверняка посвящен в эти нюансы лучше меня. Но я хотя бы буду морально готова, если произойдет еще один эпизод.

Я вновь углубилась в расчеты. Работа спорилась, еще день или два, и закончу. Я просидела еще около двух часов, но сохранять концентрацию на чертежах становилось все сложнее. Снова меня бросало в жар, снова возвращалось чувство безысходности и тоски, которое поутихло во время близости с профессором. Вскоре я уже ничего не видела перед глазами, отбросила записи и просто металась по кровати. Знала, чего требует мое тело, но терпела. Нет, я ни за что не пойду к этому противному профессору. Он мне даже не нравится. Не красивый, несносный и сноб к тому же. Через полчаса метаний моя выдержка дала трещину. Надо бы показать ему заклинание и вообще, посмотреть, как идут дела с порошком. Да, так и сделаю. Я вовсе не иду к нему, потому что желаю его.

В коридорах академии стало пусто, большинство светильников отключили. Я сомневалась, что профессор в кабинете зельеварения, но не знала, где еще могу его найти. Моей радости не было предела, когда я заметила свет под дверью нужного кабинета. Я буквально подлетела к двери, но одернула себя. Глубоко вздохнула, поправила волосы и после краткого стука вошла в кабинет.

Профессор фон Деверо стоял возле своего стола, тяжело опершись руками о столешницу и опустив голову. Кожа его казалась бледнее обычного. Он медленно повернул ко мне голову, впившись в меня своими невероятно черными глазами. Колени предательски задрожали от одного только этого взгляда.

— Профессор, — мой голос звучал хрипло, с придыханием и внутренне я ругала себя за то, что не могу справиться даже со своими голосовыми связками. — Я вспомнила плетение и начала… — меня прервал скрипучий смешок, сорвавшийся с губ профессора.

Птичьи черты его лица искривились в ироничной гримасе, на его лбу выступила испарина. И я невольно увидела нити своего заклинания, которое словно путы тянуло нас друг к другу, распаляя пламя в сердцах и телах.

— Не разыгрывай комедию. Мы оба знаем, для чего ты пришла, Эмилия, — он выпрямился, убрав руки со стола, мускулы его напряглись, казалось, он силой воли удерживает себя на месте. — Закрой дверь и иди ко мне.