Изменить стиль страницы

Глава 5

А вот когда покинула кабинет, я позволила себе со злости ударить каблуком об пол. Полегчало, но не особо. Сверившись с часами, я выяснила, что следующая пара уже приближается к концу и скоро адепты отправятся на обед. Боюсь представить, что напридумывают подруги по поводу моего отсутствия. Сплетни, как же я их не люблю. Но это то, с чем мне приходится мириться, ведь обо мне сплетничают часто и много.

Я неторопливо вошла в просторное помещение трапезной академии. Подготовка к приему адептов уже завершилась. Просмотрев сегодняшний выбор блюд, я остановилась на жарком из кролика и легком салате. Присела за свой любимый столик у окна. Все еще не верилось в произошедшее. Я и профессор. Мы только что чуть не занялись любовью на моем ученическом столе. Боги, как я теперь дальше буду за ним сидеть, заниматься, и при этом не краснеть? Да и профессор, нет, чтобы поддержать, наоборот, морально раздавил. Еще и в воровстве обвинил. Пропажа дорогих ингредиентов серьезное преступление. Да и не каждый может войти в лабораторию. У меня очень чуткое магическое зрение, я вижу сигнальные нити. Но вчера, если подумать, они были расположены очень уж просто. Будто приглашали войти внутрь. Неужели, профессор ожидал таинственного вора?

Прозвенел звонок, возвещая окончание пары. К тому моменту я уже завершила трапезу и отнесла поднос. В первую очередь нужно показаться подругам, объяснить, что инцидент связан с тем, что я вчера заходила в лабораторию и случайно задела сигнальную нить. Вот только как объяснить, когда у меня ощущение, что все вокруг в курсе, какими непотребствами я занималась со своим преподавателем? Но поток мыслей прервало появление Лукаса. Он был личным помощником мэтра Лейтена, и он до сих пор может иметь доступ в лабораторию.

— Здравствуй, Мили, — Лукас сверкнул белозубой улыбкой. Карие глаза заискрились теплом. — Что-то случилось? — он огляделся.

Другие адепты обходили нас, и мы отступили ближе к стене. Обычно я не подхожу к своим знакомым из простого сословия днем. Обо мне и так шепчутся, как о «подружке нищенок».

— Да. Понимаешь, новый профессор зельеварения сообщил мне, что из лаборатории пропадают редкие ингредиенты. Я не говорила ему, что ты помогал мэтру фон Лейтену. Подумала, может ты в курсе? — отчаянно покраснела, поняв, как звучат мои слова.

Лукас посерел лицом.

— Ты думаешь, я ворую из лаборатории?

— Нет, ты что! Просто… Вам же тяжело сейчас… Вдруг… Я не хотела тебя подставлять. Не злись, пожалуйста.

Лукас тяжело вздохнул, смиряя свою злость.

— Мили, как я могу на тебя злиться? Ты единственная помогла моей семье после пожара. Мы очень благодарны тебе.

— Я просто дала деньги, — смерила Лукаса строгим взглядом.

Он тогда отказывался их брать, гордость взыграла. А для меня эта сумма была лишь статьей расхода для обновления гардероба, когда семья Лукаса потеряла крышу над головой.

— Я уже больше полугода не помогаю в лаборатории. Мариус… в смысле профессор Лейтен помог мне устроиться на работу по выходным в госпиталь. И договорился, что я получу должность помощника лекаря после завершения академии.

— Профессор был хорошим человеком, — я мягко коснулась ладони Лукаса кончиками пальцев.

Он сейчас казался таким грустным, похоже, у них были теплые отношения с умершим.

— В любом случае, спасибо, что не рассказала. Мало ли, сделают виноватым.

— Скажешь тоже.

— Такое уже бывало.

Лукас отправился обедать, а я пошла к подругам. И уже на подходе к их столику пару раз услышала свое имя. Так и хотелось развернуться и убежать. Чтобы я не сказала, мне опять будут перемывать косточки.

— Что ты там обсуждала с этим простолюдином? — спросила Беттильд.

— У меня был вопрос по поводу лабораторных реактивов.

— Ага, — фыркнула Изольда. — Как не взглянешь, то ты тетрадь забыла, то случайно столкнулась. И нравится тебе с этими нищими общаться? С ними же не о чем поговорить.

Девушки за столом согласно закивали. В глубине души я разозлилась. Изольде не о чем поговорить с адептами из простых семей, потому что она только и делает, что обсуждает новые коллекции одежды, косметику и балы. Само собой, Лукас ее не поймет, когда его больше волнует вопрос обеспечения семьи. Его отец задохнулся дымом, но вытащил из дома обеих младших сестренок и мать Лукаса. Теперь Лукас стал главой семьи. Хорошо, что профессор Лейтен помог Лукасу с работой, лекари поучают хорошие деньги. Отвлекшись на тему простолюдинов, никто не расспрашивал меня о профессоре Деверо. Боюсь, при любом вопросе о нем, я рисковала залиться краской.

Поразмыслив, я пришла к выводу, что сохранение репутации и чести важнее учебы. Потому я отправилась в свою комнату, чтобы сосредоточиться на насущном. Разработаю контрзаклинание и запущу им в самодовольное лицо Деверо. Но на пути возникло внезапное препятствие. Лука выступил передо мной из-за поворота, и так резко, что я, не успев остановиться, налетала на его грудь, ткнувшись носом куда-то в район его ключицы. И этот наглец еще посмел положить ладони на мою талию. Я сразу отстранилась, смерив Луку злым взглядом. Даже не стала ничего говорить. Зачем зря сотрясать воздух? Он всегда так себя ведет. Лука улыбнулся в ответ на мое недовольство, подмигнул.

— Ну, что Мили, готова похвастать приворотным зельем? — он положил руку на пояс, выставив бедро вперед.

Кончики тонких губ подрагивали, голубые глаза смотрели со злорадством.

— Меня вчера поймали, я не смогла наложить заклинание. Спор отменяется, — попыталась обойти Луку, но не тут-то было, Лука удержал меня на месте, положив руку мне на плечо.

— Спор никогда не отменяется, Мили, — с усмешкой заявил он. — Выйдешь на учебу в брюках и рубашке.

— Нет! — возмущенно воззрилась на наглеца.

Я не могу появится в брюках, я не Перри. Подруги будут шептаться о моем наряде до конца года, как минимум.

— Да, — издевательски протянул Лука. — Иначе твои родители узнают все твои маленькие секреты. Они же не поддерживают твое увлечение магией.

— Это бесчестно, Лука.

— А я не аристократ, чтобы перед тобой расшаркиваться, — он коснулся моей щеки, чуть подтолкнув мою голову в сторону.

После чего продолжил свой путь. Лука знал, что я не позволю отцу узнать о том, что занимаюсь магией, не смотря на его запрет. После того, как один из моих экспериментов вышел из-под контроля, отец поставил условие, что я буду использовать магию только для бытовых заклинаний. Отец далеко, мои попытки слушаться его провалились, но я понятия не имела, как он поступит, если узнает, что я не подчинилась. Знала же, что нельзя спорить с Лукой. Ну и ладно, он мог поставить условие хуже. Подумаешь, похожу в брюках. Может, новую моду установлю. Но, скорее всего, создам еще один повод для сплетен. Эмилия фон Айрин в мужской одежде. Я произведу фурор.

Я благополучно добралась до своей комнаты и сосредоточилась на самом важном, спасении себя от собственного заклинания. Хотя мысли каждый раз соскакивали к надменному лицу Деверо, его словам, а потом, совершенно нелогично, к его губам. Плетение я воспроизвела быстро, перенесла его структуру на бумагу. Судя по всему, первое плетение приворожило нас с профессором друг к другу, а второе создало взаимозависимое влечение.

Дальше я занялась контрзаклинанием. С теорией у меня все обстояло прекрасно, вот практики всегда не хватало. Часы пробили время окончания ужина. И я отправилась на поиски брюк и совета в интимных вопросах.