Изменить стиль страницы

— Это что?! — возмутилась я, притянув к себе руку. Черненое золото и бриллиант в основании. Фамильное кольцо рода Дигре. Оно надежно обхватило мой палец и явно не собиралось с него слезать. Артефакт?

— Так нечестно!

— Нечестно было сбегать от меня, — невозмутимо ответил он, хотя губы и подрагивали в улыбке.

— Я все равно не даю согласия.

— Пока не даешь согласия, — на губах Дезмонда растянулась предвкушающая улыбка, сообщающая, как именно он собрался меня уговаривать.

— Ну ладно, — я тоже улыбнулась. Пусть добивается, я не против. — А сейчас я хочу насладиться твоим телом.

Хотела, чтобы фраза была произнесена томно и возбуждающе. Но весь эффект испортило смущение и яркий румянец, перекинувшийся даже на грудь. К счастью, Дезмонд не стал надо мной шутить. А просто лег удобнее на спину, ожидая моих действий. Отбросив смущение, я приподнялась, чтобы оседлать Дезмонда. Сердце носилось в груди как безумное, кончики пальцев подрагивали, и я ежесекундно облизывала пересохшие от волнения губы. Дезмонд лежал подо мной, глядя на меня горящим страстью взглядом. Абсолютно обнаженный, такой красивый и такой притягательный. И главное, он принадлежит только мне.

Нагнувшись к его губам, я поцеловала его, мягко приникая языком в его рот. Потерлась об него грудью, животом ощущая, как к нему вновь возвращается возбуждение. Порывисто проведя губами по его щеке, я с улыбкой поцеловала его в кончик носа, наблюдая, как черные глаза потеплели, а в их уголках собрались морщинки. Короткими поцелуями я спустилась к колючему подбородку, а потом к шее и к груди. Я льнула к нему, терлась грудью и с упоением целовала его кожу. Дезмонд тихо стонал, его грудь ходила ходуном от учащенного дыхания. А сердце стучало быстро и громко, что его удары отдавались в моих ладонях и губах, которыми я гладила его грудь. Кажется, в эти краткие мгновения я сходила с ума, от счастья, от ощущения обладания им, от невыносимого желания и осознания того, что именно я так влияю на него. Но и остановится я не могла, все целовала, опускаясь все ниже. Пока мои губы не коснулись горячего мужского естества. На нем еще оставался аромат моего желания, я робко попробовала его на вкус языком, ощущая, как внутренности сжимает сладкий спазм.

Я ласкала Дезмонда, как он ласкал меня в наш первый раз. Долго, со вкусом, впитывая в себя его реакции, наслаждаясь его блаженством. Но и мое желание уже сложно было контролировать. Когда я приподнялась, Дезмонд потянул меня к себе. И я села сверху, оседлав его. Под наш общий стон мы вновь стали едины. Замерли на краткие мгновения невероятной неги и наслаждения. А потом затишье сменилось яростными толчками, хриплыми стонами и прерывистыми вздохами. Ладони Дезмонда сжались на моих бедрах, он протяжно простонал, пока изливался в меня. Этот миг стал последним рубежом и для меня. Снова мир распался на множество осколков, пока тело билось в сладких конвульсиях наслаждения.

*****

Спустя пять лет…

— Ты счастлива? — спросил Дезмонд, обняв меня, когда я спустилась с постамента после получения диплома.

Счастлива ли я? Мне кажется, этого слова недостаточно, чтобы описать все те эмоции, которые я испытываю. Это восторг в чистом виде! Эйфория, гордость, удовлетворение и легкая грусть. Учеба в академии далась не легко, но я справилась, осилила. И на это вручение диплома я пришла именно как на праздник. Свой личный праздник. В этот день вся моя семья собралась, чтобы поздравить меня.

Мой теперь уже муж стоял в первых рядах, не желая пропускать и мгновения моего триумфа. Дезмонду удалось добиться моего согласия на брак в рекордные четыре месяца. Все годы моей учебы он поддерживал меня, не торопил с детьми. Но, кажется, выдержка ему изменила. Или его напугали мои рассуждения о третьем образовании? Так что сегодня получение диплома — не единственный повод для радости.

Мягко потянув руку отстранившегося мужа, я положила ее на свой живот.

— Любимый, ты не хочешь объяснить, почему перестала действовать противозачаточная настойка?

Конец.