Изменить стиль страницы

Императорский отбор. Поцелованная Тьмой

Кристина Корр

Глава первая

- Нэйл, следите за ногами, - удар под колено и по голени. Разворот, и рукояткой клеймора по спине. - И за руками, Нэйл, - оружие вылетело из порядком ослабевших пальцев новичка и воткнулось в несчастный, исколотый «смертельными ранами» потолок.

- Я не успеваю, - со стоном выдохнул Нэйл и вытер капли пота со лба. Ещё бы восстановить дыхание, и жизнь перестанет казаться настолько жестокой.

Соня убрала прилипшие к щекам волосы, которые выбились из косы, и сняла перчатку. Нэйл поморщился.

- Не успеваете? - губы Сони растянула усмешка. С худых пальцев сорвались тонкие струйки тёмной магии, обхватили рукоять застрявшего меча и плавно спустили его к хозяйке. - Думаете, реальный противник даст вам время?

Нэйл перестал морщиться и забрал своё оружие, которое теперь не мешало бы привести в порядок.

- Думаю, товарищ сержант, враг не будет обладать теми навыками, которыми обладаете вы, - лукаво заявил новичок, отдышавшись.

Соня вскинула бровь, придумывая наказание за дерзость.

- Нельзя недооценивать противника. С такими убеждениями в настоящем бою вас быстро убьют. Поэтому сегодня вы чистите конюшни и упражняетесь в скорости. Свободны, - отрезала сухо, не позволяя младшему составу вольностей. Стоит лишь один раз проявить слабость... И всё.

Только Нэйл скрылся за дверью зала, как появился другой неопознанный субъект полной наружности. Толстячок остановился преисполненный гордостью и развернул свиток с императорским вензелем.

- Соня Райт, - важно заявил он, сделав торжественную паузу. - Рад сообщить, что вы удостоены чести...

- Кто впустил вас на территорию гарнизона императорской гвардии? - ровно прервала Соня, изучая симпатичное жабо на шее толстяка. «И не душит оно его?», - Предъявите разрешение, подписанное и заверенное канцлером Роттом.

- Вы не поняли, - не на шутку растерялся толстяк и даже взмок. Мясистые пальцы, напоминающие колбаски, судорожно затряслись. - Я имперский глашатай. В моём праве...

- Гар, Сэт, - не терпящим возражений тоном позвала Соня, сверля хмурым взглядом покрасневшего толстяка. «И кто его, интересно, впустил?». - Проводите, пожалуйста, господина имперского глашатая до ворот. И убедитесь, чтобы он благополучно покинул расположение гвардии, - вежливо велела двум подошедшим стражам. Дважды просить не пришлось.

- Не имеете права! - загомонил глашатай, пытаясь упираться, но стражи уже подхватили его под руки и повели на выход. - Да пустите же! Как вы не понимаете? Вы одна из невест императорского отбора! Если не явитесь... уф... да пустите! Если не явитесь... кхе... будут проблемы...

Соня выставила руку и уверенно пересекла зал.

- Отбой. А вы, господин глашатай, следуйте за мной, - и вышла, заложив руки за спину. Толстячок едва поспевал, проклиная всех святых, и Совет Пяти в том числе. Не могли другое имя вытянуть? Какая из Поцелованной Тьмой невеста? Это же нонсенс! Как если бы свинью нарядить в платье... К Проклятым свинью! Это же исчадие бездны, порождение тёмной материи, огрызок некромантских экспериментов...

Соня смерила толстяка выразительным взглядом и постучала в крепкую, местами пошарпанную дверь.

- Да?! - пробасил густой баритон.

- Товарищ капитан, разрешите войти? По неотложному, - Соня многозначительно приподняла брови, давая понять всем своим видом, что дело не терпит отлагательств и, собственно, происходит какая-то мистическая дрянь.

Капитан застегнул верхние пуговицы камзола, который давно полинял от времени, пота и солнца, и потерял свой презентабельный вид, но другого под рукой всё равно нет. В гарнизон императорской гвардии без заведомого уведомления никто не является. Любые визиты и проверки согласованы и строго обговорены. Поэтому капитан позволяет себе самую малость: ходить в распахнутой полевой форме, которая многим удобнее парадно-выходного мундира, и без портупеи.

- Входите, сержант Райт, - любезным жестом пригласил к столу, а сам сел ровнее и сцепил испещрённые мелкими шрамами руки. Загоревшее лицо капитана осталось бесстрастным, нечитаемым, не отражая нахлынувшее любопытство и заинтересованность.

- Товарищ капитан! Эта девица не желает меня слу...

- Тс-с, - коротко оборвала Соня, приложив палец к губам. - Вам пока слово не давали, уважаемый глашатай. Проявите терпение, - натянуто улыбнулась и повернулась к капитану. - Этот человек незаконно проник на территорию гарнизона императорской гвардии. Имел наглость своенравно вести себя по отношению к военнообязанному, не соблюдая субординацию, наплевав на законы и внутренний устав гвардии. А ещё он утверждает, что меня записали в ряды невест императорского отбора.

Капитан выгнул бровь, покосился на толстячка и вышел из-за стола.

- Свиток, пожалуйста, господин глашатай, - требовательно протянул свою большую лапу, выражая суровость.

Толстяк пискнул что-то нечленораздельное, вроде: «Нельзя так с императорским поверенным лицом», или «Будьте вы все прокляты ...», - что-то типа того, но свиток всё же передал и насупился.

Капитан быстро скользил внимательным взором по ровным строчкам и становился всё мрачнее.

Соня мрачнела вместе с ним, понимая, что ничем хорошим визит глашатая для неё не закончится. Что эта заварушка потреплет ей нервные клетки и обернётся неудобствами и неприятностями, больше, чем та, в которой они туристов Аскарима приняли за тайных шпионов недружественной империи, но пока ещё и не вражеской.

- Тут сказано, что твоя кандидатура была выбрана путём жеребьёвки. Явка во дворец его величества завтра в девять утра. С вещами, - капитан причмокнул губами и поджал их. - Тут приписка: «решение Совета Пяти оспаривать крайне не рекомендуется».

- Так и написано? - удивилась Соня и заглянула в свиток. По спине уже полз мерзкий холодок, но она старалась верить до последнего, что до рассвета всё образуется. Что в Совете не дураки сидят и сами поймут, какую ошибку совершили.

- Ещё сказано, что у тебя должно появиться на пальце кольцо избранницы, - заметил капитан и покосился на руки сержанта, которые, в отличие от его, украшали не шрамы, а тонкие узоры чёрных вен - последствия прикосновения с тьмой.

- Но у меня ничего нет... - только обрадовалась Соня, как на указательном пальце левой руки медленно проявилась витиеватая полоска золота. - Твою... - проглотила ругательства и покосилась на довольного толстяка. - Господин глашатай, подождите, пожалуйста, за дверью. Мы не можем обсуждать столь деликатный вопрос в присутствии посторонних. А чтобы вам не было скучно, дежурный за вами приглядит, - поторопила строгим взглядом, и как только дверь сердито хлопнула, обречённо выдохнула и опёрлась на стол.

- Лысые гоблины, - процедила сквозь зубы и забрала свиток из рук озадаченного капитана. - Явиться к девяти утра. А самородок драгоценный из недр земли им не достать?

- М-да... - согласно протянул капитан и устроился рядом.

- Ты же понимаешь, что моё имя ну никак не могло попасть в список потенциальных избранниц?

- Понимаю.

- Кто-то намеренно его туда вписал. Кто-то очень ушлый и недальновидный... - Соня постучала пальцами по краю столешницы, представляя, что сделает с этим... хулиганом, чтоб ему голые тролли по ночам снились. - Только зачем? Высмеять меня, скомпрометировать? С кем-то столкнуть, или наоборот, убрать?

- Есть лишь один способ проверить, - заключил капитан и свернул свиток, чтобы сержант не измяла его вконец. - Выбора у нас всё равно нет. Пока нет доказательств того, что твоё имя вписали намеренно, что его там быть не должно, к Совету можно не соваться. Нас пошлют исследовать те самые недра, о которых ты говорила. Только уже после отбора.

- Ты понимаешь, чем мне это грозит? - вопрос был риторическим. - Сто лет платья не носила... Не говоря уже о том, что любой наряд женского фасона будет странно сочетаться с... рисунком моего тела, - Соня обвела себя красноречивым взглядом и устало потёрла переносицу. Увидела кольцо и чуть не вздрогнула.