Изменить стиль страницы

Невеста вне отбора

Наталья Самсонова

Глава 1

Катарина ван Ретт бросила короткий взгляд в ростовое зеркало и, скривив пухлые губы, отвернулась. Вот уж чего она не хочет - так это любоваться собой. Спасибо, она помнит, как выглядит. И как выглядит венец избранницы принца - тоже.

Яркое платье для верховых прогулок, удобная обувь и неизменная мужская трость - какая разница, насколько красива девушка, если она хромает? И не может забраться на лошадь без посторонней помощи.

- Катарина, милая, ты проснулась?

В комнату заглянула эйта Анна Талем, няня Катарины.

- Как ты думаешь, нянюшка, имеет смысл срочно искать любовника?

- Катарина, порядочная мэдчен даже не думает о таких вещах, - сурово произнесла невысокая женщина. От уголков ее добрых глаз расходились лучики морщинок.

- Порядочные мэдчен, нянюшка, не хромают на правую ногу. Не падают, теряя равновесие. Они милы, обходительны и способны протанцевать хоть всю ночь напролет.

- В любом случае, Катти, девственную плеву невесты проверяют только тогда, когда этого хочет жених. А чтобы жених захотел проверить тебя, - няня покачала головой, - вначале нужно победить в Отборе невест.

- А отсидеться не получится? - с надеждой спросила Катарина.

- Ты хоть знаешь, сколько знатных мэдчен не попали в этот Отбор? Как они тебе завидуют, девочка, как завидуют...

- А я завидую им, - тихо шепнула Катти. - У них есть то, чего нет у меня. У меня есть то, что нужно им. Я бы поменялась.

- Ну-ну, милая, все забудется как страшный сон.

Няня безмерно любила Катарину. Где-то в глубине души она считала ее своей внучкой - ведь эйта Талем была кормилицей матери Катарины.

- Твоя семья любит тебя, Катти.

- Знаешь, нянюшка, иногда мне кажется, что из всей моей семьи есть только ты, - тихо сказала Катарина. - Я бы предпочла остаться в поместье. С тобой.

Что хотела ответить няня, осталось тайной - в комнату зашла служанка и сообщила, что для конной прогулки все подготовлено.

- Какая прогулка? - ахнула нянюшка.

Катарина невинно улыбнулась и пропела:

- Конная, нянюшка. Неужели ты не слышала? Хочу вот по городу прокатиться, венец свой всем показать. Похвастать. Ты же сама говорила, что мне все завидуют.

Вглядевшись в серо-зеленые глаза своей воспитанницы, эйта Анна покачала головой:

- Подумай дважды, прежде чем сделать глупость.

- Обдуманная глупость - уже не глупость, а неправильно принятое решение, - фыркнула Катти и резко развернулась.

К сожалению, все, что было доступно мэдчен ван Ретт, - это вот такие вот драматичные развороты. Зато быстро уйти она не могла даже с тростью. Потому старенькой нянюшке не составило труда нагнать свою воспитанницу.

- Ты даже волосы не прибрала, Катти.

- Это модно, няня. Если у мэдчен есть головной убор, - Катарина выразительно показала на платиновый венец, лежащий на пепельных прядях, - то заплетать косы не обязательно.

Катти первой подошла к лестнице и, перехватив трость в левую руку, правой крепко вцепилась в перила. Как она просила отца поселить ее на первом этаже - не передать словами. Но нет, не снизошел дерр ван Ретт до ее молитв.

Внизу лестницы ждал грязный, оборванный мальчишка. Из тех, что помогают конюху.

- Мэдчен ван Ретт.

- Тим, ты собрал? - тут же улыбнулась Катарина.

- Да, мэдчен, вот он, целый мешок отборных камней! - засиял мальчишка.

Охнув, няня схватилась за сердце.

- Зачем тебе камни, Катти?

- Я могу поклясться, нянюшка, что кидать ими в людей не буду, - честно сказала мэдчен ван Ретт. - Но если вдруг попаду в кого - это будет чистая случайность.

Тим, получив монетку, унесся совершенно счастливым - мэдчен Катти, как ее называли слуги, никогда не обманывала. И если обещала приплатить за работу, то давала серебрушку. А это ого-го сколько!

- Катти, милая, - няня вцепилась в руку своей воспитанницы, - прими правильное решение и останься дома. Венец не позволит тебе вступить в близкие отношения с мужчиной! Да и кого ты сейчас найдешь?! Ты выбрана, уже ничего не изменить!

- Няня, про срочный поиск любовника я шутила, - улыбнулась Катарина. - Да и потом, неужели и знатные моры, и свободные эйты ходят на свидания с мешком камней?

- Нет, но мне страшно думать, для чего он тебе нужен.

Выйдя на широкое крыльцо, Катти сощурилась от яркого весеннего солнца.

- Ах ты ж ирод! Ты кого для мэдчен оседлал? Неужто на конюшне смирные кобылки закончились?!

Няня, невзирая на свой возраст, хищным коршуном налетела на конюха. Еще бы, огромный черный жеребец и саму Катарину испугал до дрожащих колен.

- Да смирный он, смирный, угомонись, старая. Дерр ван Ретт сыну его купил. А у жеребца характера совсем нет. Посмотри на него.

Катти подошла ближе и погладила жеребца по сильной шее.

- Он пуглив?

- Нет, мэдчен. Просто смирный как мерин. В галоп не идет, у барьеров останавливается. Младший дерр ван Ретт велел на скотобойню отдать, - конюх опустил голову, - а тут вы решили на прогулку. Вот я и подумал, у вас-то кобылки нет. Может, он вам и глянется.

- Уже глянулся, - уверенно произнесла Катти. - Мне барьеры и галоп - не нужны.

Вытащив из потайного кармашка семечко вьюна, Катти бросила его на землю и щелкнула пальцами. В тот же миг жесткая лиана, выросшая из крохотного семени, подхватила мэдчен и усадила в седло.

- Мэдчен способности даны не для того, чтобы ими направо и налево пользоваться, - укоризненно произнесла няня. - Ты способности своим детям передать должна.

- Няня, но они ведь не кончатся! - возмутилась Катарина. - Эйт Фовер, подайте, пожалуйста, мою трость, я ее выронила.

Фовер подобрал трость, но не протянул ее Катарине, а ловко прицепил к седлу:

- У меня было время, чтобы придумать, как половчее вашу трость к седлу приторочить.

- Спасибо, эйт Фовер.

Подобрав поводья Катарина, послала жеребца по подъездной аллее к воротам. И только оказавшись на улице, поняла - имени своего коня она не знает.

- Ну ничего, сегодня как-нибудь так, а потом спросим у эйта Фовера, как тебя зовут.

Столица утопала в цветах. Катти рассматривала убранство и думала, как бы она обрадовалась, если бы была простой наблюдательницей Отбора невест.

Нет, когда ей было семнадцать она, как и все, мечтала оказаться среди избранниц. Но не сейчас. Что она может? Станцевать с тростью? Читать наперегонки? Последние три года она и ее трость неразлучны. Зато библиотека семьи ван Ретт серьезно пополнилась - делать-то ей больше нечего.

Катти мягко причмокнула и направила жеребца в узкий проход между домами. Лихих людей она не боялась - платиновый венец на ее голове был делом рук белаторов, сильнейших магов страны. И вот уже двести лет как это творение защищало невест-избранниц. По большей части его сделали для сохранения чистоты помыслов как девиц, так и принца. Но и от иных случайностей тоже защищало.

Наконец Катарина увидела башню белаторов. Глухо черная, она будто отрицала весенний праздник Отбора невест. И да, у нее действительно не было входа. Как и говорил брат. Зато имелись окна.

- Ну уж нет, дерры белаторы, я не уйду, - фыркнула Катарина.

Развязав тесьму мешка, она вытащила первый камень и запустила его в ближайшее окошко. Один, второй, третий - либо стекло разобьется, либо кто-нибудь обратит на нее внимание.

Ни одно, ни другое - в окно выглянул мужчина, но камень уже летел. Катарина независимо пожала плечами:

- А говорят, белаторы - сильнейшие маги, высшая ступень... Что ж ты щит-то не выставил?

Но главное было сделано - на глянцево-черном теле башни проявилась дверь.

Так же вырастив лиану, Катти оказалась на земле и привязала поводья жеребца к своему растительному творению. Взяв трость, она уверенно похромала к сияющей двери. Белаторы на нее этот венец нацепили, пусть они и снимают! А то выдумали, право слово, хромая избранница!