Время действия: следующий день, воскресение, ближе к вечеру

Место действия: общежитие группы «Корона»

Стою, смотрю на закрывшуюся дверь, прислушиваюсь к тишине. Ну и фигли, как говорится, было приезжать, тратить своё воскресение? Девочки только что свалили в торговый центр, не взяв меня собой. Сказанув напоследок, что маленьким девочкам, которые ещё ни разу не целовались, вечерами лучше сидеть дома. Я не понял, каким образом поход по магазинам коррелируется с сексуальной активностью? Вот, стою, думаю обо всём сразу и о том, что делать дальше. В этот момент у меня звонит телефон. Достаю из кармана, смотрю, кому я нужен.

ЧжуВон. Хм, все черти в гости к нам.

— Да? — говорю я, установив соединение и не спеша здороваться.

— Надо поговорить, — сообщает мне в ухо ЧжуВон, тоже не спеша говорить «здасте».

— О чём? — флегматично интересуюсь я.

— О нас с тобой, — мрачно отвечает ЧжуВон.

Секунды три обдумываю не понравившееся мне — «о нас».

— А когда это вдруг появились — мы? — интересуюсь я.

— С того момента, когда ты стала хватать руками замочки на горе Намсан! — тут же, сердито отвечает мне ЧжуВон, — А потом, когда ты отчебучила на моих проводах в армию!

Что-то он нервный какой-то, — думаю я, вслушиваюсь в интонацию, с которой ЧжуВон произносит слова.

— А ещё, когда ты стала айдолом! — вообще уже злым тоном сообщает мен следующую претензию ЧжуВон, — Теперь все сослуживцы считают тебя моей девушкой и требуют, чтобы я пригласил тебя и «Корону» выступить у нас в части!

Так вот оно, в чём дело!

— К чему этот весь спич? — холодно интересуюсь я в трубку, — Я что, не должна была становиться звездой, чтобы кому-то было удобнее жить?

— Ха! Звездой! — насмешливо хмыкает ЧжуВон и на секунды три замолкает.

— Я приглашаю тебя поужинать, — уже другим тоном говорит он, — и обсудить, наши совместные проблемы.

— А какие у нас совместные проблемы? — не понимаю я.

— Зверёныш, ты что, и вправду со звезды упала? Стать мембером «Короны» смогла, а подумать о том, что сейчас твою жизнь будут с лупой в руках изучать тысячи фанатов — ума не хватает? А ведь в твоей жизни есть и гора Намсан, с этими клятыми замочками, будь они не ладны! И работа у меня секретарём, и ещё много того, сама знаешь, чего! Думаешь, тебе не станут задавать вопросы, в каких мы с тобою отношениях? И что ты собираешься отвечать?

Пфф… блин! А ведь действительно. Как-то об этом я даже и не думал… Вот, чёрт!

— Буду говорить, что… работали вместе…

— Работали вместе? — с лютым сарказмом в голосе переспрашивает ЧжуВон, — Ты — идиотка? У меня есть клуб фанаток, и у тебя уже есть, и фаны, и антифаны, даже если ты об этом ещё не подозреваешь. Мы оба — публичные люди. И нам совсем не нужно, чтобы нас поливали дерьмом со всех сторон! Если мне это как-то не очень чувствительно, то тебе это грозит падением дохода и популярности. Соображаешь?

Гадство! А он прав! На кой мне это нужно?

— И что же делать? — несколько растерянно спрашиваю я.

— Для начала, хотя бы встретится и поговорить, — отвечают мне, — вот я тебя и приглашаю, поужинать.

— Но я не могу, — говорю я, — у меня контракт. Я не могу публично встречаться с лицами мужского пола. Контрактом запрещено.

ЧжуВон вздыхает в телефоне.

— Слушай, — говорит он, — я всю жизнь живу той жизнью, которой ты только собираешься начать жить. А именно — жизнью публичного человека. Я знаю рестораны, где едят такие люди как я. В которых видят, но не замечают. В которые можно приехать и уехать незамеченными, если ты ещё не поняла, о чём я говорю. И толп фанатов с камерами и фотоаппаратами там не будет.

Хм, а девчонки тогда в какие магазины пошли? Они же тоже — публичные персоны? Это тоже, специальные магазины? Или они будут лица повязками закрывать? Как-то не симпатична такая жизнь…

— Ну, не знаю, — говорю я, озадаченный полученной информацией о действительности.

— Что значит — не знаю? А кто — знает? Ты где сейчас?

— В общежитии «Короны».

— Чёрт! Выйти — сможешь?

— Мм-м… наверное да. Девчонки уехали по магазинам без меня, скажу охраннику, что я за ними следом. Что опоздала.

— Думаешь, прокатит? — с сильным сомнением в голосе спрашивает ЧжуВон.

— Я тут новенькая, должно, — говорю я, пожимая плечами.

— Хорошо, я знаю, где твоё общежитие. Буду ждать тебя от чёрного выхода, вниз по улице, через пятнадцать минут. Красный феррари. Не забыла?

— Постой, — говорю я, — ты же в армии? Как ты будешь меня ждать?

— У меня увольнительная, дурында!

— А-аа…

— Так мне тебя ждать?

— Ну, не знаю…

— Я куплю тебе мясо, — обещает ЧжуВон, — Говядину. Много.

Мясо? Это хорошо!

— Пошла одеваться, — говорю я, — через пятнадцать минут буду.

— Окей, — произносит ЧжуВон довольным голосом.

Время действия: этот же день, примерно два часа спустя, вечер

Место действия: возле общежития «Короны», у «чёрного» входа. Подъезжает авто-фургончик группы, дверь открывается, из машины начинают выгружаться девушки с покупками. В этот момент из проулка выезжает красный феррари и, солидно рыкнув двигателем, останавливается, освещая светом фар зажмурившихся участниц и их охранников.

— ЧжуВон-оппа, а вы принимали участие в самодеятельности? — спрашивает ЮнМи, смотря сквозь лобовое стекло.

— Нет, — говорит ЧжуВон, выключая фары, — а надо было?

— Не поможете мне разыграть сценку? — спрашивает ЮнМи.

— Сценку? — удивляется ЧжуВон, — Какую?

— Короткую. Вы выходите из машины…

— Зачем это мне? — не понимает ЧжуВон, выслушав ЮнМи до конца.

— Это поднимет мой рейтинг в коллективе, — отвечает ЮнМи, — они старше и вредничают.

ЧжуВон на мгновение задумывается, а потом насмешливо хмыкает.

— Окей, — говорит он, берясь за ручку дверцы.

(несколько мгновений спустя)

Дверца водителя красной феррари отрывается и оттуда появляется лучезарно улыбающийся ЧжуВон. Он быстро обходит машину спереди и галантно изогнувшись, открывает дверь пассажирке. Из машины, стараясь делать это изящно, выходит ЮнМи.

— Ах, оппа! — так, чтобы всем было слышно, громко восклицает она, припадая ЧжуВону на грудь, и поднимая вверх правую ножку, — Это был изумительный вечер!

Группа «Корона», только-только проморгавшая после яркого цвета ошалело взирает на эту мелодраматическую сцену.

— Пока-пока, — прощаясь, кричит ЮнМи, убегая от ЧжуВона, обернувшись к нему с протянутой рукой, — пока-пока!

— Ой, это вы, девочки? — говорит она, как бы неожиданно для себя обнаружив неожиданных свидетелей, — Как погуляли?

— А это кто? — спрашивает Борам, которую почти не видно из-за огромного серого бумажного пакета, который она, обхватив обеими руками, прижимает к себе.

— Это Ким ЧжуВон, наследник ««Sea group corporation», — говорит ЮнМи, смотря на говорящий пакет из которого торчат французские багеты.

— У него два миллиарда долларов наследства, — секунду подумав, добавляет она информации.

Сказав это, ЮнМи с довольным видом отворачивается и делает шаг, направляясь к двери. За её спиной раздаётся бумажный шелест, глухой стук и звон бьющегося стекла. Обернувшись, ЮнМи видит, как из выскользнувшего из рук Борам пакета, раскатываются в разные стороны какие-то банки…

Время действия: понедельник

Место действия: Дом семьи Ким. Вся семья в полном составе, смотрит по телевизору прямую трансляцию выступление президента страны перед корпусом морской пехоты. ЧжуВон, в военной форме, тоже стоит в общем строю.

«…Для нас и для будущих поколений крайне важно уметь ценить прошлое и его глубинный смысл. Сохранять преемственность национальных, духовных традиций, понимать их значимость для решения задач сегодняшнего дня…» — говорит президент, напутствуя солдат перед их отправкой на учения, — «… но ничего этого не возможно было бы без нашей армии, без волевых и храбрых солдат, умеющих побеждать и принимать самые ответственные решения. Решения, от которых зависит покой, жизнь людей и судьба Кореи!»