Изменить стиль страницы

- С тобой все в порядке? - спросил Джейкоб, вернув мои мысли к настоящему.

Закусив губу, я кивнула.

Его рука в перчатке потянулась к моей ноге.

- Сара, - сказал он мягко, - я не могу тебе помочь, если ты не откровенна со мной. Не пытайся скрыть свои мысли и чувства. Я узнаю правду.

- Мои ребра.… Когда грузовик подпрыгивает… мне больно.

- Здесь. Слишком сильно? Все еще болят? - спросил он.

Когда я накрыла его руки своими, он повернул ладонь вверх и переплел наши пальцы. Сделав глубокий вдох, я сказала:

- Я ничего не помню. Я не знаю, куда мы едем. Кроме того, что ты сказал… Я даже не знаю, что такое ангар. Будут… — я сглотнула и перефразировала — Мне интересно, есть ли там животные.

Его смех заполнил пространство грузовика, моментально маскируя шум ветра и скрип шин от подпрыгиваний на неровной дороге.

- Я горжусь тобой. Ты сказала все это, без единого вопроса. - Он сжал мою руку. - Очень хорошо. Ангар - это тип здания. Нет, там не будет никаких животных. Одна небольшая часть здания является жилым помещением. Даже без твоего зрения, я верю, что ты сможешь хорошо в нем ориентироваться. Там есть мансарда со спальней. На первом этаже находится одна комната с кухней и гостиной и небольшой отдельной ванной комнатой. Остальное – огромное помещение ангара.

Я повернулась в его сторону и попыталась представить себе, что он описал.

- Все остальное место предназначено под самолет. - Я старалась избегать любых интонаций, которые могли бы заставить звучать мои слова как вопрос.

- Самолеты, два. - Он вздохнул. - Я все время забываю, что ты не помнишь. Я пилот. Отец Габриель сказал, что мне нужно вернуться к работе. Теперь, когда тебе уже лучше я могу это сделать. Прошлым вечером он решил, что будет лучше, если бы ты была со мной в ангаре, а не оставалась одна в нашем доме.

- Я буду оставаться одна, когда ты будешь на Собрании или, когда ты будешь работать. - Мое сердцебиение участилось.

- Будешь, иногда. Кто-то другой придет, чтобы остаться с тобой. Всем членам Света нужно быть вовлеченными. Мы все работаем, чтобы исполнить мечту Отца Габриеля. Есть еще один пилот, брат Мика, здесь в «Северном Сиянии». Последние три недели, которые прошли после аварии, он справлялся со всем в одиночку. Также еще один пилот бывает здесь, но не является членом «Света», Ксавьер. Он иногда помогает со снабжением. Отец Габриель ему доверяет, как и мы.

Я снова напряглась, так как в этой местности оказалось еще сложнее с дорогой.

- Мы почти на месте. Именно Ксавьер стал причиной, почему в ангаре есть жилое помещение. Иногда, когда он привозит припасы, то не может уехать в тот же день. «Северное Сияние» находится в очень отдаленной части Крайнего Севера. Это здание удалено от общины, так что у него есть, где остановиться.

- Я знаю, что могу говорить о том, что думаю, только не задавая вопросов.

- Если ты задашь свой вопрос, будешь ли ты чувствовать себя от этого лучше?

Я пожала плечами

- Надеюсь. Это зависит от твоего ответа, и, если ты разрешаешь мне спросить.

Грузовик притормозил, чтобы сделать еще один поворот.

- Давай. У тебя есть мое разрешение, но я не могу обещать, что отвечу.

- Ты сказал, что ты пилот и что иногда Ксавьер должен оставаться здесь на ночь. Бывает так, что тебя не бывает всю ночь?

- Да.

Я отвернулась к окну, сквозь которое все равно не могла видеть, и пыталась подавить панику, возникшую в груди. Я ненавидела быть настолько зависимой от него, но я была зависимой.

- Отец Габриель не просил меня о каких-либо ночных перелетах, пока ты полностью не поправишься. И когда у меня будут случаться ночные смены, мы будем дома в нашей квартире. Ты не будешь одна, ты будешь в общине. Я никогда не оставлю тебя здесь больше, чем на несколько часов.

Я кивнула, когда грузовик остановился. Послышался механический звук — открывались ворота гаража, а затем мы медленно двинулись вперед.

- Не открывай дверь, - предупредил Джейкоб. - Я помогу тебе, но мы должны подождать, пока закроются ворота. В это время года, приходится быть осторожными. Высокий забор защищает общину от белых медведей, но здесь мы не можем быть уверены до конца.

Я повернулась к нему лицом:

- Боже мой, белые медведи!

Он усмехнулся:

- Чтобы ты поняла. Это не значит, что белые медведи всегда поджидают нас у ворот. Технически мы только на краю Заполярья, но лучше быть всегда готовыми и перестраховаться, чтобы быть в безопасности. Разве ты не согласна?

- Согласна. - На минуту я задумалась, когда опускались ворота гаража. – Но сейчас зима, они должны быть в спячке.

- Пока еще не настала метеорологическая зима, но я согласен, с ощущением того, что зима в разгаре. Впрочем, нет, белые медведи не впадают в спячку.

Я закусила губу между зубами.

Как я могла забыть, что живу с белыми медведями?

Дверь с моей стороны открылась, и Джейкоб потянулся к моему подбородку. Рукой в перчатке он подразнил мою губу.

- Не волнуйся. Мы в безопасности. Помни, что я говорил. Я обещал заботиться о тебе. Я никогда не сделаю ничего, что причинило бы тебе вред. Это значит, что я не оставлю тебя наедине с белыми медведями.

Я улыбнулась и протянула к нему руки:

- Хорошо.

- Теперь давай зайдем туда, где теплее.

Когда я начала сползать с грузовика, Джейкоб сказал:

- Держись за мою шею, я тебя понесу.

- О, ты не должен этого делать. Я могу ходить. Ходить стало легче, когда на другой ноге у меня сапог.

Без смущений, он подхватил меня на руки.

- Я заметил.

Покачав головой, я сделала так, как сказал он, и потянулась к его шее. Он легко поднял меня. Пройдя несколько шагов, я потянулась лицом к нему и поцеловала его в щеку.

- Что это было?

- Я просто подумала: так как я не помню ничего из прошлого, сейчас ты несешь меня на руках, переносишь через порог, будто в первый раз. Как будто мы молодожены.

- Ты сказала, что вышла бы за меня еще раз. - Его тон стал ниже, - Но это уже было…

Я прервала его еще одним поцелуем, на этот раз легко прикоснувшись к губам:

- Мне все равно, - уверила я его.

- Тогда, миссис Адамс, мы можем быть молодоженами.

Глава 18

Джейкоб 

Я изо всех сил стучал ладонями по рулю, пытаясь выместить на грузовике часть своего разочарования. По крайней мере, когда я ударил его, грузовик не плакал и не таял в моих руках. Я знал его устройство, понимал, как он работает, и знал, как его починить, когда с ним возникают проблемы. Это было, так же, как и с нашими самолетами. Мика и я не только летали, мы знали, как их чинить и обслуживать – по механической части, но не их технологию. Это дерьмо было сложнее. Я вцепился в свои волосы и начал внутренний монолог.

Возьми себя в руки, Джейкоб. Ты сделаешь это.

Я бросил последний взгляд на вход в жилые помещения, прежде чем нажал кнопку двери гаража. Я не мог вернуться. Если я сделаю это, то уже не захочу уходить. Кроме того, я должен быть на Собрании меньше чем через полчаса.

Почему она хочет, чтобы я был с ней? Почему она не ненавидит меня?

Не то, что бы я хотел, чтобы Сара ненавидела меня, но она должна была.

Выехав из ангара, я смотрел и ждал, пока ворота гаража не закроются полностью. Взглянув на часы, на приборной панели, я увидел, что сейчас было около половины девятого утра пятницы, и небо было еще темным. Было время в моей жизни, когда меня волновало то, что в полдень были сумерки, или полностью темнело в четыре, но сейчас вокруг меня слишком много всего происходило, чтобы этот факт вызвал у меня что-то большее, чем мимолетную мысль.

Сара даже не поняла, что это и было ее наказание от Комиссии. Я должен сообщить ей это, прежде чем она столкнется с Собранием, Комиссией, или любой из жен — особенно, прежде чем она встретится с Отцом Габриелем.