Изменить стиль страницы

Однако, как ни прискорбно, но прав здесь все же был я. Мне оставалось три года до заветных цифр «4» и «0», а у меня до сих пор не было семьи, которая могла бы прислать мне весточку. Все мои друзья – это нынешние и бывшие сослуживцы, и мы не занимались такими глупостями, как написание друг другу писем.

– Хорошо. Оставь конверт мне, – я просто удостоверюсь, что письмо дойдет до верного адресата. Скорее всего, что-то перепутали, когда приклеивали адреса. – Свободен, Риггс.

– Так точно, сержант-майор.

По дороге к своему столу я вертел в руках конверт.

Сейчас проходила моя последняя командировка перед уходом на пенсию, вместе с восемнадцатью солдатами меня направили в Йемен. Я отвечал за ребят, и моя основная задача: вернуть каждого из них домой в целости и сохранности. Для меня это важное поручение, к которому я относился со всей серьезностью. Поэтому я с нетерпением ждал окончания миссии, чтобы, наконец, уволиться и повесить свою униформу в самый дальний угол шкафа. Сам я стал солдатом, вступив в ряды вооруженных сил США в день своего восемнадцатилетия. Я воспитывался в детском доме на Среднем Западе, и когда к нам в школу приехали вербовщики, сказав, что у меня есть возможность выбраться из той дыры, я с нетерпением подписал контракт, не желая упустить своего шанса. Но теперь – двадцать лет спустя – время службы, наконец, истекло, и я был вправе делать, что пожелаю.

Присев на стул около самодельного стола, я принялся разглядывать конверт. Мое имя было выведено в самом углу красивым четким почерком.

Все еще считая, что произошла ошибка, я открыл письмо и принялся его читать. От широкой улыбки, расползающейся на моем лице, заболели скулы, пока я впитывал слова, адресованные все же именно мне.

Я тут же вспомнил, что наш взвод записали в некий проект по переписке. Наши имена включили в какой-то список в военно-морском ведомстве, поэтому если кому-то пришло бы в голову написать нам или прислать посылку, мы бы точно получили все отправленное.

Для меня не имело никакого значения, что написавшая мне девушка делала это вынужденно или в рамках классного проекта. Впрочем, как и по любому другому поводу. Она оказалась совершенно очаровательной, и я не мог описать чувства, вызванные полученным от кого-либо письмом. Никогда раньше я не получал ничего похожего, и для меня стало потрясением, насколько мне это понравилось. Но что еще удивительнее – как сильно я был восхищен той, которая решилась мне написать.

– Кэти Лавли[2]. Как же тебе подходит твое имя, – произнес я, проводя своими загрубевшими пальцами по ее подписи. Я потратил еще несколько минут, перечитывая письмо и пытаясь представить, как бы она могла выглядеть. Готов поклясться, что красивее нее я не видел никого за последние двадцать лет.

Взяв ручку и бумагу, я решил, что должен написать ответ прямо сейчас, пока не успел струсить. Общение с противоположным полом никогда мне не давалось легко, зачастую я просто что-то бурчал в ответ на их вопросы. Я с легкостью мог командовать целым взводом морпехов, но тут же терялся, когда дело касалось женщин и свиданий.

«Дорогая Кэти,

Надеюсь, я могу так к тебе обращаться. Кажется, мы вскоре узнаем друг друга ближе, а я привык быть довольно прямолинейным в общении. Ты можешь звать меня Марк, никто и никогда так меня не называл. Так что думаю, это станет приятным разнообразием, если ты будешь звать меня по имени.

Я сержант-майор Военно-морского флота США, служу в армии уже почти двадцать лет. И этим все про меня сказано.

Я провел какое-то время в Южной Каролине, в учебном военном лагере на Пэррис-Айленд [3] , когда мне было восемнадцать. Жарко там было как в аду. Но мне бы хотелось когда-нибудь вернуться в те края и недолго погостить, однако, вероятно, не в летнее время. Слишком много воспоминаний о солнечных ударах и тараканах, размером с мою ладонь.

Хотя, думаю, я согласился бы и на это, если бы пришлось выбирать между Южной Каролиной летом и преподаванием в старшей школе. Не представляю, как ты справляешься. Тебе нравиться твоя работа?

Я никогда не был женат, и у меня нет детей. А у тебя? И я совершенно уверен, что твое письмо не напоминает анкету на сайте знакомств. С уверенностью могу сказать, что это лучшее, что я получал за всю свою жизнь. Так что буду бесконечно рад получить от тебя еще одно письмо, Кэти.

Не могу тебе рассказать, где я или чем занимаюсь, но твердо могу утверждать, что буду просто счастлив, наконец, оказаться дома. Я ищу какое-нибудь местечко, где мог бы отдохнуть после увольнения, может, у тебя есть какие-нибудь предложения? В своей жизни я много путешествовал, поэтому назвать, в конце концов, какое-то место домом и жить там постоянно идеальная мечта для меня. Я и сам по натуре домосед, что звучит довольно странно, потому как дома у меня никогда не было.

У тебя есть домашние животные? Я всегда хотел завести кого-нибудь. Вокруг лагеря постоянно ошивается один пес, но это все же не одно и то же.

Но давай на секунду станем серьезными. Печенье. Я приму все, что ты мне пришлешь, но если есть возможность выбирать, знай, что я стопроцентный любитель шоколада. Десерты – моя слабость , и чем больше в них шоколада, тем лучше. Кроме того, даже не думаю, что смог бы с кем-то поделиться. По натуре я довольно большой собственник. Особенно когда дело касается подобных вещей.

Ну, думаю, для первого раза достаточно. Все же это первое письмо, которое я кому-либо написал, поэтому, надеюсь, у меня все получилось.

Могу я задать тебе довольно необычный вопрос? Как ты выглядишь? Для меня немного непривычно общаться с тобой, как с другом, но совершенно не представлять твоей внешности. Может, когда я смогу тебя представить, мне станет легче.

Сам я ростом около шести с половиной футов [4] , и у меня короткие темные волосы. Я довольно крупный мужчина, но двигаюсь быстро, так что не позволяй моим размерам обмануть тебя. Надеюсь, это описание тебе поможет.

С нетерпением буду ждать от тебя ответа,

Марк

Сержант-майор Ганнер, Морская пехота США.

PS...»

Я на мгновение задумался, о чем бы написать в постскриптуме. Хотелось добавить что-то такое, что заставило бы Кэти улыбнуться, но потом я испугался, что буду слишком давить на нее. Она казалась мне такой милой девушкой, и мне совершенно не хотелось ее спугнуть.

Решив ничего больше не писать, я положил письмо в конверт с обратным адресом и заклеил его.

Теперь мне оставалось только ждать. 

ГЛАВА 3 

Кэти  

– Что это? – Тэмми подняла письмо, лежащее на моем кухонном столе вот уже три дня. Мне было немного стыдно за то, насколько за эти несколько дней потрепанной стала бумага. Всего трое суток, а я перечитала его уже, похоже, раз тридцать.

– Положи на место, – ткнула я в нее пальцем, покрытым тестом для печенья. Но это не возымело никакого эффекта, потому как Тэмми с улыбкой на лице продолжала читать. Ее вид заставил меня задуматься, выглядела ли я также глупо каждый раз, когда брала письмо в руки.

– Ух ты, шесть с половиной футов. Да он ужасно огромный – выше тебя более чем на фут, – Тэмми оглядела меня с ног до головы, словно впервые оценивала мой рост.

– А какое это имеет значение?

– Я просто хотела сказать, что, похоже, он относится к тем парням, которые с легкостью могут подхватить тебя на руки и оттрахать, прижав к стене.

– Твой муж ростом почти шесть футов[5], что ты можешь знать о сексе у стены? – поддела я подругу, которая и сама была почти такого же роста.

вернуться

2

Lovely – очаровательная (англ.)

вернуться

3

Рекрутское депо морской пехоты Пэррис-Айленд – это военная база США, расположенная в штате Южная Каролина недалеко от города Бофорт. Основная задача – тренировка морских пехотинцев.