<tab>День третий. Так, сегодня репетиция, захожу за ним после пар, провожаю до актового зала, все время приобнимая за талию. Блядь, Ники, тебя и сейчас ничего не смущает? Два длинных коридора и два лестничных пролета тебя парень провожает, ОБНИМАЯ, э-э-эй, где реакция? Уже все заметили это, кроме Ники, идет себе, ведет непринужденную беседу. Ну да, блядь, а что, что-то происходит разве? Пиздец, товарищи.

<tab>И такая поебень все десять дней. Не замечает нежных поглаживаний своей руки во время ужина в кафе; не обращает внимания, когда глажу его по щеке с какой-то дурацкой отмазкой про ресничку, ага, на скуле, причем я за это время их штук двадцать бы смахнул, Ники невозмутим; блядь, да он даже не отреагировал, когда я ринулся сам застегнуть ему куртку, намеренно задевая и типа случайно поглаживая район его паха, пока якобы пытался вставить собачку в замок, просто отвернулся и делает вид, что ничего не происходит.

<tab>И так все время. Я хуй знает, какой реакции от него ожидал, но не игнора же. Тут три варианта: либо он настолько неконфликтный, что не хочет ссориться с другом, хорошенько въебав ему по морде; либо он просто не знает, как себя вести, и делает вид, что ничего не происходит; ну или третий, самый неприятный вариант — ему просто реально фиолетово. Что-то я даже растерян и не знаю, стоит ли продолжать в том же духе… Ники, Ники, ну почему ты не баба-то, а?

<tab>И вот я сижу в очередной раз на его репетиции, сегодня у них примерка костюмов и подгонка декораций на сцене. Премьера на носу, плюс предновогоднее настроение, плюс примерка красивых пышных нарядов и всё, дикий коктейль готов, актеры на взводе, вокруг суета, все носятся туда-сюда, что-то оживленно обсуждают. Где-то тут видел и Карину-Марину-Арину, ходит, зло глазками стреляет, но к Ники не суется, молодец, умная девочка.

<tab>Захотелось отправить моему котенку СМС, главное, не забыть переключить телефон на вторую симку, ссыкотно, что когда-нибудь забуду переключить и отправлю что-нибудь откровенное со своего номера, мальчик охренеет. Улыбнулся этой мысли, с той же улыбкой набрал сообщение, отправил, поднял взгляд на своего котенка… И улыбка нахрен пропала. Блядь. Опять. Сука, ну какого хрена вы лезете к моему Ники, вам, блядь, парней что ли вокруг мало? Пиздуйте вон на физмат, на истфак, там их дохуя, что вы к моему-то пристаете… На этот раз гребаная Золушка… Ты не охренела, тварь, лапать моего мальчика? Стоит близко к нему, слишком, блядь, близко, и типа костюм осматривает, а сама, овца, наглаживает своими граблями моему мальчику то грудь, то живот. Ники, блядь! Да очнись ты, гаденыш! Какого хера ты опять ведешь себя, будто ничего не происходит? Тебе вообще, что ли, срать, кто тебя лапает?

<tab>Золушка, Золушка, что же сделать-то с тобой…Если ты вернешься в том же виде, что и предыдущая шалава, это будет слишком подозрительно, нужно что-то другое… В идеале мне вообще не светиться. И тут прям осенило! Паша! Всегда ведь в запасе есть Паша — двадцативосьмилетний бугай, ростом за два метра и весом за центнер. Раньше этот внушающий ужас добряк работал телохранителем у моего папаши, уж не знаю, что там за терки у них возникли, но Паша не продержался у отца и пары месяцев. И почему-то до сих пор летает с одной работы на другую, нигде надолго не задерживаясь, так что ему всегда нужны деньги. Отличный вариант.

<tab>Выхожу в коридор, сразу набираю номер:

— Паш, здоров, это Влад Соболев, у меня для тебя есть дело небольшое, ты сегодня как, свободен?

— О-о-о, какие люди, привет, Влад. Теперь свободен. — Грустный вздох. — Меня вчера турнули с работы. Снова. Гады. Я ж пять дней отработал всего, даже не неделю… Вот что со мной не так? — Еще один вздох. — Ладно, извини, ты явно звонишь не мои проблемы выслушивать… Сегодня свободен. И завтра, и послезавтра… Как сопля в полете, блядь.

— Да не переживай, наладится. Слушай, у меня дело к тебе, на пять тысяч рублей. Нужно слегка припугнуть одну деваху, ничего серьезного, просто нужно на некоторое время вызвать у нее ненависть к мужикам, чтоб не лезла к кому не просят.

— Припугнуть… Да без проблем. Как найти ее?

— Подъезжай сейчас к институту, помнишь же, в какой дыре я учусь? Жди на выходе, я тебе на нее кивну, когда выйдем, дальше твоя работа. За деньгами позже заедешь, созвонимся.

— Нет проблем, Влад, всё будет.

<tab>Ну вот и чудненько, не будет Золушка к моему Ники больше приставать. Паша человек хороший, бить девушек не в его правилах, а вот припугнуть он может качественно. И хорошо, ни к чему Золушке синяки на лице, все-таки премьера на днях будет… Хотя за Ники можно было бы и уебать пару раз, чтоб неповадно было.

<tab>Захожу обратно в зал, нахожу глазами своего ангела, идет к своей сумке, достает телефон, видимо читает СМС, улыбается. Улыбается, сука, конечно, прочитал мое сообщение… Но это я знаю, что оно мое, а он? Ему кто-то написал про поцелуи, а он и рад, сволочь. Блин… Это клиника. Я серьезно сейчас его к себе же ревную? Черт, ну он же не знает, что это я, вот и нехуй улыбаться…

<tab>Нет, пора уже и про сообщения рассказать и вообще раскрывать чувства, иначе я скоро свихнусь.

========== часть V ==========

POV Никита

<tab>После того похода в кино и полученной СМС, я не мог заснуть почти до самого утра. В голову лезли мысли, что это сообщение должно что-то значить, что не мог Влад это написать просто так, но потом разум ставил эти мысли на место, объяснял им, дурным, что Владу просто было скучно, что он решил подшутить надо мной. Заснул я только под утро, четко для себя решив, что это ничего не значит. Только вот подсознание, видимо, мое мнение не разделяло, иначе как объяснить, почему мне приснился ТАКОЙ сон? Нет, я, конечно, не первый раз видел, так скажем, не совсем детский сон. Но не с участием друга же? Не с участием Влада.

<tab>Снился тот самый кинотеатр, моя рука на его ноге, и взгляд, долгий, цепкий, глаза в глаза. Потом Влад тянется ко мне и мои губы накрывает нежный поцелуй. Во сне он целовался офигенно, хотя что взять со сна, в нем и я, практически неопытный, становлюсь царем и богом поцелуев. Когда поцелуй заканчивается, Влад переходит на скулу, касается ее губами практически невесомо, продвигается дальше, слегка посасывает мочку уха, потом переходит к шее, целует ее, облизывает, медленно, нежно. А рука в это время находит мою ширинку и беззастенчиво расстегивает замок, нагло продвигается дальше, пробирается под ткань боксеров. Для меня становится неожиданностью осознание, что я совсем не против того, что сейчас происходит, не против именно с ним, более того, я хочу продолжения. И мое желание сразу исполняется, Влад, продолжая целовать мою шею и плечи, рукой обхватывает мой член и начинает ласкать его, двигая рукой с каждым разом увереннее, быстрее, я слышу его сбившееся дыхание и шепот в самое ухо «Ники, Ники, Ники»… Движения стали доставлять нестерпимое удовольствие, у меня и мысли нет сдерживаться, и я двигаюсь на встречу его ладони, еще, еще, и через несколько толчков кончаю… В этот момент он посмотрел мне в глаза и на весь кинотеатр начал громко петь: «Я просыпаюсь, я улыбаюсь, я вижу небо…»

<tab>Черт, дурацкий будильник! Я вскакиваю на кровати, отключаю будильник и меня просто сносит волна осознания: я кончил, кончил во сне, во сне, в котором видел друга. Во сне я не кончал никогда, что бы мне не снилось, хоть порево-идеал, ни-ког-да. Приплыли. Все мысли из головы разом улетучились и на какое-то время я впал в ступор… Пока не дошло, что надо срочно вставать и бежать в душевую, пока соседи по комнате не проснулись и не заметили того, чего бы им замечать не стоило. Осталось теперь как-нибудь без палева добраться до душа. В общаге, без палева, ага.

<tab>А дальше началась вообще какая-то жесть, временами я вообще не понимал, какого черта происходит. Собравшись тем утром, в институт я выдвинулся только ко второй паре, на остановке привычно стоял Влад и, судя по тому, как он ёжился и потирал ладошки в легких перчатках, он довольно-таки замерз и мне сейчас явно влетит. Мне было неловко смотреть ему в глаза и за свое опоздание, и за этот странный сон. Если бы он узнал, что я кончил от сна с его участием, чувствую, закончилось бы или мое здоровье, или наша дружба, ну или наша дружба кончалась бы в то время, пока заканчивалось мое здоровье. Но с Владом сегодня тоже явно что-то не то, он не орет за опоздание, не отчитывает, улыбается мило, слушает какой-то бред, что я несу, только бы избежать неловкого молчания. Слишком ярко еще помнится сон, слишком стыдно еще смотреть Владу в глаза. И тут он бац, поднимает руку и аккуратненько так берет и заправляет мне волосы за ухо… Отвернуться, не смотреть в глаза, они же у него в душу самую смотрят, он все поймет, сразу… И главное болтать, нести чушь, плевать что, отвлеки себя от ненужных мыслей.