Изменить стиль страницы

После трех дней унижения, когда я избитый и обессиленный сидел все в том же зале на цепи, не в силах восстановиться полностью без достаточного количества крови, я снова вызвал неудовольствие моего пленителя.

Кормить меня никто и не думал, а те объедки, что кидали мне демоны во время трапез, я подбирать не собирался. Я не собака! Мне даже воды нормальной не давали. Подсовывали палкой миску с мутным пойлом, напоминающим воду, в которой недавно мылись. И это мне, сыну Великого лорда, который не раз сидел за столом с самим правителем! Вот если бы мне кто-то дал нормальный кусок хлеба, пусть даже без мяса или сыра, я был бы благодарен. А еще мне страшно хотелось помыться, чтобы убрать с себя запах гниющих объедков, которые так и валялись рядом все дни моего заточения.

Вечером третьего дня Аран подошел слишком близко к раненному зверю, коим я был на тот момент, вот я и кинулся, собрав последние силы для броска. Жаль, что мне не удалось вцепиться в горло демону, куда я целился. В тот раз меня снова остановила его магия. Я буквально влип в стену, откинутый его силой, и потерял сознание, не успев даже приблизиться к ненавистному демону.

Очнулся я уже здесь, на нижнем дворе в свинарнике, прикованный длинной цепью за ногу к стене. Кандалы с рук исчезли, зато на щиколотке был надет антимагический наглухо запаянный браслет, к которому и крепилась цепь. Аран стоял рядом со мной, за перегородкой, отделяющей свиней от устланного песком и опилками двора. Заметив, что я очнулся, он просветил меня об изменениях в моей дальнейшей судьбе:

- Не знаешь, как вести себя в приличном обществе, значит, будешь сидеть здесь. Есть и пить можешь вместе со свиньями. Я не против. Если надоест сидеть в грязи, позади тебя есть лопата. Соберешь навоз и выкинешь его наружу, рабы подберут. И еще, нападать на свиней не рекомендую. Ошейник настроен так, что за подобные выходки ты будешь наказан болью. Умереть – не умрешь, но приятного мало.

Пока Аран это говорил, я заметил позади него взрослого демона, в котором легко угадывался отец этого гада. Лорд Дамдер ехидно улыбался, глядя на меня, придерживая при этом за плечи двух совсем юных демонов лет десяти, похожих друг на друга как две капли воды. Мальчишки разглядывали меня с интересом, а мне захотелось завыть от ненависти к демонам вообще и к семейству Дамдеров в частности, а еще высказать им все, что я думаю о рогатых тварях.

Может, я так и сделал бы, но стоило мне глубоко вздохнуть для того, чтобы разразиться гневной тирадой, как смрад нечищеного свинарника заставил меня поперхнуться. Слезы выступили из глаз, кашель драл горло, не давая нормально дышать, а эти сволочи просто ушли, посмеиваясь, оставив меня задыхаться в смраде среди десятка свиней.

Полгода! Целых полгода я просидел в этом свинарнике! Полгода, без нормальной еды. Есть из свиных корыт я не собирался ни в коем случае. Лучше сдохнуть от голода, чем такой позор.

Одежда моя давно пришла в негодность, но новой меня никто обеспечивать не собирался, как ванной и всеми остальными удобствами. Нога под браслетом была давно растерта в кровь. На нормальное лечение собственных сил не хватало, но это было не самым худшим. Визиты демонов, развлекающихся видом моих страданий – вот что было хуже всего.

Время от времени рядом со свинарником появлялся Аран, смотрел на меня и уходил, ничего не говоря. Надеялся, что я вот-вот сдохну? Зря. Я выживу. Выживу только для того, чтобы однажды вцепиться ему в глотку и почувствовать вкус его крови. Пять раз сюда приходил его отец, уже без своих малолетних ублюдков, но от этого было не легче. Если сын молча смотрел на меня, то этот рогатый урод молчать не собирался.

Он рассказывал мне, как мой отец ищет меня и сколько предлагает за мое освобождение. Ему было весело сообщать мне о том, что каждый раз отец получал отказ, а когда месяц назад, не выдержав, послал небольшой отряд, чтобы освободить меня из замка врага, где, по его мнению, меня держали, вампиров ожидал неприятный сюрприз в виде растерзанного до неузнаваемости тела. Моего тела! Тогда отряду дали уйти, унося с собой труп, а когда отец понял, что это был не я, и послал их на вторую вылазку, ему вернули их головы в подарочной коробке.

Все это демон рассказывал мне с превеликим удовольствием, а я едва сдерживался, чтобы не броситься на него. Увы, он точно знал, какой длины была моя цепь, и держался на таком расстоянии, чтобы я не мог его достать. Хитрая скотина!

Если бы вы знали, как мне было тяжело выносить все это, но все же я держался. Держался в первую очередь благодаря моему неизвестному благодетелю. Нет, кровью он меня больше не поил, видимо считая, что в этом нет необходимости, но зато он почти каждую ночь кормил меня, принося, либо свежее, теплое еще мясо с кровью, либо печень. Как и где ему удавалось доставать все это, для меня оставалось такой же загадкой, как и внешность самого благодетеля, однако именно благодаря этому благодетелю я был жив и мог нормально двигаться, а не ползать, как полудохлый червяк. Конечно, мясо и кровь убитого животного по питательности нельзя сравнить с кровью кого-либо из разумных рас, пусть даже забранной насильно, но это дало мне возможность жить дальше, дожидаясь исполнения мечты о мести.

Глава  2

Тихий шелест песка возле свинарника дал мне понять, что мой благодетель рядом. И вновь я его не вижу и не ощущаю, только слышу совсем рядом стук его сердца. Уже не такой испуганно-частый, как в наши первые встречи, но и не расслабленно-равнодушный. Рядом со мной буквально из воздуха материализуется миска с теплой печенью, кажется, на этот раз олень, а следом за ней рядом падает фляга, в которой плещется вода. Чистая родниковая вода.

Раньше, будучи лордом и занимая места за центральным столом, я не догадывался, насколько вкусной может быть простая вода. Мне казалось верхом изысканности добавлять в воду немного сухого белого вина, чтобы показать окружающим – я не плебей, пьющий простую воду, я лорд! Ах, как же я глуп был тогда и как наивен, несмотря на свой столетний возраст.

Когда я все съедаю и выпиваю, фляга и миска исчезают, так же, как и появились. Я уже был готов услышать удаляющийся стук сердца моего благодетеля, говорящий о его уходе, но вместо этого вдруг чувствую, как ошейник, до этого туго стягивающий мое горло, ослаб. Не успел я осознать этот факт, как рядом со мной упали металлические кусачки с алмазной пылю, магически нанесенной на режущую кромку. Такой инструмент разрежет любую цепь, а это значит…

От удивления у меня перехватывает дыхание, и я хватаю кусачки с жадностью изголодавшегося маньяка. Свобода! Она совсем близко!

- До утра ты должен быть далеко. На завтра назначена твоя казнь, - прорывается через храп спящих свиней тихий шепот и он исчезает, подарив мне надежду на спасение, а с ней и на месть.

- Спасибо. Я никогда этого не забуду, - шепчу я, но не знаю, слышал он меня или нет. В любом случае, я его должник, а я привык долги отдавать, какими бы они не были, так что рано или поздно я расплачусь с ним за все его благодеяния.

- Казнят, говоришь? Это мы еще посмотрим.

Первым делом снимаю ошейник. Расстегнуть его невозможно, все-таки тут магия высшего уровня использовалась, но традиционно их делают безразмерными, чтобы можно было надеть хоть на ребенка, хоть на дракона. Вот это меня и спасает. Я просто снимаю максимально расширившуюся ненавистную полоску из кожи и металла через голову, пользуясь тем, что мой благодетель убрал заклинание, стягивающее его на моем горле. Дальше все просто. Перерезав ножные кандалы (не без крови к сожалению, очень уж плотно они сидели на ноге), я выбрался из ненавистного вонючего свинарника. Думаете, я сразу же подался в бега? Как бы ни так. Я же говорил, что привык возвращать долги? А тут кое-кто был мне очень много должен. Жаль до папаши его добраться не смогу, этот рогатый гад здесь редкий гость, но уж на сыночке, виновнике моего унизительного положения, я отыграюсь, чего бы мне это не стоило!