Изменить стиль страницы

На протяжении следующего сезона СТАНДАРТ выступил еще несколько раз; на зимних концертах в ДК милиции духовую секцию группы усилил бывший коллега Гусева по АРГОНАВТАМ и БАРОККО Евгений Жданов, саксофон, вокал. Последние в тот период концерты СТАНДАРТА прошли в марте 1985-го в дискотечном зале Дворца Молодежи, где Николай Гусев представил программу «советских шейков, твистов и рок-н-роллов», состоявшую из песен Бабаджаняна, Островского и других песенников 60-х, включая непременную «Королеву красоты». Интересно, что на тех же концертах состоялся дебют Кости Кинчева в качестве нового вокалиста АЛИСЫ. Кроме них там выступали МАНУФАКТУРА и СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

Тем же летом СТРАННЫЕ ИГРЫ распались, а Гусев, Рахов и Кондрашкин собрали АВИА. Идея СТАНДАРТА была положена в долгий ящик, хотя году в 1987-м группа урезанным составом выступила под старым именем еще раз.

Весной 1993 года на сцене клуба «Осоавиахим» на пару песен Гусев присоединился к ДУБАМ-КОЛДУНАМ, которые в известном смысле продолжили дело СТАНДАРТА по извлечению на свет забытых шедевров советской эстрады. Иной взгляд на ту же тему представляет соло-альбом Гусева «Исправленному верить» (1997).

СТАРАТЕЛИ

Питерская группа начала 70-х, выбравшая своим творческим девизом фразу: «Ни слова по-русски, ни ноты по-советски!», СТАРАТЕЛИ одними из первых в городе начали отходить от танцевально-песенного формата, характерного для всей поп-сцены предыдущего десятилетия, привнеся в свою музыкальную палитру элементы современного джаза и психоделии, арт-рока и фьюжн, чем в значительной степени опередили свое время.

Основатель группы, Анатолий Миончинский (р. 14.12.46 в Ленинграде), начал заниматься музыкой еще в конце 50-х, поступив в музыкальную школу при Консерватории в Матвеевом переулке. Подростком он неизбежно увлекся едва только начавшим входить в моду джазом и с пятнадцати лет на слух снимал партии знаменитых джазменов, с трудом продираясь сквозь шумы и помехи, в окружении которых доходили до нас музыкальные программы «Голоса Америки» и других западных радиостанций. «Волна постоянно уплывала, поэтому иногда аккорды приходилось домысливать, руководствуясь логикой композиции». В начале 1962-го Анатолий собрал собственное джазовое комбо, с которым играл множество самостоятельно расписанных по нотам джазовых пьес.

Окончив музыкальную школу, он поступил в училище на Салтыкова-Щедрина, в класс Льва Болдырева, но, отучившись год, ушел: «Программа была рассчитана на четыре курса, и весь первый год отводился классике, а для меня это был пройденный этап».

В конце 1967-го Миончинского забрали в армию, где он познакомился с Женей Лешко, который к тому времени отслужил год и успел свести знакомство с саксофонистом Александром Сергеевым. Сергеев был из профессорской семьи (его родители преподавали в Консерватории), имел музыкальное образование и превосходно разбирался в современной западной музыке: уже тогда он интересовался творчеством Джона Колтрейна и на слух исполнял его соло из записей с оркестром Диззи Гиллеспи! Именно Сергеев заразил Лешко (а через него и Миончинского) интересом к джаз-року и вообще к тогдашней черной музыке, что по тем временам было довольно нетипично.

После демобилизации Лешко уехал в Нарву, где женился, работал на заводе и играл на танцах с организованной при заводе группой, а Миончинский вернулся из армии осенью 1969-го и сразу же взялся собирать группу, которая получила имя СТАРАТЕЛИ: Анатолий Миончинский, клавишные, Александр Егоров, гитара, Юрий Морозов (тезка знаменитого позднее звукорежиссера), бас, и Виктор Павлов (р. 24.02.47 в Ленинграде), барабаны.

СТАРАТЕЛИ дебютировали весной 1970 года. Почти сразу же состав группы усилил саксофонист Владимир Фомин, и она начала играть на танцах в Вырице, где музыкантам нередко приходилось до утра отсиживаться за сценой, пережидая атаки местных гопников (которые требовали от них танцевальных ритмов, а не какого-то там джаз-рока). В одну из таких тревожных ночей СТАРАТЕЛИ познакомились с регулярно игравшими в том же клубе ПРИШЕЛЬЦАМИ.

Репертуар группы действительно не очень подходил для танцев и включал много номеров Джими Хендрикса и EMERSON, LAKE & PALMER; кроме того, они играли кое-что еще из текущей англо-американской рок-музыки, джазовые инструментальные пьесы, босса-новы и даже несколько вещей собственного сочинения (как правило, тоже инструментальных).

Следующие два сезона (1970/71 и 1971/72) СТАРАТЕЛИ работали на танцах в поселке Дружная Горка около Сиверской. Там народ тоже был своеобразный: после войны в лесах оставалось много боеспособного оружия как советского, так и германского производства. Хотя черных следопытов в то время пока не было, молодежь вовсю забавлялась с оружием, и на танцах в клубе нет-нет да и грохотали выстрелы, напоминая сцены из вестернов.

Состав группы постепенно менялся: осенью 1970 года, по настоянию Миончинского, в Питер вернулся Евгений Лешко (р. 17.08.45 в Ленинграде), бас, гитара, саксофон, вокал. Он сменил Юру Морозова, который тяготился исполняемой музыкой, предпочитая играть «Алешкину любовь» или другие эстрадные хиты.

В ноябре 1972-го, когда СТАРАТЕЛИ перебрались в совхозный клуб поселка им. Тельмана под Колпино, ушел и Егоров. Его место занял куда более техничный и опытный Михаил Кондратьев, который был одним из основателей знаменитой в 70-е группы ПОСТ. В этот период в программе СТАРАТЕЛЕЙ стало появляться все больше хард-рока: по несколько песен LED ZEPPELIN, GRAND FUNK, BLACK SABBATH, «Fools» DEEP PURPLE и т. д. Фомин, которому в этой музыке делать было особенно нечего, к осени 1973-го ушел, а оставшиеся саксофонные партии исполнял Лешко.

Наконец в декабре 1973 года, когда СТАРАТЕЛИ базировались в Павлово-на-Неве, их покинул и сам Миончинский: следующие полгода он отыграл в ДК «Мир» с ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ ОРКЕСТРОМ Виктора Мосенкова, откуда перебрался в ПОСТ, сменив там Костю Плешака (экс-МЕТРОНОМ).

Новым участником СТАРАТЕЛЕЙ стал поющий клавишник Владимир Савинок из группы РАССВЕТ (гитаристом которой в то время был знаменитый впоследствии РОССИЯНИН Жора Ордановский), а следующей точкой приложения сил – бывшая церковь в Орлине, где СТАРАТЕЛИ репетировали и играли на танцах до весны 1974-го, получая на всех по двенадцать рублей за вечер.

Савинок вспоминал, как изумлялась публика, когда группа играла по нотам джаз-роковые номера Билли Кобэма или «No No No» DEEP PURPLE. Они даже подумывали о том, чтобы сменить название – СТАРАТЕЛИ были все-таки группой Миончинского, – и некоторое время называли себя ВЕРЕТЕНО (у Лешко была одноименная инструментальная пьеса), хотя за пару месяцев до этого в Питере еще выступало другое ВЕРЕТЕНО, которое организовали бывшие МИРЯНЕ Гена Латышев, Борис Никифоров и Володя Сафронов (экс-БРАМИНЫ, НАУТИЛУС и т. д.). Помимо Орлина это ВЕРЕТЕНО пару раз выступало на сэйшенах в кафе «Эврика» на Охте, в частности, вместе с группами АКВАРИУМ и ГЕНЕРАЛ-БАС.

В апреле 1974-го обломки СТАРАТЕЛЕЙ решили объединиться с группой из Гатчины OCEAN, и следующие полгода, меняясь инструментами, играли на пригородных танцплощадках под вывеской ОРИЕНТАЛЬ. В том же ноябре они воссоединились с Миончинским в джаз-рок– оркестре (там играли шесть духовиков!) ОБЕРТОН, весной 1975-го завоевали I место на официальном фестивале самодеятельности трудящихся «Весенний ключ», проходившем в ДК им. Газа, а летом распались.

Миончинский с частью духовиков вернулся в ПОСТ, а позднее играл с певцом Золтаном Локкером, в оркестре Анатолия Кролла «Современник» и т. д., Лешко и Кондратьев работали в кафе «Белые ночи», а Савинка позвал в свою группу экс-гитарист БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА Володя Сафронов. Записей группы не сохранилось.

СТАТУС

Сверкнувшая своим мелодичным хард-роком на излете 80-х питерская группа с весьма подходившим ей названием СТАТУС стала своего рода возвращением к рок-н-ролльным корням для участников ЛИРЫ, с середины 60-х и до начала 70-х одной из самых популярных рок-групп города, а позднее – одного из бесчисленных отечественных ВИА, колесивших по всей стране с подвергнутым жесткой идеологической цензуре репертуаром.