В «Астории» тогда работал оркестр Чиаурели, но летом все оркестранты разъезжались в отпуска, и СКОМОРОХОВ взяли на их место. К тому времени с группой распрощался Шеферсон, которого настигла повестка из военкомата; за клавишные взялся Дмитрий Голосов, который вместе с Рывкиным осваивал в музучилище скрипку. На барабанах поочередно играли Тетерев и Толик Рывкин. Разумеется, в ресторане СКОМОРОХИ звучали гораздо тише, нежели в клубах, да и репертуар им пришлось изрядно подкорректировать: разучить эстраду, цыганщину и прочий кабацкий ассортимент, но публика принимала их весьма горячо, и по окончании летних каникул администрация предложила группе остаться.

Осенью СКОМОРОХИ играли в «Астории» поочередно с «паросиловым» (как они его называли) оркестром Чиаурели, но их энтузиазм начал убывать. Кабак потихоньку затягивал; к тому же еще оставшихся на гражданке музыкантов продолжала доставать армия: в ноябре повестку получил Толик Рывкин. Они решили уйти из «Астории», но Старостин предпочел остаться в ресторане, и после полугода редких репетиций весной 1971 года СКОМОРОХИ распались.

Рафаил Рывкин по окончании музучилища играл на скрипке в Малом оперном театре. Анатолий Рывкин в середине 70-х барабанил в САВОЯРАХ. Старостин из «Астории» ушел в «Чайку», а потом затерялся в ресторанной карусели. Тетерев играл с обломками САДКО и в ресторанах, но потом тоже пропал из виду. Остальные СКОМОРОХИ нашли себя в иных сферах: Фонарев, окончив книготорговое училище, позднее возглавлял «Дом книги»; Шеферсон работал парикмахером; Соловьев занимался наукой.

СКОРАЯ ПОМОЩЬ

Одна из наиболее популярных и, безусловно, самая успешная металлическая группа питерского рока, СКОРАЯ ПОМОЩЬ, много гастролировала по стране и в Европе, записала несколько крепких альбомов, большая часть которых вышла на виниле и компакт-дисках, а многие из ее участников активно работают в музыке и поныне.

СКОРАЯ ПОМОЩЬ была организована в 1980 году. В ее первоначальный состав вошли Александр Сечкин, клавишные и гитара, Валерий Рощин, гитара, Александр Федоров, бас, и Андрей Ткаченко, барабаны. Они полулегально базировались в клубе при литейном цехе Станкостроительного объединения им. Свердлова. Пропусков на это режимное предприятие у музыкантов не было, поэтому для того, чтобы попасть к себе на репетицию, им всякий раз приходилось лазать через забор! Название группы родилось практически сразу: даже на самых ранних ее фотографиях можно различить логотип «03».

Группа представляла самодеятельность литейного цеха на различных заводских мероприятиях, что давало ей возможность спокойно репетировать и пробовать силы в сочинении собственных песен. К 1981 году СКОРАЯ ПОМОЩЬ стала официальным ВИА объединения и переехала в его центральный клуб на Арсенальной набережной.

Отрабатывать за это концертами группе пришлось куда больше, но это имело и свои плюсы, ибо позволило приобрести опыт выступлений и даже получать за это деньги, которые, как было принято у большинства групп, целиком уходили на покупку аппаратуры. Параллельно с утвержденной программой СКОРАЯ ПОМОЩЬ осторожно обкатывала свои произведения. К этому моменту ее состав несколько изменился: место Рощина занял гитарист Александр Базунов, а к микрофону встал Георгий «Гога» Авакян. Стилистически музыка группы в этот период тяготела к тяжелому арт-року в манере популярных RUSH.

К концу 1982-го в клубе поменялось руководство. Новый директор молодежные ансамбли не любил, зато очень любил сдавать свои помещения в аренду – как следствие, СКОРАЯ ПОМОЩЬ лишилась репетиционной базы и трех пятых состава, поскольку ее покинули Ткаченко (ушел в ФОРМУЛУ А), Базунов (позже вместе с Ткаченко в БЕСПОЛЕЗНЫХ СОВЕТАХ) и Авакян (пропал из виду).

Тем не менее в начале 1983 года Федоров и Сечкин собрали новый состав. Место гитариста занял Валерий Петров, который учился с Федоровым в одной группе джазового училища в пер. Гривцова, а на пост барабанщика был зачислен Владимир Ладынин, имевший неплохую ударную установку под «Ludwig». В этой форме СКОРАЯ ПОМОЩЬ в домашних условиях сделала свою первую демозапись песен «Замученный Змей» и «Голова моя – темный фонарь» (на стихи Сергея Есенина). Условия работы определили характер звучания: дома записывать можно было главным образом акустические инструменты – из электрических были только гитара и пианино, пропущенное через приставку «fuzz»! Вместо ударных использовались специально подобранные рюмки и стаканы. Вокальные партии по их просьбе напел Игорь Семенов, который после распада ПУЛЬСА репетировал с ФОРМУЛОЙ А и искал музыкантов для будущего РОК-ШТАТА.

Весной 1983 года из армии вернулся Алексей «Краб» Поляков, до этого игравший в одной группе с Валерой Петровым. Он-то и стал новым певцом СКОРОЙ ПОМОЩИ, переписав материал, зафиксированный на пленке еще с Семеновым. Составом: Поляков, Петров, Федоров, Сечкин, Ладынин они наконец завершили свой одноименный дебютный магнитоальбом. Запись была сделана популярным тогда методом многократного наложения с помощью двух магнитофонов «Астра-209». Вскоре после завершения работы Саша Сечкин получил повестку и отправился в армию, а Ладынин пропал из виду.

Некоторое время Поляков, Петров и Федоров репетировали, регулярно меняя барабанщиков, в числе которых промелькнули и Борис Шавейников из ПУЛЬСА и РОК-ШТАТА, и Владимир Езерский, запомнившийся тем, что занимался по классической барабанной школе, и игравший все и со всеми многостаночник Игорь Черидник. К этому моменту СКОРАЯ ПОМОЩЬ нашла новое пристанище в клубе бумажной фабрики № 1 им. Горького на Уральской улице, куда группу любезно пригласил директор клуба А. Сахаров, который и позже оказывал ей всяческое содействие.

К 1985 году стиль группы сместился от арт-рока в сторону тяжелого рок-н-ролла а ля AC/DC, а ее популярность начала неуклонно расти. СКОРАЯ ПОМОЩЬ даже устроила в клубе серию шумных концертов, на одном из которых музыканты выступали в париках! Весной 1986-го они вступили в Рок-клуб и, поскольку на тот момент у СКОРОЙ ПОМОЩИ опять не оказалось барабанщика, ей помогал Черидник, уже приглашенный в ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ и АУКЦИОН. Позже Игорь играл с группой еще пару раз – пока не нашелся устроивший ее Алексей Осокин.

В середине 1986 года в СКОРУЮ ПОМОЩЬ был приглашен второй гитарист, Александр Борисов – чтобы по моде тех лет играть в две гитары, как JUDAS PRIEST или UFO. Его чем-то не устраивала техника Осокина и, по настоянию Борисова, за барабанами появился Александр Рагазанов (экс-НОКАУТ, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ и т. п.). Это, в свою очередь, не понравилось Петрову, который ушел и вместе с Осокиным организовал СЕЙФ, поэтому на дебютном концерте в Рок-клубе 21 ноября 1986 года вместе с ЭДС и НОКАУТОМ группа выступала вчетвером. В декабре та же компания плюс ИЗОЛЯТОР устроила металлический шабаш в клубе поселка Юкки. Петров вскоре вернулся, но стабильности в группе так и не было.

В следующем марте они приняли участие в телевизионном конкурсе молодых дарований, который состоялся во Дворце Молодежи, и собрал на одной сцене пестрый букет исполнителей – от доморощенной эстрады до металла, новой волны и панк-рока; именно там, кстати, широкая аудитория могла впервые лицезреть DDT и НОМ. СКОРАЯ ПОМОЩЬ тоже удостоилась звания лауреатов, но никаких дивидендов ей оно не принесло.

С весны 1987-го СКОРАЯ ПОМОЩЬ начала активно играть по всему городу, в т. ч. во Дворце Молодежи. Борисов в апреле ушел к ФРОНТАМ, а вслед за ним был уволен и Рагазанов, который тут же всплыл в КОЛЛОКВИУМЕ. Лето со СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ отыграл старый знакомый Шавейников, но в сентябре Игорь Семенов позвал его в очередную версию РОК-ШТАТА, и стул барабанщика в который раз освободился.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 3 i_043.jpg

СКОРАЯ ПОМОЩЬ

Фото: архив А. Федорова

Проблему удалось решить лишь в ноябре, когда Саша Федоров познакомился с бывшим директором НОКАУТА Олегом Ахмеровым, который после распада группы оказался без работы. В то время он и бывший барабанщик НОКАУТА Евгений Павлов (экс-ТЕЛЕ У, РОССИЯНЕ, БАРОККО) сотрудничали с группой М.А.Т., но в душе предпочитали фолк-року настоящий металл. СКОРАЯ ПОМОЩЬ дала обоим прекрасный шанс проявить свои таланты. Наконец, в том же декабре к ним присоединился экс-гитарист ЛЕГИОНА Сергей Титов, и внутренний баланс был найден. «Я просто не мог в это поверить, – вспоминает Титов, – потому что сам когда-то снимал с петель двери фабричного клуба, чтобы прорваться на концерт СКОРОЙ ПОМОЩИ!»