Изменить стиль страницы

Зимой 1998 года Агеев-Алешин получил отпуск, ввиду чего была устроена запись на студии «Нева» Михаила Кольчугина. Ее итогом стал дебютный мини-альбом из пяти песен, получивший вызывающее название «Дефлорация». Он был издан крохотным тиражом в сотню копий и быстро разлетелся по городу. Появление Мамонова повлияло не только на поэтический язык группы, но и на ее имидж: PROTOZOA начали активно использовать на сцене маски, агрессивный макияж, костюмы и всевозможную бутафорию, тяготея при этом не столько к глэму, сколько к нарочито брутальному гиньолю.

Отслужив два года, Андрей вернулся в ряды повзрослевшей группы. «Когда я вернулся, у ребят было много материала, больше, чем когда я приезжал в отпуск. У меня тоже была масса идей, но кое-что изменилось: у группы появился собственный имидж и манера игры, я уже не мог быть лидером, как раньше, – теперь мне предстояло вписаться в новых PROTOZOA!» В сентябре 1999 года они выступили на фестивале «Поющий Невский» и легко заняли первое место в номинации «Рок-группа».

В начале 2000-го на студии «Сигнал» PROTOZOA записали свой второй, на этот раз полнометражный альбом «Компромат» (звук: Алексей Рацен), в который вошло восемь песен; одна из них, «В горах», была написана на стихи Иосифа Бродского. К работе над альбомом были привлечены и другие музыканты: Таня Яценко и Настя Загорская (бэк-вокал), а также Даниил Прокопьев (перкуссия) из ACKEE WARRIORS; DJ Даня Гагарин добавил кое-где модного скрэтча.

Вскоре послужной список группы начали быстро заполнять новые записи. В марте 2000 года PROTOZOA удачно выступили в МДСТ на фестивале в честь 55-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне; в апреле были приглашены на четвертый S.K.I.F.; в мае взяли приз зрительских симпатий на фестивале «Балтийский берег» в Сосновом Бору. Кроме того, они выступали в Выборге, Новгороде и Киришах (фестиваль «Jump!»). В это время группу менеджировала журналистка Елена Вишня.

Материал альбома «Компромат» стал основой саундтрека к документальной ленте «В горах с тобой», который сняла жена Игоря Мамонова Сарра Ансон на Петербургской студии документальных фильмов. Мамонов: «Мы там не играли, мы были самими собой».

Приобщению к творчеству PROTOZOA широких народных масс способствовали их выступления на масштабных open air фестивалях: питерских «Окна Открой!» (июнь) и московском «Нашествии» (август) летом 2001-го. Новые песни и новый имидж удачно дополнили друг друга и помогли группе остаться в памяти даже тех, кто никогда не слышал их до этого. В октябре группа сыграла большой сольный концерт в клубе «Молоко» и на время ушла в тень, чтобы разрешить накопившиеся за эти годы внутренние проблемы.

Это, впрочем, не помешало PROTOZOA следующей весной сыграть на разогреве у матерых RAMMSTEIN на заполненном до отказа стадионе «Петровский». Тем не менее персональный вопрос пока не был снят и до конца года о группе не было слышно почти ничего. За это время на своей точке в Колпине они построили домашнюю студию и, снова пригласив за пульт Рацена, попытались самостоятельно записать новый материал. К сожалению, результат записи не удовлетворил ни музыкантов, ни звукорежиссера, и этот процесс пришлось прекратить.

Пока группа находилась в законсервированном состоянии, деятельный Мамонов принял приглашение стать певцом известной альтернативной группы SCANG, у которой тоже возникли кадровые проблемы. Он принял активное участие в работе над альбомом SCANG «Шум в голове» (2003) и отметился на множестве фестивалей, в т. ч. вторых «Окнах Открой!». Помимо того Игорь записывался с DUBSINTHE, дочерним электронно-акустическим проектом SCANG.

Осенью 2002 года внутренний конфликт в группе завершился уходом из PROTOZOA барабанщика Виталия Рудикова, который с тех пор иногда мелькал на клубной сцене с другими исполнителями. На его место в PROTOZOA был приглашен не слишком известный, но достаточно техничный Андрей Андрианов из колпинской поп-рок-группы МИДЖИ. Он дебютировал в новой роли во время кинофестиваля «Чистые грезы» (ноябрь 2003-го) в ЛДМ.

11 января 2004 года в клубе «Орландина» на концерте со СКАФАНДРОМ участники PROTOZOA представили целиком новую программу и абсолютно новый имидж. В апреле на своей репетиционной базе они за сорок часов непрерывной работы сделали демозапись свежего материала, которую сами издали ограниченным тиражом под названием «Protozoa» для информационных целей.

За время вынужденного затворничества группа не растеряла свою аудиторию, поэтому вскоре концерты PROTOZOA снова стали собирать залы, а сами они были приглашены на оба этапа очередного рок-фестиваля «Окна Открой!» на стадионе им. Кирова. В сентябре 2004-го компания «Кап-Кан» переиздала на компакт-дисках альбомы «Дефлорация» и «Компромат». В то же время с ними начал плотно сотрудничать звукорежиссер студии «АнТроп» Дмитрий Атаулин.

Активизация PROTOZOA повлекла за собой новые события. После очередного «Scang Fest» (декабрь 2004-го), где Мамонов пел с двумя группами, он решил расстаться со SCANG, которые в марте 2005 года уже представили публике нового вокалиста. Летом PROTOZOA опять играли на «Окнах» и продолжала работать над новым студийным материалом. Он был издан «Кап-Кан Рекордз» 1 октября 2005-го под названием «Ты не можешь говорить?» и вызвал горячий интерес у ценителей современной тяжелой музыки. Альбом был записан в Питере, однако его сведением и мастерингом занимался финский звукорежиссер Микко Херранен, известный по работе с такими звездами северного рока, как APOCALYPTICA и WALTARI.

• Дискография:

Дефлорация (1998); Компромат (2000); Protozoa (2004); Ты не можешь говорить? (2005)

ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК

Хотя сегодня о них вспоминают главным образом как о группе, которая в том или ином смысле послужила отправной точкой для создания легендарного ЗООПАРКА, на самом деле ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК заслуживал внимания и сам по себе.

Группа появилась на свет в октябре 1978-го в ЦБП, Институте целлюлозно-бумажной промышленности, где ее будущие участники учились на инженеров. Инициативу по созданию группы проявил Александр Храбунов (р. 30.09.59 в Ленинграде), гитара и вокал, еще до института игравший на танцах и свадьбах со своей школьной группой. Вторым стал Николай Алексеев (бас, вокал), и, наконец, классическое пауэр-трио дополнил приехавший из Петрозаводска барабанщик Андрей Данилов. Идею названия им подал вышедший чуть раньше в том же году в издательстве «Художественная литература» томик американского писателя Курта Воннегута «Бойня номер пять», в который среди прочих вошел роман «Завтрак для чемпионов», продолжение названия которого, «Прощай, черный понедельник» и стало именем новой группы.

Начинал ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК с прямолинейного и жесткого хард-рока, слегка напоминая появившихся почти одновременно и еще никому не известных в Советском Союзе MOTORHEAD, а вскоре, как и Ленни со товарищи, открыв для себя чистую энергию и выразительный лаконизм панк-рока, решил примерить на себя новую музыкальную формулу. Они играли как собственный материал, так и несколько кавер-версий, как правило, радикально переделанных ими в соответствии с избранным стилем (так, битловская «Help» стала звучать как если бы ее исполнили SEX PISTOLS, а «Поворот» МАШИНЫ ВРЕМЕНИ неожиданно был сыгран в рэггей).

Группа давала нечастые концерты, главным образом на институтских вечерах и т. п., записала демоленту со своим материалом, а осенью 1980-го на нее, через Михаила «Фана» Васильева, который в 1976-м служил в армии вместе с Даниловым, вышел Майк Науменко, который искал музыкантов для своей группы ЗООПАРК. Хотя ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК играл не особо близкую к идеалам Майка музыку, его дилановские блюзы в соединении с их нарочито грязным и тяжелым звуком дали превосходный результат – фактически это был гаражный ритм-энд-блюз 60-х в чистом виде. Оказалось, что Алексеев, который в то время уже распределился в Гатчину, принимать активное участие в новой группе не может, и тогда его место в ЗООПАРКЕ занял Илья Куликов из еще одной студенческой группы МАКИ.