Изменить стиль страницы

Достаточно было одного взгляда на этот древний обломок кости, чтобы в уме Дарта мелькнула невероятная догадка. Его мысль лихорадочно заработала. Нет, это не череп древнего павиана. Слишком велик объем черепной полости. Кроме того, отсутствуют наиболее характерные признаки как современных, так и ископаемых павианов — выдающаяся вперед нижняя челюсть и огромные клыки. Эта челюсть гораздо меньше, и лицевая плоскость более вертикальна — совсем как у человекообразных обезьян. Но человекообразные обезьяны обитают в тропических лесах, а в Южной Африке таких лесов нет — и не было уже более ста миллионов лет. Когда же Дарт внимательнее изучил свою находку, он обнаружил, что зубы, скорее, походят на зубы человека, чем на зубы человекообразной обезьяны. К тому же положение большого затылочного отверстия в основании черепа, через которое спинной мозг соединяется с головным, указывало, что существо это имело прямую осанку. Неужели человек? Нет, не может быть. Слишком мал его мозг, слишком оно примитивно. Так значит, предшественник человека, звено между ним и его обезьяньим прошлым? Собравшись с духом, Дарт объявил миру, что он нашел гоминида — предка человека, который еще не был настоящим человеком. Он дал ему название Australopithecus africanus — "южная африканская человекообразная обезьяна".

И вновь первый отклик ученого мира был очень скептическим. Эта постоянная подозрительность может показаться странной. Ведь антропологи посвящают жизнь поискам окаменелостей, все более древних, все более близких к человекообразной обезьяне. Так почему же они с таким недоверием относятся к новым находкам? Причин для этого много. Например, частые ложные тревоги. Если бы здесь перечислить все случаи, когда и любители и специалисты ошибочно определяли окаменелость как кость гоминида, эта книга стала бы намного больше. Известны и случаи сознательной подделки.

Наиболее знаменита история с "пилтдаунским человеком", когда в Англии кто-то — по-видимому, молодой, склонный к мистификациям антрополог — подбросил на место раскопок череп современного человека, которому с помощью красящего состава был придан темный древний вид, и челюсть человекообразной обезьяны с зубами, подпиленными так, что они напоминали человеческие. Эти "окаменелости" обнаружил палеонтолог-любитель Чарлз Доусон, и трудно поверить, насколько они в течение десятков лет препятствовали развитию антропологической мысли. Из пилтдаунской "находки" следовало, что древние люди обладали большим мозгом, хотя лица их еще сохраняли сходство с обезьяньими, — идея эта льстила человеческому тщеславию, так как подчеркивала исключительные качества человеческого интеллекта. Окаменелость же Дарта этому тщеславию не льстила вовсе, так как указывала на нечто совершенно обратное: лицо и зубы были почти совсем человеческими, когда мозг еще оставался очень маленьким.

Австралопитек совсем было завяз в этой трясине научных сомнений. Роберт Брум, друг Дарта, решил вытащить его оттуда: в почтенном английском научном журнале Nature он объявил, что Дарт совершенно прав, и отправился на поиски новых окаменелостей этого типа. Усилия Брума увенчались успехом. И не только его одного — в Южной Африке только в пяти местах были обнаружены буквально сотни костей австралопитеков. Этих фрагментов набралось столько, что даже можно было выдвинуть гипотезу о существовании австралопитеков двух типов: "массивного" — с тяжелой челюстью и очень крупными коренными зубами и более мелкого "изящного" — с коренными зубами поменьше.

Тем не менее ученые других стран еще долго игнорировали эти находки отчасти потому, что Дарта не знали в палеоантропологических сферах, ярчайшие звезды которых сияли в Англии, Франции и Германии, а отчасти потому, что мозг этих ископаемых существ был недостаточно велик. Быть может, австралопитек — всего лишь шимпанзе-урод?

Эти находки ставили еще одну проблему. Они не покоились в определенном пласте, который подсказал бы их возраст, их обнаруживали среди обломков, вырванных взрывчаткой из толщи камней и песка, отвердевшей в настоящий бетон. Точно определить их возраст было невозможно. Даже найденные вместе с ними другие окаменевшие остатки не могли помочь, так как все они принадлежали вымершим животным и Бруму не с чем было их сравнивать. Осмелившись на дерзкую догадку, он объявил, что австралопитек жил, по-видимому, около двух миллионов лет назад.

Новый взрыв насмешек. Чтобы прямоходящий предок человека с мозгом чуть больше, чем у шимпанзе, резвился в Южной Африке два миллиона лет назад?! В это просто было невозможно поверить. Началась и кончилась вторая мировая война, а австралопитек все еще пребывал в безвестности.

Положение изменилось только в 1959 году. Произошло это благодаря усилиям супругов Лики, Луиса и Мэри, антропологов, которые много лет посвятили исследованиям в Восточной Африке — исследованиям, пожалуй, самым упорным и долгое время самым неблагодарным в истории антропологии.

Луис работал в музее в Найроби (Кения), но почти все отпуска проводил в ущелье Олдувай — узкой долине пересохшей реки на севере Танзании. Место это было давно известно как богатый источник окаменевших остатков различных животных. Однако супругов Лики привлекали туда главным образом чрезвычайно примитивные каменные орудия, которые были вкраплены в изъеденные эрозией обрывы, а то и лежали прямо на поверхности земли.

С некоторыми перерывами Лики вели работу в Олдувае на протяжении 28 лет. У них не было денег. Ущелье днем напоминало раскаленную печь. Вначале поездка из Найроби и обратно по невероятно тяжелой дороге отнимала у них несколько дней. Мало-помалу с помощью других специалистов они во всех подробностях узнали геологическую историю Олдувая, запечатленную в слоях осадочных и вулканических пород, которые обнажила давно исчезнувшая река, разрезав их по вертикали, точно слоеный пирог. За долгие годы Лики собрали в Олдувае огромное количество окаменелостей, определив и классифицировав несколько сотен видов, в том числе ряд вымерших, среди которых оказались неизвестные науке. Но, не считая двух мелких фрагментов черепа и двух зубов, по их мнению принадлежавших гоминиду, никаких следов человека Лики не обнаружили. Только эти дразнящие каменные орудия. Кто их сделал?

Как-то под вечер Луис с высокой температурой лежал в палатке. Его жена, дорожа каждой минутой, которую им оставалось провести в Олдувае, отправилась напоследок еще раз оглядеть ущелье. Солнце клонилось к закату, и его лучи высветили небольшой выступ в самом нижнем слое ущелья. Эта была часть лицевых костей гоминида с большими коричневыми зубами.

Недостающее звено img001fff1.jpg

Семейство «люди» — от человекообразной обезьяны до человека за 14 миллионов лет

RAMAPITHECUS

Известное нам только по нескольким зубам и фрагментам челюсти, возраст которых определяется в 9-14 миллионов лет, это обезьяноподобное существо считается прямым предком человека. Было ли оно прямоходящим, установить пока невозможно.

AUSTRALOPITHECUS AFRICANUS/ HABILIS

Остатки этого австралопитека обнаружены как в Восточной, так и в Южной Африке, он считается непосредственным предком человека. Он был прямоходящим, пользовался орудиями, и его мозг с течением времени развивался и увеличивался. Австралопитек этого типа, живший менее двух миллионов лет назад, получил название habilis — «умелый», и некоторые специалисты считают, что он уже был настоящим человеком.

AUSTRALOPITHECUS BOISEI

Крупнейший из австралопитековых, австралопитек бойсеи, питался растительной пищей. Остатки его найдены в Восточной Африке. В какой мере его можно считать прямоходящим, неизвестно. Предком человека он не был и вымер около миллиона лет назад.